home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Жемчужина в консервной банке

Около таможенных стоек они попрощались. Алиса знала, что дальше — запретная зона, “табу”. Их не должны видеть вместе, потому что, как много раз объяснял ей, взбаломошной и ревнивой, Владимир Генрихович, появится повод для пересудов и сплетен, а им это ни к чему. Ему — поскольку наверянка найдутся доброжелатели, желающие ему быстрой “кончины” в качестве директора столичного супермаркета, ей — для дальнейшей “карьеры” в личной жизни. Те же доброжелатели нашепчут на ушко ее будущим мужьям и любовникам: Алисочка-то в подружках у Калюжного ходила. Такой роман, такой роман! Феерия плоти! Но на самом деле, все это так — для отмаза, для глупой и красивой девчонки. Владимир Генрихович не боялся сплетен и знал, что директором “супермаркета” он будет до тех пор, пока этого хочет его криминальная “крыша”. Авторитетам стоит только пальцем шевельнуть… И никакие деньги тут не помогут. А про любовницу они наверняка знают. Знают, посмеиваются, обсуждают, сидя где-нибудь в шикарной сауне с проститутками. Впрочем, ему все равно — пускай обсуждают! Кто еще вперед слетит? Вот в чем вопрос. Он — профи, а они… дерьмо! Просто Владимир Генрихович никогда не путал божий дар с яичницей. Любовница любовницей, работа работой. Сейчас, переступив границу таможенной зоны, он уже работал, и присутствие рядом женщины, которую постоянно хочешь, было ему ни к чему.

В зале прилета его поджидал водитель Юра. Он заулыбался, завидев Владимира Генриховича. Обменялись рукопожатиями.

— Здрасьте, как слетали?

— Ничего. Купил все, что хотел. Как там у нас? Представляешь, закрутился, даже позвонить некогда было.

— У нас… — Юра задумался, стоит ли сходу огорчать начальника, решил — нет. — Все хорошо у нас. С Евгением Викторовичем на рыбалку ездили.

Водителя в супермаркет они с замом специально наняли для того, чтобы иногда развлекаться без оглядки. Рабочий день у него был ненормированный. Одна из обязанностей Юры заключалась в том, что он должен был терпеливо дожидаться окончания банкетов и пикников, а потом развозить начальство по домам или куда оно пожелает. За это ему хорошо платили.

— Как рыбалка?

— Вот такие лещики, — Юра развел руки, показывая размер рыбы.

Владимир Генрихович рассмеялся.

— Такие только акулы в детстве бывают. Вас, рыбаков, могила исправит.

— Это точно, — улыбнулся водитель. — Домой?

— Надо еще товар получить.

— Много товару-то?

— На сто двадцать семь тысяч “баксов”. Не оставлять же его здесь!

— Ого! — Юра присвистнул.

— Я уже договорился, растаможку за полчаса сделаем.

Юра взял сумку Владимира Генриховича и направился к выходу.

Сергей Моисеев предстал перед ясные очи майора милиции в отставке Кулакова. Кулаков оглядел его с ног до головы, укоризненно покачал головой.

— Эге, парень-то у нас совсем безбашенный, как моя дочка говорит. И когда только все успевает: и продавщиц лупить, и сам получать? Где это тебя так причесали? — спросил Кулаков, глядя на расплывшиеся по лицу Моисеева синяки.

— Ничего страшного, Лев Дмитриевич. С хулиганами во дворе подрался. К девчонке моей пристали, — объяснил Сергей.

— М-да, видать, не навоевался. Ну-да, ладно, на проходной тебя никто видеть не будет. Начальству на глаза не попадайся, а то меня с утра уже Евгений Викторович спрашивал, как там наш герой, который за частную собственность, как за свою, вступился?

— Ничего, герой, — Сергей улыбнулся.

— Оно и видно. Значит так, служишь сутки через двое, как положено, с девяти утра. Твоя задача — следить за периметром забора и пропускать на территорию машины с грузом. Вся документация у тебя перед глазами. Могут быть и особые распоряжения, но о них после. Усек?

— Так точно. Только через трое суток положено, — заметил Сергей.

— На положено, сам знаешь что, — рассмеялся Кулаков и похлопал Сергея по плечу. — Принимай пост.

Сменщик сдал Сергею оружие, телевизор, объяснил правила прохождения машин на разгрузку, и Моисеев заступил на дежурство. Он сидел, тупо смотрел на мониторы и вспоминал вчерашний безумный вечер.

Очнулся он от того, что кто-то поднес к его носу ватку с нашатырным спиртом. Мотнул головой, открыл глаза, непонимающе посмотрел на склонившуюся над ним медсестру.

— Молодой человек, милицию вызвать? — почему-то шепотом спросила медсестра.

Перед глазами тут же встали откормленные морды “быков”, снова мелькнул огромный, со сбитыми костяшками, кулак.

— Господь с вами, девушка, — сказал Сергей, потрогав опухшую скулу. — Мы с друзьями этот вопрос в рабочем порядке решим, — он поднялся, чувствуя, как ломит все тело, и увидел Леру. Лера беззвучно рыдала, закрыв лицо руками.

Сергей подошел к ней, хотел ласково погладить по голове, но вовремя вспомнил, что ей может быть больно.

— Лерочка, все в порядке! Я жив — здоров. Видите?

Лерочка отняла руки от лица, посмотрела на Сергея.

— Господи, как я испугалась!

— Кто это был?

Лера пожала плечами.

— Говорили, чтоб я забыла все. О поребрик головой упала, — девушка утерла слезы.

— Значит, из супермаркета бандюков послали, — догадался Моисеев. — Ну, ничего, я их рожи на всю жизнь запомнил. Девушка, — обратился он к медсестре, — вы не могли бы мою невесту в другую палату перевести?

Лера удивленно посмотрела на Сергея. Сергей ей подмигнул.

— Куда я ее ночью переведу? Итак в отдельной лежит. Ее мать с главным договаривалась.

— Лучше бы в общую, где народу побольше.

— Без врача я ничего не могу, — сказала медсестра.

— Ну, в таком случае, я буду здесь дежурить до утра! — заявил Моисеев.

— Молодой человек, это категорически запрещено! — повысила голос медсестра.

— Не слыхал я такого запрета. — возразил Сергей. — Родственникам всегда у постели дежурить разрешают.

— Вы же пока не родственник.

— Как это не родственник! — притворно возмутился Моисеев. — Еще какой родственник!

Еще после пяти минут препирательств медсестра сдалась и ушла, оставив Сергея вдвоем с Лерой.

— Не бойся ничего, я с тобой! — сказал Моисеев, сжимая руку девушки в своей.

— Я уже не боюсь, — прошептала Лерочка.

Под утро он заснул сидя на стуле.

Сергей клюнул носом и открыла глаза. Черт возьми, этак ему не продержаться сутки после бессонной ночи! Раньше, пока был молодым и горячим, бывало на оперативных приходилось не спать по двое, а то и по трое суток, и ничего — всегда как огурец! Это все ранение: антибиотики, снотворное, ленивая сытая жизнь в “эмвэдэшном” госпитале!

Сергей залез в ящик стола, достал банку растворимого кофе. Поискал глазами электрочайник.

Через проходную шел мужчина средних лет в дорогом костюме.

— Молодой человек, вы куда? — спросил Моисеев.

— Я директор, — коротко бросил мужчина, едва глянув на охранника.

Сергей на мгновение замер, потом встал, открыл дверь во двор.

— Молодой человек, — снова позвал Моисеев мужчину.

Владимир Генрихович обернулся. На его лице было плохо скрытое раздражение — ну, чего тебе еще? Ясно сказано — директор!

— Вы меня не узнаете?

Владимир Генрихович всмотрелся в лицо Сергея, наморщил лоб, что-то припоминая.

— Моисеев? — произнес он удивленно.

— Он, — расплылся в улыбке Сергей.

— Черт возьми! Ты как здесь? — директор подошел к охраннику, и они обнялись.

— Получается, теперь у вас служу, — смущенно сказал Сергей.

Владимир Генрихович отстранился, глянул в его лицо.

— Кто это тебя так?

— Ничего страшного — семейные разборки. Значит, поднялись-таки. Вон какой супермаркетище отгрохали!

— Можно сказать — поднялся, — кивнул Владимир Генрихович, вздыхая. — А ты, получается, из органов ушел?

— Если б знал, что к вам, давно бы ушел, — улыбнулся Моисеев опухшими губами.

— Завтра после дежурства зайди ко мне, поговорим о делах. Переведу куда-нибудь на теплое местечко. Не надо тебе здесь. Ты меня тогда из дерьма вытащил, сейчас я тебе помогу.

— Владимир Генрихович, кто старое помянет, тому глаз вон… Я тут, пока вас не было уже натворил делов! Просто вам не доложили еще.

— А кто забудет, тому, сам знаешь что… Мне на твое здешнее творчество наплевать! Завтра в девять, как штык!

Сергей посмотрел вслед поднимающемуся по пандусу директору, вернулся на свой пост. За воротами уже сигналила фургонная“Газель”.

Случилось это лет шесть или семь назад. Сергей сейчас уже точно не помнил. Был тогда у Владимира Генриховича овощной магазин. Вложился он в него, превратил обветшалый подвал, где в подсобках грязь комьями, плесень на стенах и крысы величиной с кошку, в овощной минимаркет с сияющими чистотой холодильниками и прилавками. С фермерами договора на поставки заключил. У него там и картофель мытый, и морковь отборная, и зелень свежая — чего только нет! Бандиты увидели такое дело и тут же наехали — плати “десятину”. Одни наехали, другие, третьи — никак между собой его минимаркет поделить не могли, будто на нем свет клином сошелся. Владимир Генрихович тогда еще “совковскими” иллюзиями жил, не понимал, что его специально таким образом мытарят, хотят весь магазин к рукам прибрать. Для острастки машину сожгли. Директор от их беспредела взвыл и обратился к “операм”. Те посмеялись над его наивностью и тоже сказали: “Плати, защитим.” Владимир Генрихович согласился, не раздумывая, но на этом его беды не кончились. Бандиты уступать не хотели и, прознав, что директор задумал сменить “крышу”, занялись им плотно. Сначала с ним отказались работать фермеры, потом оптовые базы, потом вообще кто-либо. Тут уж менты ничего поделать не могли. Он и теперь не сдался — стал возить овощи из Твери. “За морем телушка — полушка, да рубль перевоз.” Тогда его просто похитили, запихали в машину возле собственного дома, когда он вечером возвращался после работы. К ним в оперативную часть прибежала зареванная жена и сообщила, что ей позвонил неизвестные — требует за мужа сто тысяч долларов. Сумма абсолютно фантастическая. Если только весь магазин вместе с продавщицами продать. Сергей тогда подумал, что, скорей всего, директора уже и в живых нет — закопали где-нибудь за городом с проломленной головой. К счастью, он ошибся. “Впряглись” они по полной программе: с “наружкой”, с группой захвата, с автоматчиками — все, как положено. Первый раз “лоханулсь” — взяли ту квартиру, с которой Владимира Генриховича час назад увезли. Там двое бандюков оказалось. Стали их “колоть”, где директора держат, а они, как воды в рот набрали — никакие методы не помогали. Сергей пошел к начальству, стал настаивать на проведении общегородской операции. И тут снова жена прибежала — бандиты “забили стрелку”. За городом, недалеко от Горьковского шоссе. Сергей тщательно изучил карту района и пришел к выводу, что, если директор жив, держат его где-то поблизости, в одном из домиков дачного поселка. Он убедил начальство сработать на опережение. И началась котовасия… Правда, без стрельбы, но зато с мордобоем — слишком много крови бандюки ребятам попортили. Переломали их так, что они сами к “каретам” пополам согнувшись шли. Когда Сергей спустился в подпол дачного домика и осветил заросшее щетиной лицо Владимира Генриховича, тот заплакал. Потом была грандиозная пьянка в ресторане с осетрами, поросятами, заливным и прочими разносолами — проставился директор за спасенную жизнь. Очень он Сергею понравился своим упрямством. Настоящий мужик! Напившись, обнимал его за плечи, зазывал к себе в магазин: заходи, Серега, бери бесплатно все, что душа пожелает… Через пару месяцев Моисеев зашел. Магазина уже не было. Вместо него в подвале расположился склад. Другой хозяин — толстый армянин с золотой цепью на шее — сказал — нерентабельно. Слишком дорогой был магазин… Задавили-таки. Все усилия псу под хвост!

Сергей пил кофе и устало смотрел на мониторы. Забор был ярко освещен предзакатным солнцем, внизу разлеглась стая бродячих собак. Собаки водили ушами и с остервенением выгрызали из свалявшейся шерсти блох. Моисеев взглянул на часы и вздохнул.

Послышался шум мотора. Он глянул в окно, и увидел “девятку”, которая резко затормозила у ворот. Посмотрел на номера, сверился со списком машин, которые следовало пропускать на территорию беспрепятственно. “Девятка” была в списке. Сергей нажал на кнопку. Машина въехала во двор. Из нее выбрались двое парней и скрылись за дверями склада. Сергей их узнал. Это были вчерашние “быки” из больницы. Моисеев достал из кармана куртки блокнот и мелким почерком записал номер машины.

— Ну что, нашли брачного афериста, который мою бухгалтершу трахнул? — поинтересовался Евгений Викторович у “быков”.

Парни расположились в креслах с пакетами сока в руках.

— Дохлое дело, начальник. Он — “тихуша”, с “братвой” никаких дел не имеет. Зачем ему “братва”, когда он сам себе и “авторитет”, и “шестерка”, — сказал один из парней, потягивая сок.

— Парни, вы поймите, у меня из-за этого дела башка пухнет, — Евгений Викторович тяжело вздохнул. — Хорошо, если он лох, а вдруг это спланированная операция?

— Если операция, тебя еще вчера бы под белы рученьки в “воронок”. Лох, начальник, лох, — усмехнулся парень. — “Папа” бригадиру сказал, чтобы ты эту туфту из своей башки выкинул и дальше свои дела делал.

— Моргуну хорошо — ему бы только деньги считать, а я задницу каждый день подставляю.

— Сам вызвался, — парень допил сок и забросил пустой пакет в мусорную корзину. — Никто тебя за морковку не тянул. Как там наш директор поживает? А то “папа” в беспокойстве.

— Поживает, — Евгений Викторович плеснул себя в стакан минералки, залпом выпил. — С любовницей за шубами съездил. Хочет осенью свой бизнес сделать.

— Из наших денег или из своих? — поинтересовался парень.

— Свои вложил.

— Может, это и хорошо, что из своих, — задумчиво сказал парень. — Главное, чтоб не мешал. У него — связи, у нас — деньги. “Папа” передал, чтобы ты с его людьми побольше тусовался. Не повредит.

— Ребята, найдите афериста, а? — жалостливо попросил Евгений Викторович. — Я вам отдельно побашляю. В обиде не будете.

Парни переглянулись.

— И что там у тебя за бухгалтерия такая? — подозрительно спросил “бык”.

Была ночь. Часы над стеклянной стойкой показывали четверть второго. Сергей смотрел на экран телевизора. На экране переворачивались и горели полицейские машины, раздавались выстрелы, выли сирены, катались по асфальту горящие люди — обычный американский боевик. От пяти чашек крепкого кофе сна ни в одном глазу.

Он думал о Лере. Как она там, в больнице? Перевели ее в общую палату или нет? Хорошая девушка. Почему он ее сразу не разглядел? Мудак — в живот раненый. А дела-то у них в супермаркете темные. Боятся сор из избы выносить. Наверняка припугнули всех, кто вчера насчет “левого” склада вякал. Это они умеют. В любом деле так — против начальство рот не разевай, зубы потеряешь.

К воротам подкатил груженый тентованый “Камаз”. Сергей глянул в окно, на номера, на темный силуэт водителя в кабине. Под плексигласом лежала записка: “Камаз” пропустить без документов.” Вот оно, подтверждение слов той огромной, похожей а бегемота, тетки из мясного отдела. Как ее там — Маргарита Александровна?

Сергей нажал на кнопку, и ворота со скрежетом отъехали в сторону. “Камаз” въехал во двор и развернулся. Из дверей склада показались грузчики. Сергей достал блокнот, записал номер машины.

Водитель “Камаза” вошел на склад. Евгений Викторович, как всегда, сидел в кресле и делал пометки в своих бумагах.

— Здрасьте, — поздоровался водитель. — Мои вам звонили?

— Звонили-звонили, — поморщился Евгений Викторович. Сегодня днем действительно был неприятный разговор с оптовым складом. “Пятьдесят на пятьдесят” их, конечно, не устраивало. С безналичных денег приходилось платить налоги. А он в своем супермаркете за весь “левый” товар имел “черную” наличку, которую только в большой широкий карман положить — и никакого тебе геморроя с налоговиками. И на оптовом складе они это прекрасно понимали. Обидно, конечно, — Документы на товар давай!

Водитель протянул ему бумаги, Евгений Викторович их перелистал.

— Последний раз работаем, — сказал он водителю, доставая из “кейса” пакет с деньгами.

— Так моим и передать?

— Так и передай. Скажи… Впрочем, я сам им позвоню, — Евгений Викторович отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Алиса готовила ужин и одновременно по телефону утешала плачущую подругу, которой изменил муж. Утешала она ее как-то неумело, дежурно, бесчувственно. Та, видимо, это понимала и утешаться не хотела.

В дверь позвонили.

— Ларочка, извини, ко мне пришли. Я тебе минут через десять перезвоню, — сказала Алиса, положила трубку и облегченно вздохнула.

Она ожидала увидеть Владимира Генриховича. На пороге стоял посыльный в кепке с вышитым на ней зелеными нитками кенгуру. В одной руке он держал большой букет кремовых роз, в другой — коробку, перевязанную шелковой лентой.

— Добрый вечер, фирма “Визит”. Девушка, это вам! — протянул посыльный Алисе коробку с букетом.

— От кого? — спросила Алиса, принимая подарки.

— Отправитель захотел остаться инкогнито, — улыбнулся посыльный, довольно нахально разглядывая девушку.

— Странно, — пробормотала Алиса. Она зашла в прихожую, порылась в кармане плаща. Протянула посыльному мелочь “на чай”, но парень отрицательно мотнул головой.

— Ни в коем случае! — сказал он. Алиса ждала, что посыльный попрощается и уйдет, но он не уходил. — Девушка, вы меня извините, ради бога, можно вас в щечку поцеловать?

— Еще чего! — возмутилась Алиса. — У вас что, какие-то проблемы?

— Нет, — смутился посыльный. — Просто впервые в жизни вижу такую прекрасную девушку.

— Вы каждой клиентке такое говорите? — сердито спросила Алиса.

— В первый раз, — еще больше смутился парень.

— Ну ладно уж! — Алиса подставила щеку, и парень неловко в нее ткнулся.

— Телефончик там есть, если что — звоните! — сказал он на прощание и убежал.

“Странный какой-то посыльный! — подумала Алиса, закрывая входную дверь. — И подарок странный. Никогда Володя ей ничего не посылал. Сам лично дарил.”

Алиса положила букет на стол рядом с мойкой, сорвала с коробки ленту. В коробке была консервная банка.

— Что за маразм! — произнесла Алиса. Она потянула за кольцо банки. В банке оказался раствор, в котором лежала раковина, которая довольно легко открылась. В раковине была крупная жемчужина темно-сиреневого цвета. Алиса замерла в восхищении.

Налюбовавшись жемчужиной, она положила раковину на стол, взяла букет, выискивая в нем записку. Записки не было. Нет, все это, конечно, приятно, но должен быть хотя бы намек — от кого.

Раздался телефонный звонок. Алиса взяла трубку.

— Алиса, вам понравился мой подарок? — голос был незнакомый, бархатный, приятный.

— Очень, — искренне созналась Алиса. — А вы кто?

— Ваш пламенный поклонник.

— И как этого пламенного поклонника зовут?

— Неважно. Вы только не пугайтесь, ради бога. Мне от вас ничего не нужно. Настанет время, и вы все сами поймете. До свидания, Алиса, — в трубке раздались короткие гудки.

“Странный тип, — подумала Алиса. — Не может такого быть, чтобы мужику ничего не было нужно!”

Она набрала номер подруги.

— Лариска, слушай тут такое дело!… У меня новый поклонник объявился!


Гнев народа | Супермаркет | Стопроцентный апельсиновый сок