home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Подпольщики подождали, пока из дома Ирмины Кобас вышли последние, изрядно выпившие немецкие офицеры. Через минуту неповоротливая служанка поднялась этажом выше, где, как было установлено раньше, она имела комнатку. И только после этого они поднялись по лестнице и позвонили.

Кобас открыла дверь. Она была уже в халате, на лице ещё оставалась не смытая косметика. Заметив в руках неизвестных оружие, Кобас попыталась захлопнуть дверь, но один из пришедших молодых мужчин, тот, что повыше, успел вставить ногу в образовавшую щель. Поражённая Кобас от страха даже не крикнула.

Они вошли в квартиру.

– Я… Я… – начала бормотать женщина. – У меня нет никаких денег…

– Дома одна?

– Да… Но я действительно…

– Нам не нужны ваши деньги, – сказал один из молодых мужчин, заметив удивление на её лице, которому расплывшиеся остатки косметики придали комический вид.

– Значит, вы хотите, – проговорила она шёпотом, – нет… Я ничего плохого не сделала, только занимаюсь торговлей… Я помогаю людям… Вы не имеете права… Не можете…

– Можем, – сказал высокий мужчина. – Можем, но не будем, по крайней мере, в этот раз. Мы хотим поговорить с вами, пани Кобас, исключительно в интересах помощи людям. Может быть, вы пригласите нас в комнату?

– Да-да, конечно, Панове, пожалуйста, – заискивающе проговорила Кобас, с трудом приходя в себя от страха. Она поняла наконец, что эти парни пришли не грабить и не убивать её. – Извините за беспорядок в квартире.

И действительно, её небольшой салон, где она принимала немецких офицеров, выглядел так, как будто здесь недавно пронёсся ураган.

– Сами, панове, видите, они ведут себя как свиньи, – сказала Кобас и начала плакать. Слёзы потекли по её щекам, ещё больше размазывая остатки косметики.

Небольшого роста мужчина подошёл к буфету, взял недопитую бутылку коньяка, поискал взглядом рюмки. Не нашёл чистых и поднёс бутылку ко рту, отпил немного и передал её высокому напарнику.

– Кто вы, панове? – спросила сквозь слёзы Кобас.

– Видите наши визитные карточки? – показал высокий пистолеты. – Большего сказать не можем, вам достаточно и этого. Мы, пани Кобас, хотели бы помочь вам сделать небольшой бизнес. Надеемся, вы не будете возражать…

– Каким образом? – осторожно спросила Кобас.

– Наш приятель, Ян Борецкий, пошёл как-то на приём к дантисту. И случилось так, что врача арестовали. Вместе с ним были взяты и его пациенты, в том числе и наш приятель. Его нужно освободить.

– Понимаю, – сказала пани Кобас. – Но не знаю, смогу ли помочь вам в этом. Спрячьте оружие, я боюсь его, – уже спокойнее попросила она.

– А вы, пани Кобас, подумайте, мы за ценой не постоим.

– Вижу, вы парни деловые. Только зачем нагнали столько страху? – проговорила Кобас. – За услуги они берут большие деньги. В вашем случае – от пятидесяти до ста тысяч. Часть в злотых, а остальные в долларах или фунтах. Иначе не будут и разговаривать. Вместо денег может быть золото, например старинные ювелирные изделия, а в некоторых делах и это не помогает.

– Ну что же, мы согласны, – ответил тот, который был поменьше ростом. – Вот вы, пани Кобас, и заплатите столько, сколько они потребуют. Для вашего спокойствия могу добавить, что наш приятель не имеет ничего общего с тем дантистом. На этом листочке – все его данные: фамилия, имя, место рождения, место работы…

– У вас с собой эти деньги или драгоценности? – Ирмина Кобас приняла предложенную ей сигарету, прикурила, затянулась ароматным дымом.

– Всё это имеется у вас, пани Кобас, – ответил тот же мужчина. – Заплатите им из своих запасов.

– Вы хотите, чтобы я лишилась всех сбережений? – громко рассмеялась она. – Я не так глупа, как вы думаете, панове. Вы забываете, какое сейчас время. А потом ищи ветра в поле.

– Вы, пани Кобас, не совсем нас поняли, – вежливо сказал высокий мужчина. – Вы заплатите свои деньги, и никто вам их не возвратит.

– Хотите разорить меня, бедную одинокую женщину? Вы что, давали мне эти деньги? Я честным трудом всё это нажила! – она сделала широкий взмах рукой, указывая на мебель и картины.

– Не преувеличивайте, пани Кобас, – снова сказал мужчина пониже ростом. – Не только трудом… Состояние ваше нажито способами, недостойными честной польки…

– Чего вы хотите от меня? – прервала его Кобас.

– Заплатите подоходный налог, пани Кобас, – докончил он. – Выдадим вам на это квитанцию, пригодится после войны.

– Я постараюсь, но не знаю, смогу ли найти такую сумму.

– Такие деловые разговоры, как сегодня, – усмехнулся мужчина пониже ростом, – мы начинаем всегда с бритья головы виновницы. Но, учитывая, что вы, пани Кобас, приняли условия и готовы помочь в освобождении нашего приятеля, мы отступаем от этого обычая. Я уже не говорю о других мелочах, например о том, что в случае необходимости мы сожжём не только эту уютную квартирку, но и ваш магазинчик. Уверен, вам не хотелось бы этого. Думаю, что вы всё поняли и не будете вынуждать нас идти на крайность. – Мужчина вынул из кармана пистолет, подбросил его и поймал на лету.

– Постараюсь сделать всё, что в моих силах, – ответила Кобас.

– Я был уверен, что мы поймём друг друга и придём к соглашению. Вы, пани Кобас, весьма рассудительная женщина. Видимо, мы не должны напоминать вам, что наше задание срочное. – Незнакомец направился к дверям. – Да, вот ещё что. – Он повернулся и пристально посмотрел в лицо Кобас – Если вы надумаете сообщить о нашем сегодняшнем разговоре оберштурмбанфюреру Гейбелю или кому-то другому из своих немецких приятелей, то советую сразу же выбросить эту мысль. Жаль будет, если пани Кобас не доживёт до конца войны, правда?

– За кого вы меня принимаете? – воскликнула Кобас с возмущением. – Ведь я полька! Каким образом я должна сообщить вам о выполнении задания?

– Мы сами обратимся к вам, – учтиво поклонился ей мужчина уже у двери. – Прошу нас не провожать, дорогу мы знаем…

Ирмина Кобас осталась в прихожей одна. Она дотронулась ладонью до лица, поплотнее закуталась в халат. От волнения и усталости она всё ещё дрожала. Закрыла дверь на все три замка и массивную цепочку.


предыдущая глава | Провал | cледующая глава