home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

ИЗ КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ УЗНАЕТ ТО,

ЧЕГО НИКАК НЕ МОГ БЫ УЗНАТЬ

ИЗ ГЛАВЫ ПЕРВОЙ, И В КОТОРОЙ БЬЮТ

БАРАБАНЫ ПОБЕДЫ

Лики отбросил книгу и сжал ладонями голову. Это не помогло.

«Чушь, Чушшь, Чушшшь!!» — Это метелки по барабанам.

«Ер-р-р-р-р-ун-да!!!» — Это палочки по зубцам жвал жуков-носорогов.

Победный звон литавр ввинчивался в мозг, а на них накладывалась ликующая барабанная дробь: «Др-р-р-рянь — дре-бе-день! Др-р-р-р-р-рянь — дре-бе-день!! Др-р-р-р-р-р-р-рянь — дре-бе-день, дре-бе-день, дре-бе-день!!!»

И снова: «Чушь! Чушшь!! Чушшшь!!! Е-р-р-р-р-р-р-р-р-р-рунда!!!! Чушь — ер-р-рунда! Чушшь — ер-р-р-рунда!! Чушшшшь — ер-р-рунда!! Ер-р-р-рунда!!! Ер-р-р-р-р-рунда!!!!»

Ярость душила его. «Все пропало! Все пропало!» — казалось, скандировала толпа снаружи.

Он отнял руки от ушей.

«Виктис Вае! Виктис Вае! Виктис Вае! Вае!! Вае!!!» — неслось с улицы. Стадо кастратов. Лики горько усмехнулся. Ну вот, мир стал немного проще. Вместо шести Священных Родов страной будет править только один — Большой Виктис и его семейство. Но это не радует... Наоборот: надеждам на скорый отъезд пришел конец. Хана... Труба... Кранты... — он задумался на мгновение, подбирая рифму, и, не найдя, длинно выругался, упомянув недобрым словом недавнего правителя Города.

В аккомпанемент его мыслям щетки и палочки за ставнями надрывались:

«Чушь — ер-р-рунда! Чушшь — ер-р-р-рунда!!»

Как ни странно, ему стало немного легче. Раньше он не мог себе позволить и намека на поношение Высокородного Тоода, а теперь оскорбления в адрес Деррила будут поощрять как проявления лояльности по отношению к новой власти. Ну что ж, поупражняемся в этом полезном искусстве: «Вонючий венценосец, не мог продержаться еще недельку! Шесть поколений Вечной Войны Шести Родов — прямым ходом в задницу! Господи, а народу-то сколько загубили из-за этой бездари, а сколько недоели-недоспали...»

Словно одобряя его недовольство низложенным правителем, барабаны отчеканивали за окнами: «Др-р-р-р-рянь — дре-бе-день! Др-р-р-р-р-рянь — дре-бе-день!! Др-р-р-р-рянь, др-р-р-р-рянь, др-р-р-р-рянь, др-р-р-р-рянь — дре-бе-день!!!!»

Лики вскочил со стула и принялся мерить шагами комнатку. Шесть шагов вперед, шесть назад... Попавшийся некстати под ноги чемоданчик с инструментами, жалобно хрустнув, отскочил к стене, а его содержимое рассыпалось металлической мелочью по полу.

В душе царили пустота и отчаяние. Жизнь казалась бессмысленной и нелепой. Ведь все уже было схвачено, еще несколько дней — и Лики был бы Наверху... Чертов метеоритный дождь! Чертова, на соплях державшаяся Система Защиты. Чертова армия — орава некормленых бандюг...

Толпа за окном подтвердила это: «Виктис Вас! Виктис Вае! Виктис Вае! Вае!! Вае!!!»

Кастраты.

Лики резко остановился. Сел на кровать. Достал из сумки пакет с остатками пайка и свистом подозвал Злюку. Кормление любимца всегда успокаивало его. Заботиться о других всегда приятнее, чем решать свои проблемы... Он вздохнул.

И дверь тут же открылась, чуть не слетев с петель. Можно было подумать, что в нее не был врезан надежный государственный замок. Проклятое гнилье!

А через порог, нимало не смущаясь, перешагнул и был радостно атакован Злюкой капитан Дирк, командир Второго Особого взвода личной гвардии высокородного Тоода Деррила, Правителя Города. Бывшего.

— Здравствуй, Мастер, — как ни в чем не бывало приветствовал он старого друга. — Переночевать пустишь? Куда тут ствол поставить?..

Оркестр за окном подтвердил кошмар ситуации: «Чушь — ер-р-рунда! Чушшь — ер-р-р-рунда!! Чушь! Чушшь!! Чушшь!!! Е-р-р-р-р-р-р-р-р-рун-да!!!!»

Происходила действительно чушь и ерунда.

— Здравствуй, смертник, — голос Лики чудом не дал фальшивого «петуха». — Пушку спрячь в шкаф. Дурную воду пить будешь?

Сам Лики выпивку не одобрял, но сейчас ничего другого изобрести просто не мог. Уже само присутствие в его квартире офицера гвардии Деррила «при полных вензелях» в разгар торжества победителей было порядочной причиной для головной боли. Наличие в той же квартире еще и «ствола», и, судя по характерно оттопыренному локтю капитана, — не одного, переводило дело в чисто уголовную плоскость. Да какую там уголовную — в плоскость Государственного Преступления.

Но сирота и беспризорник Дирк стал курсантом Дирком только потому, что его взял на воспитание род Лики. А мастер Лики не лишился в свое время вида на жительство в столице только потому, что за него замолвил кому-то словечко тогда еще сержант Дирк... И много чего еще было... Деваться им друг от друга просто некуда.

— А есть? — с изумлением спросил Дирк. Ошалевший Лики не сразу сообразил, что речь — про дурную воду.

— А ты что, не помнишь: сам заносил — на черный день...

День, и впрямь, выдался черный...

Барабаны за окном давали ему верную оценку: «День — др-р-р-р-рянь! День — дре-бе-день! Др-р-р-р-р-рянь — дре-бе-день!! Др-р-р-р-р-р-рянь — дре-бе-день! Дре-бе-день!! Дре-бе-день!!!»

— Кто бы вырубил это радио... — сурово глянул гвардии капитан на забранное ставнями окно. — Наливай!

Он расстегнул заплечную сумку и положил на стол пару свертков со снедью. Гвардейский паек. Лики наполнил стаканы и, только когда Дирк чуть не пронес свой мимо рта, понял, что тот и так вдрезину пьян.

— З-за нашу п-победу! — коротко и к месту провозгласил гость.

Очень своевременно за окном раздалось: «Виктис Вае! Виктис Вае! Виктис Вас! Вае!! Вае!!!»

Кастраты!

Осушив стакан, гвардеец, не закусывая, налил второй. Лики тупо смотрел ему в рот, забыв о своей выпивке.

— За Великого Тоода — светлая ему память, и гореть ему ясным пламенем в у-утробе Вечного Огня! — выдал Дирк следующий тост.

«Чтобы проклятому ублюдку гнить в заднице у Зловонного Червя до Пришествия Богов Оттуда Сюда!» — дополнил его Лики — мысленно.

Чертовы идиоты за окном добавили стройным хором: «...Виктис Вае! Вае!! Вае!!!»

Кастраты!!

Выглушив вторую дозу дурной воды, Дирк вроде ожил.

— Что бы там ни говорили про Деррила, — стал развивать он начатую тему уже более связным слогом, — Тоод прямой потомок Великой Матери в сто тридцать втором колене. А предок поганого метиса Виктиса в седьмом колене был Уборщиком! Я лично видел досье на этого ублюдка в Службе Безопасности Деррила. И после этого вы хотите, чтобы я сидел сложа руки или пошел к нему на службу?

Лики давно обратил внимание на тот факт, что никто не придает такого громадного значения вопросам, связанным с родословной, как безродные дворняги, к разряду которых принадлежал Дирк. Что, кстати, не делало его плохим гвардейцем или плохим другом. Сам Лики был потомственным Мастером — во всех поколениях, сколько их мог насчитать — и все чаще с ужасом понимал, что не придает этому факту ни малейшего значения...

Он задумчиво подобрал инструмент и принялся приводить в порядок замок.

— Да, — продолжил Дирк стеклянным голосом, — вся наша жизнь покатилась к чертям вонючим именно оттого, что некоторые особо умные члены нашего общества начали нарушать старые добрые традиции. И до чего мы теперь докатились? Воители работают Сборщиками, а члены Рода Вершителей занимаются незаконными операциями на черном рынке!

— Послушай, — Лики воспользовался минутой просветления, наступившего в мозгах друга детства, — что же в конце концов случилось на самом деле?

— Где? — осведомился Дирк и налил по третьей. Собственно, самому себе. Стакан Лики оставался нетронутым.

Лики, продолжая колупаться в замке, неопределенно указал в потолок:

— Ну, дождь этот метеоритный, который разнес всю систему защиты... С детских лет такого не припомню... Как это получилось?.. Правду говорят, что это Спонсоры устроили?

— Хрен их поймет, Всеблагих Спонсоров, а насчет метеоритного удара — точно. Ионосфера в-возбудилась. И системы раннего предупреждения оглохли. И ослепли. В таких случаях обычно объявляли всеобщую б-бое-вую и...

Взгляд гвардейца постепенно стекленел, и сам он начал крениться куда-то вбок. Лики отвлекся от возни с дверью и встряхнул друга детства за плечо.

— Обычно, ты сказал, всеобщую боевую объявляли и...

— И ждали. Неведомо ч-чего... Второго пришествия Богов Оттуда Сюда... А в этот раз, какой-то м-м-м... м-му... Чудак, какой-то, одним словом... Из тех, что у Виктиса на кнопках сидел...

Толпа словно откликнулась на упоминание имени победителя: «Виктис — Вае, Вае!! Виктис — Вае, Вае!!!»

Кастраты!!!

— Из тех, что на к-кнопках у Виктиса сидел, — продолжил после легкого потряхивания за плечо Дирк, — взял, да и дал Залп. По полной программе... И все!

— Что — все?

— Да все — во всех трех Воюющих Родах всем ракетным шахтам — хана. И п-преславная армия Виктиса, хошь не хошь, а победным маршем входит во все три столицы. А в двух других она и так уже стоит постоем... Еще с прошлой войны... Чудака этого, конечно, в Вечный Огонь спустили, но толку — чуть... Все равно, как Виктис из этого дерьма выползет — одному Богу известно.

— Из дерьма, — резонно заметил Лики, заканчивая прикручивать массивную металлическую планку на место вылетевшего куска древесины, — предстоит выбираться нам, а не Виктису. Он — победитель...

— С-самого себя он п-победитель... Сколько он п-продержится без войны? Б-без Большой Войны? Запомни без Войны всем — хана! У об-бщества д-должна быть цель... А кроме Войны, никакой цели Бог не придумал!!! Ни Там, ни Здесь... Без войны все, как один, захотят сладко жрать и мягко дрыхнуть... А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ? И что станет с г-государством?.. И зачем тогда Великий и Мудрый Виктис? Нужен-то он был, как и наш Деррил — чтобы вести подданных от п-побе-ды к п-победе... А после ПОБЕДЫ, после САМОЙ ПОСЛЕДНЕЙ ПОБЕДЫ — на хрена он? Б-большая к-ка-тастрофа впереди... Г-глад и с-смерть...

— Получается, что пока все мы тут друг друга режем и стреляем — это благо. А в мире жить — большое горе...

— Для п-побежденных — особенно, Лики, друг мой... А ты разве не знал, что между Шестью Родами испокон веку сговор был... О Вечной Войне. Чтоб никому, значит, верх не взять...

За такие речи при Дерриле публично расчленяли. Но, видно, не гвардии капитанов.

Оркестр за окном продолжал давать свою оценку жизни в этом мире: «Чушь — ер-р-рунда! Чушшь — ер-р-р-рунда!! Чушшшшь — ер-р-рунда!! Ер-р-р-рунда!!! Ер-р-р-р-р-рунда!!!!»

Интересно, какое наказание за разглашение общеизвестных фактов будет предусмотрено при Виктисе?

— Но он поплатится... За нарушение Сговора Предков — видит Бог, поплатится, сука! — огласил свой вердикт Дирк и взял в руку стакан.

Поднес его ко рту и, неожиданно передумав, решительно поставил на стол. Встал и строевым шагом проделал путь до постели Лики. Сделал поворот «налево кругом». Потом — еще раз. После чего навзничь рухнул поперек койки. Лики прислушался к его ровному и глубокому дыханию и благословил Богов за то, что Дирк не храпит во сне.

Злюка лег на страже гостя и давнего друга.

Вздохнув, Лики закончил ремонт замка и надежно запер дверь.

В нее тут же шумно заскреблись. Злюка зарычал. Лики прислушался. Кто-то тяжело сопел за дверью, а потом два раза икнул. Запахло дурной водой. Лики, вздохнув, отодвинул запор и впустил Руждана, — как всегда, растрепанного и под хмельком.


* * * | Последний вагон в рай | * * *