home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Непроглядно-темной ночью небо гневно бросило на землю фиордов бешеные стрелы. Мутные потоки рванулись к морю по улицам Скирингссала. Во мраке небо хотело вытащить и незаметно утопить накопленные людским буйством нечистоты и улики преступлений.

Ливень съел осевшие сугробы, выбросил наружу изуродованные ранами и объеденные собаками тела животных и людей. Мутные потоки тащили все с одинаково мрачным рвением.

Выбирая бревенчатые стены, которые вдались в улицы дальше других, вода выгрызала под ними ямы и бросала туда все, что была не в силах унести. В своем усердии вода сваливала вместе погибшего в драке или опившегося викинга, изувеченный труп рабыни, дохлую кошку, остов козы, кухонные отбросы и жалкие останки мальчика-траллса, на лбу и на проржавевшем ошейнике которого уже не удалось бы прочесть руну хозяина. Наполнив яму, вода старалась свалить на нее стену, чтобы прикрыть от глаз общую могилу.

Измученный непосильной работой, усталый ливень наутро уступил место слезливому, моросящему дождю. После полудня тучи лопнули, и выглянуло солнце. Недовольное земной грязью, оно тут же скрылось. Но данный им сигнал был принят. Ожили берега, и ожило море. Первыми из всех, кто зимовал в Скирингссале, вырвались драккары Нидароса. Впереди флотилии спешили «Акулы» с мордами страшных рыб на вздернутых носах. Оттар шел на «Черной Акуле». Низкий узкий драккар мог, не утомляя гребцов, замкнуть круг и опять опередить даже быстроходного «Дракона». Ярл любил сидеть на акульей морде своего детища. Когда волна покрывала низкие борта, вода легко скатывалась с кожаной палубы, а тяжелый киль придавал «Акуле» надежную стойкость.

Во время остановок для пополнения запасов пресной воды Оттар навещал «Дракона». Иногда он прыгал на его борт и в море. Ярл был внимателен к жене.

Гильдис надоела ему. Она потеряла красоту и стала слишком капризной. Женщины в ожидании детей чрезмерно преувеличивают свое значение в важном деле продолжения рода!..

Двуногий обитатель берлоги под носовой палубой «Дракона» мог бросить дурной взгляд на неродившегося Рагнвальда. Перед палаткой жены ярла натянули полосу арабского шелка, почти такого же красивого, как небесная радуга. Черпальщик не мог видеть Гильдис.

На знамени Нидароса был изображен могучий ворон. На алом полотнище выделялись крепкий клюв, тяжелые цепкие лапы и острые крылья, которые впоследствии заимствовала для своей эмблемы одна европейская держава.

Голос Гильдис не потерял силу, но стал более низким. Женщина пела другую песнь:

Я ворона вижу, он черным крылом

махнул и поднялся над белым орлом.

Я вижу, как в небо они поднялись,

как сыпались перья, как когти сплелись.

Орлиные крылья вороньих сильнее,

орлиные когти вороньих острее.

И падает ворон, орел одолел.

Он сел на скалу и победу воспел.

Но ворон оправился, взмыл на скалу

и меткий удар он наносит орлу.

Ворона клюв —

викинга меч,

орлу он срубает

голову с плеч.

Драккары не тащили тяжелых барж, и их влекло попутное течение. За день флотилия делала переход, равный двум переходам всадника, но двигалась вчетверо быстрее его, так как по ночам драккары не нуждались в отдыхе, как лошади.

На шестнадцатые сутки «Акулы» первыми вбежали в горло фиорда Нидарос.


предыдущая глава | Повести древних лет | cледующая глава