home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга давно была бы написана и даже, возможно, издана, если бы не ряд обстоятельств. Я намеревался всерьез, обстоятельно и спокойно покритиковать некоторые действия Г.А. Зюганова, и отнюдь не в отместку за то, что было предпринято его группой по отношению главному редактору “Правды”, роль которого уже почти десять лет подряд исполнял я. конце концов, даже великие актеры, Пол Скофилд, например, устаревают для роли Гамлета. Гертруду можно играть дончания лет, Клавдия — тоже, вот Гамлета и Офелию, извините, в определенном возрасте играть неприлично.

Но суть не в этом.

Я не принял методы Геннадия Андреевича в его отношениях с членами партии. Геннадий Андреевич просто играл роль вождя, а партии требовался настоящий вождь. Ей требовался Гарибальди, а не какой-нибудь проповедник -кардинал Монтанелли.

Об этом и о многом другом я хотел поговорить с Геннадием Андреевичем.

Но в это время на него навалилось столько критической шелухи, часто личного, никчемного характера, что я понял: мне не по пути с этими уничижителями, с этой сворой драчливых дворняг, которым неважно, за что, лишь бы полаяться.

А тут еще попытки создания новой, сверхбольшевистской партии, причем людьми, еще недавно пытавшимися (исключение — Т. Астраханкина и В. С афронов, алтаец) заткнуть рот мне и другим “смутьянам”, которые посмели не согласиться с общим мнением.

Я не люблю быть в стае.

Но глубокий анализ внутрипартийных противоречий давно назрел.

Почему партия сдает свои позиции в Госдуме? Зачем она вообще прикрывает своим красным плащом черные дела правого думского большинства? Ведь буквально все, что задумала хорошо управляемая прежняя Госдума, прошло, сработало против России. Не лучше ли вообще покинуть такую Думу, не нести ответственность за ее решения?

После тогдашних выборов я напечатал в “Правде” цикл статей “Трагедия по-российски”, где ставил все эти и другие вопросы. Получил сотни откликов (к сожалению, из-за тяжелой болезни не смог ответить читателям, за что извиняюсь, хотя бы и с запозданием). Никакой реакции не было только из ЦК КПРФ.

Это, кстати, стало обычной практикой. Даже когда в “Московском комсомольце” была напечатана резкая статья против Зюганова, в Охотном ряду (резиденция Госдумы РФ) отмолчались: зачем, дескать, мы будем отвечать на тявканье каких-то мелких шавок. Когда же в 2003-м пошел накат критики со всех каналов телевидения, выяснилось, что отвечать мы не умеем. “Ложь”, “Это ложь”, “Это — гнусная ложь”, — говорили партийные функционеры, не выдвигая никаких серьезных аргументов…

Так вот я со своей нормальной критикой не хотел встраиваться в общий хор. Надеялся, что результаты выборов 2003 года заставят, наконец, задуматься: туда ли мы идем? Верную ли выбрали дорогу?

Но первые слова, которые произнес лидер партии, потеснившийся, чтобы дать дорогу явно непроходному кандидату, были такими: хорошо, что мы на съезде выдвинули в президенты Н.М. Харитонова, набравшего 13 процентов (В.В. Путин — под восемьдесят). А что было бы, если бы выдвиженцем стал Г.Ю. Семигин — этот самый богатый из депутатов и когда-то близкий человек Зюганова? Да никто не знает, что было бы… Одно ясно: Зюганов сдал свои полномочия не только вождя, но и лидера. Вожди своих полномочий не сдают — у них просто нет никаких полномочий, у них есть авторитет.

Зато Геннадий Андреевич отыгрался на семигинской карте. Каждый, кто словом ли, делом поддержал идею Народно-патриотического Союза России — при заметной, конечно, роли Семигина — был заклеймен и наказан. А кончилось тем, что значительная часть партии откололась от зюгановского ядра и попыталась объявить себя .

Что из этого вышло — об этом чуть позже и, в общем-то, для истории. У многих создается впечатление, что и сама КПРФ постепенно уходит в историю. Жаль, если это так. Может завершиться целая эпоха в историографии России, международного левого, коммунистического движения. Это станет потерей для идейного арсенала человечества.

И кто будет вспоминать, кто же был последним лидером коммунистов России?

Да и был ли лидер?



Александр Ильин Геннадий Зюганов: «Правда» о вожде | Геннадий Зюганов: «Правда» о вожде | Из записных книжек