home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



“Когда бьют по своим, промахов не бывает”


Об этой карикатуре старожилы “Правды” вспоминают до сих пор.

Сюжет рисунка такой: по стадиону идет эстафета, один из бегунов передает эстафетную палочку другому со словами:"Иван Иваныч просил передать".

Ситуация типичная. Служебное рвение порой доходит до абсурда, и в спортивный момент врывается верноподданническое “Иван Иванович просил передать…”

В партийных, общественных кругах все по-другому. Если этот мифический Иван Иваныч снят с вышестоящей должности или, не дай Бог, преставился, прежнее чинопочитание кончается торжественными или траурными проводами. А что просил Иван Иванович передать — на то наплевать и забыть.

Припомните, сколько достойных заповедей оставили нам предшественники. Тут и “Не убий”, “Не пожелай жены ближнего своего”, “Ударили по правой щеке, — подставь левую”… И заветы земных властителей и вождей. Из них лишь один исполняем, — о почитании начальников и беспрекословном им повиновении.

Возьмите первые послереволюционные годы: “Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону” и поехали комсомольцы на гражданскую войну… Но это частный случай.

Еще великие князья, цари, императоры любили жестоко карать фаворитов своего папеньки (или маменьки). Ссылали их кто на Ливонскую войну, кто в Сибирь или на Кавказ, а кого и еще дальше: откуда никто не возвращается.

Вот и Геннадий Андреевич Зюганов, когда вручили ему партийный скипетр и державу, первым делом отодвинул в сторону тех, кто ему предшествовал.

Ну, добро бы И.К Полозкова, которого по доброму оценила “Правда” — тот просто растворился в создавшейся политической пустоте, сделался маленьким, хоть и гордым человеком, преданным аппаратчиком, вроде гоголевского Акакия Акакиевича. Правда, о его пожеланиях справить себе новую шинель никто не слыхал, но мало ли у человека мечтаний, кроме добротной шинели. Например, о том, чтобы кто-то выслушивал, — даже пусть не прислушивается! — его советы, воспользовался его практическим опытом. Геннадий Андреевич, как виделось, его вовсе не замечал…

Но вот даже и В.А. Купцов, который “остался на партийном хозяйстве” за несколько дней до “путча-91”, который изо всех сил трудоустраивал потерявших работу аппаратчиков всех уровней — от ЦК до местного парткома… Который руководил большой и очень активной бригадой защиты коммунистов в Конституционном суде в групку входило и несколько правдистов… Который, собственно говоря, и готовил восстановительный съезд КП РСФСР, опекая и принципиальные вопросы подготовка устава и программы новой партии, восстановление связей, подчас полулегальных, между организациями — до подбора помещения и налаживания секретарской службы. Азартно помогали ему И.П. Осадчий, В.И. Зоркальцев, многие другие.

Однако на самом съезде, где доклад делал тоже В.А. Купцов, его обозвали горбачевцем, обвинили в мягкотелости, в контактах с Б.Н. Ельциным и отодвинули на второе, после Г.А. Зюганова, место. Тот же на общей волне критики горбачевцев постарался, чтобы Купцов не попал в проходной, официальный список Госдумы.

Не стану распространяться, что об участии или неучастии в выборах в Госдуму РФ шли тогда яростные споры. Участвовать — значит поддержать контрреволюционный режим, расстрелявший российский парламент в Доме Советов. Не участвовать — значит упустить думскую трибуну. И, конечно, хотелось проверить продолжает ли трудовой народ поддерживать свою партию или отошел от нее?


Зюганову до сих пор многие их тех, кто уже давно переменил свои общие позиции, не могут простить, что он “выбрал выборы”. Это их заблуждение. На выборы надо было идти.

Если говорить об ошибках, их тоже было немало.

Во-первых, партия, еще недавно не приемлющая даже дискуссий: быть ей парламентской или партией авангардного типа, публично сложила свои авангардные реликвии и пошла в буржуазный парламент, не готовая к работе в новой ситуации. Можно было, конечно, полистать ленинские работы, проследить за его подходом к сложной политической проблеме. (Забавно, что один звонкий автор, не раз делавший попытку самостоятельно пролезть в Государственную Думу, с азартом ссылался на раннюю ленинскую статью, не потрудившись перелистнуть несколько страниц того же тома и прочесть, как Ленин глубоко критически оценивает свои прежние подходы, честно признавая их ошибочность). Но лидер КПРФ к месту и не к месту начал отрицать преемственность движения. (“Иван Иваныч… простите, Владимир Ильич нам ничего не передавал”.)

Это, пожалуй, и стало роковым.

В последнее время “генсек” стал чаще цитировать Ленина, но поступать, действовать, как подобает истинно пролетарскому вождю, — время для этого во многом упущено.

Один пример: народная партия Зюганова на Х съезде избрала в состав своих руководящих органов два-три рабочих, примерно столько же представителей интеллигенции, если не считать подавляющего засилья депутатов Госдумы, их помощников, местных чиновников и аппаратчиков.

“Плавучий” Х съезд, легитимность которого не признана Минюстом, в этом смысле недалеко ушел от “факельного”. Этодовольно печальный итог.

Ну а то, где затухали люстры, где кого-то, возможно, и укачивало, — для истории факты и вовсе безынтересные.



* * * | Геннадий Зюганов: «Правда» о вожде | * * *