home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Огасо… Огасо[2]

Леденящий холод стоял на Драконьем дворе. Он ударил нам навстречу уже у самых решетчатых ворот. Часть драконьего обиталища состояла из нескольких древних сводчатых подвалов, подобных тем, откуда ушли мы, но некогда, давным-давно, это крыло замка – подвалы да и все княжеские покои наверху – рухнуло. Так что над развалинами ныне нависало холодное как лед черно-синее ночное небо. А мох и клейкие, влажно-скользкие мелкие грибы проросли в щелях, между обломками обрушившихся стен и прогнившими балками.

Я охотно зажгла бы фонарь, взятый в караульной, но Нико сказал, что лучше не стоит. Фонарь высвечивает лишь узкий коридор, но там, куда свет не доходит, тени становятся черными и трудно что-то разглядеть. Если на нас нападет куриная слепота и мы станем метаться во тьме и светить куда попало, драконам будет слишком легко взять над нами верх. Так что мы, стоя меж двумя решетчатыми перегородками, пытались приучить глаза к темноте.

Однако на Драконьем дворе я не увидела ни единого дракона.

– Они спят ночью? – шепотом спросила я.

– Не знаю, – прошептал в ответ Нико. – Пожалуй, не стоит на это рассчитывать! – Он отыскал Драканово копье и накинул на плечи вонючий драконий плащ. – Если пахнешь как дракон, может статься, они поверят, будто ты и есть дракон, – заметил он, когда я сказала, что это мерзко.

Вдруг Нико застыл на месте.

– Они там! – пробормотал он, указывая пальцем…

Вначале я по-прежнему ничего не видела. Потом разглядела в тени под полуобрушенным сводом какое-то скользящее движение.

Драконы лежали сгрудившись, с переплетенными хвостами, и походили на гигантских змей, так как лапы были не видны. Может, так было легче сохранять тепло?!

Мама как-то рассказывала мне, что ужи, гадюки и ящерицы не могут черпать собственное тепло изнутри. Поэтому летом они лежат на камнях и греются на солнышке. Зато они могут терпеть страшный холод. «Если гадюка лежит не шевелясь, не следует думать, что она сдохла», – говорила матушка. Быть может, и драконы вынуждены лежать так же спокойно?

Ночь была очень холодной. Иней, словно белое покрывало, окутывал развалины.

– Огасо… огасо! – прошептал Никодемус – Мы идем! – Он отворил последние решетчатые ворота.

– Почему ты так говоришь?

– Как?

– Ты сказал «огасо… огасо»!

– Ну, так их называют. По-латыни!

Я глазела на змеиный клубок на Драконьем дворе. Мне было на удивление безразлично, как их называют по-латыни.

– Да, нам это страх как поможет, коли они сожрут тебя или меня, – мрачно пробормотала я.

Нико улыбнулся. Как мог он теперь улыбаться?

– Считай, что это переросшие ящерицы! – сказал он и отворил ворота.

Самым большим моим желанием было проскочить мимо драконов как можно скорее, но Нико предостерег, что этого делать не стоит. Камни были скользкие от инея и ненадежные, а обломки каменных стен только и ждали, чтобы о них споткнулись. Коли вывихнешь лодыжку и не сможешь идти, то станешь легкой добычей для голодного дракона, который молниеносно проглотит лакомый кусок.

Мы пошли. Держась вплотную к Нико с его копьем, я не спускала глаз с драконов, так что едва не споткнулась о прогнившую балку. Нико схватил меня за руку и повел, иначе я бы упала.

Сердце мое колотилось так громко, что мне казалось, будто его стук может разбудить драконов. Там наверху, под сводом, они лежали не совсем спокойно. Вначале клубок их был таким спаянным и плотным, что трудно было разглядеть каждого в отдельности. Однако один из драконов вдруг начал медленно отделяться от сородичей.

– Нико! – лихорадочно прошептала я.

– Я вижу его! – сказал он, крепче обхватив копье. – Только не останавливайся!

Легко сказать! Мои ноги оцепенели, стали непривычно чужими, да и все тело вело себя как-то странно: оно шумело, и стучало, и жужжало от страха, что этот дракон приблизится хотя бы на один шаг…

Он так и сделал. Он, широко раздвинув лапы, медленно подползал, почти сливаясь с землей. Когда же он, вытянув вперед голову, скользнул из тени в бледный луч лунного света, чешуя его заблестела, как перламутр, а длинное-предлинное туловище заструилось, сверкая всеми своими извивами, будто река в свете месяца.

Видно было, как его раздвоенный язык то высовывается из пасти, то убирается обратно, словно все время лакомясь воздухом.

– Иди дальше! – шепнул Нико, и лишь тогда до меня дошло, что я просто-напросто выдохлась. Единственное, чего мне хотелось, – это бежать, бежать не останавливаясь, но вместо этого я, с трудом передвигая ноги, вдруг просто оцепенела.

Самым скверным было то, что дракон оказался так медлителен. Я была не в силах отвести от него взгляда, а он подползал все ближе и ближе. Мне уже были отчетливо видны его блеклые желтые глаза. Медленно, раз за разом, переставлял он свои толстые чешуйчатые лапы. Медленно поднимал голову, поводя ею из стороны в сторону. Медленно разевал пасть, сине-лиловую, битком набитую острыми, пилообразными зубами.

Коли б не Нико, я, быть может, так и стояла бы там, глядя на драконьи глаза, драконью пасть и драконьи зубы, покуда он не сожрал бы меня. Но Нико дернул меня за руку и заставил двигаться дальше, хотя, по правде говоря, ноги мои не желали следовать за ним.

– Прекрати глазеть на него! – велел он. – Смотри лучше на ворота! Следи, чтобы мы двигались прямо к ним. А я не спущу глаз с этой твари!

Я заставила себя не глядеть на дракона, а повернуть голову к воротам. И тотчас поняла: нам суждено умереть!

Путь к воротам преграждал другой дракон – он был выше, толще и длиннее, чем кто-либо из его сородичей. Казалось, он заполонил собой все пространство. Его желтые глаза таращились на меня сверху, и он был так близко, что я уже видела капли молочно-белого яда на его острых клыках.

Было бы куда как славно сказать: дескать, я спокойно и храбро встретила драконий взгляд. Но как бы не так! В разгар всего этого ужаса я ощутила, как теплая струя окатила мои ноги, и поняла, что случилось.

Тонкий птичий клекот вырвался из моих уст. Даже не вскрик – ведь мне недоставало воздуха и сил, чтобы кричать. Дракон слегка откинул голову назад, как бы готовясь к удару. Я не думала ни о чем и ни о ком. Даже о Нико и матери. Я была лишь тонкой оболочкой огромной серой пустоты страха. Скоро все кончится, я даже не хочу сопротивляться. Подчинюсь кротко и смиренно, как овца.

Что-то пролетело над моей головой. И желтые глаза вдруг исчезли. Драконью голову чем-то накрыло – ага, накрыло плащом из драконьей шкуры, я внезапно это разглядела.

А еще меня ужасно толкнули в бок, так что я рухнула меж обломков стены, а Нико ринулся навстречу ослепленному дракону. Тот тряс головой, чтобы разделаться с чем-то ослепившим его, но плащ повис на нем, будто большая черная летучая мышь.

И вот в шею дракона под самой его головой вонзилось копье. Волна темной крови брызнула на Нико, дракон метнулся назад, так что человек выпустил из рук копье. Но вонзил он его метко. Дракон пошатнулся, по-прежнему ослепленный плащом, и рухнул наземь. И хотя он пытался даже перекусить копье, но видно было, что он вот-вот сдохнет. Он скреб лапами, описывая полукруги, а кровь непрерывным потоком лилась из раны на шее, орошая все вокруг и заставляя темнеть землю.

Будь этот гигантский дракон единственным на Драконьем дворе, мы бы легко проскользнули через ворота без единой царапины. Нико, не веря своим собственным глазам, смотрел на подыхающее чудовище. Верно, не каждый день доводилось ему вот так запросто поражать насмерть драконов!

А я вновь поднялась на ноги, чувствуя себя просто вошкой, мелкой, ничтожной вошкой, потому как Нико оказался умен, и силен, и храбр, а я, не в силах сдвинуться с места, лишь написала в штаны. Но мы оба вели себя глупо, так как думать о вошках или об убийстве дракона было совсем не время.

Сзади донесся скрежет когтей о камни. Больше я не успела ничего понять, поскольку на нас набросился подоспевший сородич. Нико отчаянно кинулся в сторону, перекатился кругом и уже почти вскочил, но тут первый дракон подсек его хвостом, ударив прямо в спину. Драконий хвост обвил его ноги, и Нико упал. Он лежал, как бревно, пригвожденный драконьим хвостом, без малейшей надежды когда-нибудь освободиться, а другой дракон уже приготовился вновь обрушиться на него.

Одно дело самому покорно ждать, когда тебя вот-вот проглотят! Однако же совсем другое – стоять и смотреть, как дракон пожирает того, кто тебе мил.

У меня не было ни копья, ни плаща. Но в подвале валялась куча камней. Я набрала целую горсть и изо всех сил швырнула. Дома мы с Давином обычно бросали камни в крыс на конюшне. Но в дракона попасть куда проще! Один из камней просвистел в воздухе – и угодил прямо в морду чудовища, точь-в-точь как мне хотелось.

Дракон содрогнулся и затряс головой.

Собрав последние силы, я прицелилась и запустила в него еще один камень. Дракон медленно отвернулся от Нико, перекинувшись на меня. Да, то было точь-в-точь так же… то было медленно. И не стой я неподвижно, будто маленькая жалкая овечка, угодившая в волчий капкан, я наверняка успела бы убраться прочь. Но я, отскочив в сторону, бросила в дракона еще один камень. Я кричала, швыряла камни, плясала вокруг чудовища, так что оно было вынуждено держать ухо востро и не выпускать меня из виду.

– Эй, дракон! – кричала я. – Дракон – дурак! Огасо… Огасо… Огасо…

А между тем краешком глаза я наблюдала, как Нико борется с обвившим его ноги хвостом подыхающего чудовища и постепенно освобождается. Перебравшись через туловище дракона, он вновь схватился за копье.

– Сюда, Дина! Спрячься за эту дохлятину! Да поскорее! – приказал он.

Ну да, дохлятина, какая там дохлятина! Дракон все еще шевелился. Но я легко разгадала намерения Нико. Там, на Драконьем дворе, пока мы открывали бы ворота, у нас было хоть какое-то защитное укрытие. А теперь приходилось всерьез поторапливаться, ведь клубок змей под сводом окончательно распался и четыре дракона устремились к нам. Швырнув последний камень, я помчалась изо всех сил и отчасти преуспела.

Я бежала все вперед и вперед, перескакивая через балки и обломки, ни единого разу не оступившись. Я перепрыгнула и длинную шею распростертого дракона – позади Нико, сторожившего с поднятым копьем другого дракона.

Но в тот самый миг, когда я остановилась, ища ощупью ключи, и уже видела вблизи ворота, – как раз в тот самый миг в последний раз поднял голову подыхающий дракон, плащ соскользнул с него и он вновь обрел зрение. Я не успела даже вскрикнуть. Его пасть раскрылась, а челюсти сомкнулись вокруг моей левой руки.

Драконьи зубья пронзили мою одежду, кожу и мышцы вплоть до кости. У дракона уже не было сил встряхнуть меня, как это делал с пойманными крысами Страшила. Драконья голова вновь опустилась на землю, и я следом за ней, пока не очутилась на коленях, с рукой, крепко-накрепко зажатой в пасти дракона.

Один из желтых глаз чудища таращился на меня, и я знала, что оно никогда не выпустит мою руку даже после смерти. Однако же боль была не такой сильной, как можно было предположить. Я почти ничего не ощущала. Но и сдвинуться с места не могла.

– Нико! – прошептала я, потому что силы были на исходе и кричать я не могла.

Тьма вокруг совсем сгустилась, и единственное, что я различала, был желтый глаз дракона. Но я все же услыхала отчаянный возглас Нико:

– Дина! Нет!..

Внезапно челюсти дракона разомкнулись. Воткнув копье в уголок драконьей пасти, Нико заставил челюсти разжаться. Моя рука выпала из пасти дракона, как тяжелый куль. Неясно, как это ему удалось, но Нико подобрал ключи, которые я обронила, и отворил ворота. Я не могла понять, куда делся дракон? А все остальные? Почему они не нападают на нас?

– Попробуй, сможешь подняться? Дина, идем быстрее, нельзя сдаваться теперь…

Нико подхватил меня под здоровую руку, и я кое-как встала. Почти вслепую, я неуверенно проделала последние неверные шаги к воротам. Едва Нико захлопнул за нами решетку, я упала на колени, зная, что теперь мы в безопасности. И сквозь железные прутья я увидела, почему другие драконы не напали на нас. Им было не до того, они уже жадно пожирали своего издыхающего сородича.


Несущая Смерть | Дина. Чудесный дар | Мистер Маунус