home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДАВИН

Семейный пикник в лесу

Среди всех этих темных деревянных строений тускло мерцал при свете месяца большой каменный дом. Нигде ни огонька, да и время за полночь.

– Думаешь, там стражники? – шепотом спросила Роза.

– Я ничего не вижу. Стражники караулят у мельниц да у лагерей, но не здесь.

Мы стояли под бузинным деревом, перед флигелем в самом конце одной из конюшен, укрывшись за несколькими поленницами дров. Белые цветы бузины благоухали пронзительно горько и сладостно. От резкого запаха цветов щекотало в носу и хотелось чихать.

– Войдем?

Я заколебался:

– Ведь мы не знаем, где она, в какой горнице. Сможем ли мы бродить по всему дому, пока не найдем ее? Пожалуй, нет!

– Может, у тебя есть план получше?

– Нет! – признался я.

– Ну, тогда пойдем!

– Погоди немного! Дай мне хотя бы снять сапоги.

Я сел на чурбан, на котором кололи дрова, и стянул свои промокшие насквозь сапоги. Босиком я смогу ступать тише. Тут оказалось, что я оставляю за собой мокрый след на манер лесного слизня, но стучать сапогами было бы еще хуже. Не снять ли мне и мокрый мундир? Нет, по крайней мере он черный. Без него я бы светился во мраке – белый, будто призрак.

В дом вела большая гранитная лестница, но подниматься по ней было все же глупо и дерзко. И в таком доме, как этот, был наверняка не один вход.

– Там, – произнес я, – дверь флигеля! Тут настал черед Розы заколебаться.

– Как, по-твоему, что они сделают с нами, когда обнаружат здесь? – спросила она.

И даже если она пыталась побороть себя, я уловил легкую дрожь в ее голосе.

– Откуда мне знать? – ответил я чуть резче, нежели хотел. – Здесь прихвостни Дракана. По мне, будет лучше всего не дать им себя обнаружить!

Роза пробормотала что-то подавленно злое, дескать, она и сама могла бы это сообразить. Я не расслышал всего, но слово «идиот» прозвучало довольно отчетливо. Это было оскорбительно, но, так или иначе, меня чуточку успокоила мелкая перебранка с Розой, эта перебранка словно вернула нас в обычную жизнь, даже тревога и страх отступили.

– Подожди здесь, – сказал я Розе. – А я погляжу, не заперто ли там.

Я обошел поленницы вокруг и огляделся. По-прежнему ни души, никто за нами не наблюдал. Сделав глубокий вдох, я кинулся босиком, с еще влажными ногами, по брусчатке к флигелю каменного дома. Нажав на ручку, я осторожно толкнул дверь. Она поддалась. Никакого замка, никакого запора! Ну, коли живешь посреди сурового охраняемого лагеря, окруженного половиной драканьей рати, может, не так уж необходимо запирать дом.

Я осторожно распахнул дверь настежь. Сначала я не видел ни зги, но мало-помалу глаза привыкали к мраку, я начал различать какие-то неопределенные очертания. Ни одно из них не напоминало людей, а единственный звук, который я слышал, был какой-то «как-кап-как-кап…», медленный и мокрый…

Я сделал шаг вперед и… ткнулся носом. Ай, как сильно я ударился! Я закусил губу, чтобы громко не выругаться. Кто, черт побери, построил лесенку внутри, перед дверью, вместо того чтобы сделать это снаружи? Ясно, что это дело рук того, кто строил дом. Я свалился с трех истертых каменных ступенек, посидел немного, тихонько постанывая, на полу, вовсе не деревянном, а сработанном из скользких блестящих каменных плиток.

Тут пахло сыростью, мылом и чуточку гнилью. Баня? Нет. Подвал для стирки… Прачечная!

Я различал уже котлы, в которых кипятят белье на очаге, гигантские железные чаны, под которыми снизу разводят огонь так, что можно стирать в теплой воде. Это тебе не то что таскать грязное белье вниз к ручью, как у нас дома. Но здесь, похоже, совсем другой дом! А бывал ли я прежде в таком доме вообще? Да, бывал – у Хелены Лаклан.

Внезапно я вспомнил девичью в Баур-Лаклане так явственно, будто почти увидел ее. Девичья и Каллан, не спускавший глаз с пола, пока говорил, что они начнут тянуть неводы, когда рассветет.

Я заметил, что слезы начинают скапливаться у меня в уголках глаз, и заморгал как безумный. Что за глупость сидеть здесь и чуть не плакать, когда мне уже известно, что Дина не утонула, что она где-то здесь, в этом доме, и я скоро найду ее. Я раздраженно отер глаза мокрыми рукавами, снова поднялся на ноги, вышел из подвала и помахал рукой Розе.

– Берегись! – предупредил я. – Здесь лесенка, несколько ступенек вниз.

Она осторожно спускалась по ступенькам, преодолевая одну за другой.

– Что здесь? – прошептала она.

– Прачечная! – ответил я.

– Гм-м! – фыркнула она. – Настоящий господский дом, верно?

Мы прошмыгнули через подвал-прачечную и, поднявшись еще на несколько лестничных ступенек, прошли через дверь в огромную поварню. Огонь в большом железном очаге еще не угас, видны были очертания печи, обрисованные пылающими полосками света во мраке. Где-то пахло уже поставленным тестом, что должно было взойти. Кто-то, видно, задумал испечь хлеб к завтраку.

Меня угораздило наткнуться в темноте на стол, и тут же послышалось дребезжание котелков и глиняных мисок.

– Тсс! – прошипела Роза.

Я застыл тихо, как мышонок, и прислушался, но в доме по-прежнему стояла тишина, и я не слышал ни голосов, ни шагов, ни каких-либо других звуков, коли не считать… неужто храп? Слабый, тихонький храп где-то вблизи…

Роза, схватив меня за руку, потащила через поварню прямо в следующую дверь. В тот же миг стало ясно, что это нечто совсем другое. То была большущая пустая горница с высоким потолком, а из нескольких больших окон со множеством застекленных рам падал на пол, устланный черными и белыми каменными плитками, свет месяца. Высокая винтовая лестница тянулась вверх во мраке.

– У поварихи горница всегда рядом с поварней, – шепнула Роза. – Верно, это она и храпела. Думаю, нам надо подняться выше. Другая прислуга наверняка живет наверху под крышей. Ведь не отдали же поварихе один из господских покоев?

– Откуда ты все это знаешь? – спросил я.

– Моя мать стирает на тех, кто живет в таких домах, – коротко ответила Роза. – Ну, пойдем дальше? Или тебе еще нужно опрокинуть и другие котелки?

До чего же она меня раздражала! И все же, хоть я и не думал доводить это до ее сведения, я радовался, что она тут, со мной.

Мы поднялись по лестнице, поднялись медленно, чтобы ступеньки не скрипели. Когда же добрались до первого жилья, я хотел было свернуть налево, но Роза меня остановила.

– Не сюда! – сказала она. – Наверх, к чердачным каморкам.

Мы поднялись еще одним жильем выше. Лестница стала теперь куда уже, вместо прекрасных застекленных окон в стенах было лишь несколько отдушин, прикрытых деревянными ставнями. Крохотные узенькие полоски лунного света пробивались вдоль ставней – вот и все!

Я остановился, потому что ничего не видел. Роза натолкнулась на меня и схватилась за мою руку, чтобы не упасть. На этот раз она ничего не сказала и даже после того, как обрела равновесие, продолжала держать меня за руку. Откуда-то слышался какой-то чудной писклявый звук, почти похожий на писк летучей мыши во мраке.

– Что это? – как можно тише прошептала Роза.

– Может, кто-то во сне? – прошептал я в ответ. – Люди издают столько чудных звуков, когда спят!

Трудно было узнать, откуда этот писк. Осторожно выставив вперед ногу, я сделал шаг, потом еще один… Я по-прежнему не видел собственной руки. Вытянув перед собой одну руку, я другой нащупал стену. Мои пальцы коснулись деревянной стены, а потом какой-то ткани. Полог!

Я слышал, что звук, похожий на писк летучей мыши, раздавался оттуда. Пищала, похоже, не Дина, но, может, там есть еще кто-то?

Осторожно отодвинув полог в сторону, я сунул туда голову. Там было капельку светлее, ведь ставни были открыты, и я различил какую-то фигуру на кровати, фигуру слишком большую и неуклюжую… Нет, это не Дина!

Как раз в этот миг писк летучей мыши прекратился, и я, уже уходя, замер и застыл тихонько, как мышонок. «Спи себе, – подумал я, – спи сколько влезет, здесь никого нет». Человек на кровати зашевелился так, что кровать заскрипела. Но он не поднялся и не сел, и никакого признака того, что он проснулся, не было.

Медленно, бесконечно медленно опустил я полог и, пятясь, отступил обратно к лесенке вместе с Розой. Мы крадучись одолели несколько ступенек вниз, остановились и прислушались. Сверху по-прежнему ни звука!

– Не думаю, что Дина здесь, – как можно тише сказал я прямо в ухо Розе.

– Мы заглянули только за один полог, – прошептала она в ответ. – Что, если там много горниц?

– То была не служанка, – заверил я. – То был солдат-драканарий.

– Ну и что? Может, он охраняет ее?

– Тогда он никуда не годный стражник!

В какой-то миг показалось, что Роза собирается спорить и дальше. Но она, вдруг как-то слегка беспомощно и утомленно вздохнув, спросила:

– Где будем искать?

– Я кое-что надумал. Может, нам не надо открывать каждую дверь. Может, будем искать только ту, что заперта?


* * * | Опасное наследство | * * *