home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

В воскресение Геля отправилась по магазинам, чтобы купить себе одежду для отдыха с Ильёй у моря. Через неделю они вместе собирались лететь в Анапу на десять дней, которые Илья брал в качестве отпуска. Родителям Геля сказала, что поедет отдыхать к подруге в Краснодар. Отец выдал деньги на билеты, хотя Геле деньги нужны не были. Илья щедро давал ей столько, сколько она просила. На шмотки для отдыха дал тоже он. Геля звала Илью с собой по магазинам, но он отказался от подобного удовольствия, сказал, что будет ждать её дома у Луганских, а потом они сбегут куда-нибудь погулять.

Геля, потратив на магазины почти весь день до вечера, возвращалась домой уставшая, но довольная. Она купила себе купальник, классные шорты, две прикольные майки, легкое платье, сандалии и шлепанцы. Ещё она присмотрела летний костюмчик, но взяла с собой мало денег. Но за оставшуюся неделю до отлёта она успеет докупить всё, что ей было нужно.

А к морю хотелось очень. Надоела духота, смог и зной города. Окунуться бы поскорее в прохладную воду, а потом пожариться на солнце, обдуваемой морским ветерком. Но самое главное, что она будет целые две недели вместе с Илюшкой, не расставаясь с ним ни на час. Можно будет ни от кого не прятаться, забыть об осмотрительности, отдыхать вволю.

Геля вошла в чугунную калитку своего дворика, густо заросшего травой и кустарником. Здесь у них всегда была тень и прохлада. На скамейке в глубине двора Геля увидела Кирилла и Юлю. Они, заметив Гельку, замахали ей руками. Геля направилась к ним. Посидеть сейчас в тенёчке — одно удовольствие.

Геля поставила сумку с обновами на скамью.

— Чего вы тут сидите? Прохлаждаетесь? — весело спросила она.

— Мы тебя ждём, — вдруг несколько напряжённо ответил Кирилл.

У Гели тревожно стукнуло сердце.

— Меня? Зачем? — недоумевающе спросила Геля, хотя уже в подсознании болезненно бился ответ «что-то случилось…»

Кирилл, явно не зная, как начать, растерянно посмотрел на Юлю.

— Тут произошло кое-что. Неприятное… — начала Юля. Помолчала, собираясь с духом, а потом решительно выпалила, — Отец узнал про вас с Ильёй!

— Мы сидели все спокойно, обедать собирались, Юля пирогов напекла… невнятно начал бормотать Кирилл.

— Ничего не понимаю, — дрогнувшим голосом сказала Геля, — Как он мог узнать? Кто ему сказал?

— Динка выболтала! — сердито ответила Юля, — Ни с того не с сего вдруг взяла и ляпнула — мол, так и так, а вы знаете, Антон Алексеевич, что ваш брат Илья соблазнил вашу дочь Гелю… А сама смотрит на Илью, не отрываясь, злорадствует. Все конечно, по началу замерли, примолкли. Глазеют друг на друга, ничего сообразить не могут. Ну, Сашка соскочил и по физиономии Динке сразу хряпнул. А потом такое началось!!! Отец на Илью налетел как бешеный!!! С места снёс, потом как размахнется… Так Илюшку отметелил — я думала вообще убьёт! Всё лицо разбил… Мать ему кричит что-то типа: «Прекрати… Не смей…» А тот ровно не слышит. У меня аж слёзы из глаз. Илья стоит весь позеленевший и только от ударов покачивается, даже не уворачивается, не прикрывается…

— Один только раз блок поставил… — вставил Кирилл, упавшим голосом.

Геля как стояла, так и села бессильно на скамейку, закрыв лицо руками. Но она не плакала, только напряжённо дрожала всем телом.

— Что дальше? — через силу выговорила она, не отнимая рук от лица.

— Да ничего… — тяжело вздохнула Юля, — Отца мать с Сашей кое-как оттащили… да он и сам устал, отступил отдышаться. А Илья кровь с лица утёр, посмотрел на нас на всех как-то вымученно, повернулся и пошёл медленно вниз, к выходу. Отец ему вслед закричал: «Чтобы я тебя больше не видел в своём доме, мерзавец!» Вот и всё… да, а Динка, змеюка, Илье с лестницы прошипела: «Ну как понравилось? Самое весёлое у тебя ещё впереди!»

— Когда это ты слышала? — удивился Кирилл.

— Да я под шумок, когда мать отцу что-то стала выговаривать в прихожую выглянула, а эта крыса уже там…

— Да уж, крыса она последняя… И как только Саша её терпит? Искренне поразился Кирилл.

— Да известно, чем она его держит… шалава она, девка бесстыжая… от такой мужику трудно оторваться, если ублажает на полную катушку.

Геля уже их не слышала. Она думала только об одном — скорее надо к Илье, как он там, любимый…Но сначала ей кое-что всё же надо сделать дома. Геля быстро поднялась и твердым шагом отправилась к дверям.

— Гелка, ты куда? — крикнул ей вслед Кирилл, — Не ходи, там отец рвёт и мечет, пережди, когда он успокоится…

Но Геле было все равно, в каком настроении пребывает отец. Её он вряд ли примется бить, а на его выговоры ей глубоко плевать. Да и что он может ей сказать? «Я думал ты взрослая и сознательная… как ты могла… ты не понимаешь, что делаешь… неужели я должен объяснять тебе простейшие вещи..», и так далее в этом духе. Геля понимала, что вечно прятаться от родственников было невозможно, рано или поздно, всё равно они обо всём бы узнали. И отец также набросился бы на Илью… Но всё равно Геле было противно оттого, что эта стерва Динка не просто рассказала отцу, а словно натравила его на Илью. И как она пронюхала, откуда узнала? Неужели Илья поделился с Сашкой, а тот рассказал своей мартышке? А может быть, все давно уже догадывались? Ведь странно, что Кирилл и Юля будто бы и не были особо потрясены тем фактом, что Илья с Гелей любовники. Их всецело волновало только то, что подлая Динка выдала тайну отцу.

Геля поднималась по лестнице в квартиру. Кирилл и Юля шагали чуть позади. Они выполнили свою миссию — предупредили Гелю о том, что сегодня произошло дома, подготовили её морально к неприятному разговору с отцом.

Отец, Алла, мама, Саша и Динка сидели как ни в чем не бывало в столовой и ужинали Юлиными пирогами. Только за столом на этот раз царила необычная напряженная тишина. Всем было немного не по себе от произошедшего. Одна только Дина была абсолютно спокойна, хотя Саша, затолкнув её в свою комнату, пригрозил, что если она ещё посмеет открыть свой рот в адрес любого члена семьи, он её прибьёт. Сказано это было в сердцах и Дина только слегка поморщилась. Больше чем на пощёчину у Сашки не хватит духу. К тому же она знает, как его усмирить, если он вдруг разойдется. Да и не разойдется он особенно, если Дина не будет обижать его драгоценную мамочку. Но Дина пока не будет. Главное, чтобы Сашка купил себе и матери по отдельной квартире, иначе Дина просто сойдет с ума, если ежедневно будет наблюдать слащавое сюсюканье мамочки с сыночком.

Геля остановилась на пороге столовой, с вызовом посмотрев на всех присутствующих. «Вот она я. Чего скажете?…»

Полина долгим взглядом посмотрела на мужа, словно внушая ему быть на этот раз сдержаннее. Но у Антона запал прошёл. К тому же виноватым он, как обычно, считал только своего брата. А его рождение и появление в семье трагической ошибкой.

— Дочка, ты будешь ужинать? — спросила Полина очень мягко и спокойно, — У Юли получились такие чудесные пироги. Садись, покушай, или не хочется с жары?

— Как это может не хотеться? — тоже вполне миролюбиво добавил Антон, С утра ведь ничего не ела, а уже время ужина. Садись скорее с нами!

— Я никогда не сяду за этот стол, — медленно, почти по слогам, проговорила Геля, — пока здесь сидит эта гадина!

Геля испепеляющим взглядом посмотрела на Дину.

— Это во — первых. А во-вторых, я никогда не приду больше в этот дом, пока здесь живёт эта же самая гадина.

— Ну, а что в-третьих? — среди наступившей тишины раздался ядовитый голосок Дины.

— А в-третьих… — Геля шагнула к столу, схватила большой бокал с минеральной водой и швырнула его Дине в лицо. Бросок был почти точен. Бокал попал Дине в плечо. Мокрая и разъяренная Дина выскочила из-за стола и бросилась к Геле, чтобы дать сдачи. Но между ними встал Саша.

— Ангелина! Что ты себе позволяешь! — вскричал отец, — Как ты себя ведешь! Это уже переходит всякие границы! Марш немедленно в свою комнату!

— Пока ЭТА не уйдет, здесь у меня больше нет своей комнаты! — отрезала Геля.

— Что ты несёшь! — возмущенно воскликнул отец. — Что за нелепые условия ты ставишь?

— Это не условия, это требование! Пусть она уйдёт из нашего дома.

— У тебя нет права никого выгонять! — Антон почти с мольбой смотрел на Гелю. Ну что она делает? Если сейчас уйдёт Дина, следом за ней уйдёт Саша, а значит и Полина… И он потеряет её безвозвратно. Навсегда.

— Только у тебя, папочка, есть такое право, да? — зло усмехнулась Геля, — Ты ведь выгнал Илью…Избил и выгнал.

— Геля, как ты разговариваешь с отцом, — слабо возмутилась Полина.

— Я вообще никак не хочу с ним разговаривать, — Геля неожиданно почувствовала закипающие в горле слёзы, которые так не терпела. — И с вами со всеми тоже!

Геля повернулась и стремительно побежала к выходу.

— Геля, остановись!

— Геля, я тебе запрещаю!

— Гелька, не уходи!.. — звучали ей вслед голоса, но не могли её остановить. Она сделала свой выбор.

Илья распахнул дверь. Кроме разбитой губы, других следов выяснений отношений с отцом Геля не заметила. Она влетела в квартиру и прижалась к Илье, обняв его.

— Вот мы и попались, — сказала Геля сквозь слёзы.

— Надеюсь, отец тебя не тронул? — тревожно спросил Илья, — Я молил Бога, чтобы он всё своё негодование выплеснул на меня и не смел на тебя даже пикнуть.

— Я-то себя в обиду не дам, а вот ты почему терпел, когда он тебя бил?! Я думала, у меня сердце остановится, когда мне Юлька рассказывала, что он с тобой делал! Илюша, ты ведь мог сдать ему сдачи — он ведь всего лишь твой брат!

— Я не мог сдать ему сдачи! — спокойно ответил Илья, — Я не ждал ничего другого, я думал, что будет даже хуже.

— Куда уж хуже! Он не имел права тебя бить, выгонять из дома!

— Ещё как имел… Ты ведь сама всё понимаешь, не надо осуждать его.

— Это всё Динка — гадина…

— Мы не смогли бы вечно прятаться… Какая разница, как и когда все узнали про нас. Ты думаешь, реакция Антона была бы другой, если бы мы сами ему сказали?

— Тебе нисколько не обидно, что он тебя выгнал из дому?

— Я всегда был для него чужой. Всегда ему мешал. Но мне это неважно. И Полина и Саша, и Алла с Кириллом — они всё равно останутся моей семьёй.

— И я…

— И ты, — засмеялся Илья, — особенно ты.

Илья не выглядел угрюмым и подавленным. Он улыбался своей разбитой губой и шутил.

— А я ушла из дому… — невесело произнесла Геля в ответ, — Я не могу там находиться, пока эта крыса шипит из угла и ухмыляется.

— Это ты напрасно, — призадумался Илья, — этим ты нагнетаешь обстановку вокруг нас. Теперь нас в покое не оставят, пока ты не вернёшься…

— Пусть сначала Динка уйдёт! — упрямо надула губы Геля.

— Не уйдёт она никуда. Никто её не выгонит, как меня. Ты ведь это прекрасно понимаешь…

— Ну, конечно. Саше она дороже тебя и меня, мама на его стороне, отец на маминой. Кому мы с тобой нужны?

— Саша любит Динку. Ты ведь недолго думала, когда семье предпочла меня. А почему Сашка должен поступать по-другому?

— Как можно её любить! — презрительно фыркнула Геля.

— Ну только вот об этом не надо… Любит и любит. Не нам судить. Ты ведь не хочешь всех в семье перессорить?

— Мне кажется, этого очень хочет Динка… — пробурчала Геля.

— Ладно тебе, забудь ты про нее, — примирительно проговорил Илья, покрепче прижимая Гелю к своей груди.

— Илюш, а давай уедем прямо сейчас?! Подальше от всего этого…

— Потерпи недельку, малыш… Я сейчас не могу бросить дела. Всего неделю…

Эта неделя показалась им обоим целой вечностью. Вся семья начала дружный штурм в целях возвращения Гели под крышу родного дома. Мама, Алла, и особенно отец не давали им покоя, убеждая, уговаривая Гелю вернуться. Вернуться и расстаться с Ильёй. Этот подтекст, более или менее явный, звучал во всех их речах. Особенно категоричен был отец. С Ильёй он вообще не желал разговаривать и приходил только тогда, когда брата не было дома. Он долго и упорно втолковывал Геле о том, какую ужасную ошибку она делает, что у этих отношения нет и не может быть будущего, что интимные отношения между ближайшими родственниками запрещены не только по моральным канонам, а ещё из-за того, что ведут к вырождению человеческого рода, что в родственных браках рождаются больные дети с явными генетическими отклонениями, дебилы, олигофрены или физические калеки.

Мама была тактичней, она просила, чтобы Геля и Илья всё хорошо обдумали, взвесили, и приготовились к огромным сложностям, если они всё же решат остаться вместе. Проблемы будут непременно, разного рода, сумеют ли они всё выдержать и сохранить свои чувства, не сделают ли друг друга несчастными.

Но пока Илья и Геля выдержали только одно испытание — испытание увещеваниями, уговорами, просьбами, требованиями. Через неделю они улетели к морю, оставив семью в растерянности. Что теперь делать с непокорными смириться или продолжать борьбу?


предыдущая глава | Семейный роман | cледующая глава