home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Кое-как развязавшись с важными делами, Макс решил во что бы то ни стало сегодня же вечером разыскать Сашу сам. Ему некогда было ждать, пока в мозгах Сашки наступит просветление и он вспомнит о своих служебных обязанностях. Сам Макс почёл бы за исключительное удовольствие вообще больше никогда не встречаться с ним, не видеться, не разговаривать, но он не мог позволить себе такой роскоши, потому что начинало страдать Дело. Его Дело, его детище, его фирма. Только после того, когда Сашка доведёт важные контракты до успешного завершения и передаст дела новому юристу, он может проваливать из фирмы на все четыре стороны. Макс с огромным удовольствием купит у него его долю в предприятии. На любых условиях и даже наверное, по любой цене, в пределах разумного, конечно.

Полагаться на тактичного и мягкого Илью в том, что он образумит друга, Макс не стал. Он вообще не привык ни на кого полагаться. Всё лучше сделать самому. Самолично поговорить с Сашкой жёстко, по-мужски, без сантиментов и соплей. По поводу того, что его личные симпатии и антипатии, чувства, привычки, эмоции и ощущения никого не будут интересовать, если фирма понесёт убытки.

Макс был зол прежде всего из-за того, что не мог понять как можно всё забросить из-за какой-то придури. Как можно взрослому мужчине строить из себя обиженного мальчика, дуться на весь божий свет непонятно из-за чего. Ну не посчастливилось им обоим оказаться вдруг в таком тесном родстве — что теперь по этому поводу слюни пускать? Уж наверное не лучше было, если бы Сашкиным отцом оказался какой-нибудь спившийся маргинал. Полина кстати тоже хороша, зачем полезла к сыну с откровениями, ведь помнится, вообще не собиралась тому ничего рассказывать. И момент-то выбрала какой неподходящий! Перед свадьбой. А он ещё не думал даже, как говорить о Сашке Алле.

Макс думал обо всём этом, подъезжая к кризисному Центру. Он поехал наудачу, без предварительного звонка, а то ещё чего доброго Полина отказалась бы с ним встречаться. А у Макса не было времени на уговоры. Ему нужно было срочно найти своего юриста и заставить работать, любым способом, не брезгуя никакими средствами.

Полина, несмотря на позднее время, всё ещё была в Центре и уходить домой вовсе не собиралась. По её словам вечер у них — самое напряжённое время, потому что многие женщины могут приходить сюда за помощью и поддержкой только после работы, успев накормить ужином семью.

Макс шагал по коридорам Центра, поглядывая на встречавшихся ему женщин. Кто они были — клиентки или работники центра — он не пытался угадывать. На его взгляд все они были весьма жизнерадостные и благополучные. Здоровые, холёные, хорошо одетые, и их главная проблема состояла в том, что некому им было всыпать как следует, чтобы забылась мгновенно вся эта дурь с феминизацией, эмансипацией. Поменьше было бы среди мужиков таких слюнтяев, как Антон Луганский, и не понадобился бы этот чертов кризисный Центр — клуб по интересам для избалованных тёток. Но подобных полковнику — пруд пруди. И ходить за примерами далеко не надо взять хотя бы Сашку… И Илюшка мягковат, к сожалению, хотя в нем сила чувствуется. Затаённая пока, но дерзкая.

Макс буквально выдернул Полину с какого-то полупридурочного романтического сборища при свечах и тоном, не терпящим возражений, сказал, что им нужно немедленно поговорить.

Полина что-то слабо пыталась возразить, ссылаясь на занятость, но Макс прервал её резко:

— Тебе разве собственные дети не важнее?

Сказано было это таким тоном, что Полина вся внутренне сжалась. И первая мысль была почему-то об Алле.

— Я жду тебя в машине, — сухо сказал Макс и пошёл прочь.

Полине оставалось только извиниться перед своей группой и, накинув пальто, выбежать на улицу.

Макс курил в машине, выпуская дым в приоткрытое окно. Полина с замиранием сердца села с ним рядом, боясь услышать что-нибудь очень плохое, неприятное, тяжёлое.

— Заедем куда-нибудь перекусить, — Макс не предлагал, он констатировал.

— Что случилось, Максим? — только и смогла она выдохнуть в ответ.

— Это я у тебя должен спросить, что случилось! — Макс выбросил сигарету в окно и завел машину. — Где Сашка, почему он не является на работу?!

— Я не знаю… — Полина сжала подрагивающие пальцы, бессмысленно наблюдая, куда везет её Макс. — Я только сегодня узнала от Ильи, что он забросил дела.

— Забросил — не то слово! Он их просто выкинул на помойку! Очень легко — на помойку свою фирму, свою карьеру, своих друзей и коллег!

— Но ведь ты его обидел, унизил, когда накричал на него тогда…Разве сам бы ты снёс спокойно оскорбление?

— Я бы разозлился и дал отпор, дал в морду в конце концов, а не прятался бы, разобиженный!

— Не все такие, как ты, Максим. И меня очень радует, что Саша — тоже не такой.

— «Он не такой»! — передразнил Макс Полину, — Да он Никакой! НЕ мужик, НЕ профессионал, нуль, пустота!

Макс бросал злые слова в лобовое стекло, а у Полины при каждом болезненно сжималось сердце. Наконец она не выдержала:

— Разве ты смеешь его осуждать? Ты, Макс Елхов, смеешь осуждать моего мальчика?! Останови машину, я выйду. Я не хочу всего этого слышать, потому что ты не имеешь права так о нём говорить!

Макс довольно резко притормозил у обочины, но не успела Полина взяться за ручку двери, спросил:

— Ты рассказала ему обо всём?

— О чём — обо всём? — напряженно переспросила Полина.

— Не прикидывайся, ты знаешь, что я имею в виду! — хмуро ответил Макс.

— А у тебя, у такого решительного, сильного мужчины не хватает смелости сказать «о том, что я его отец»? — невесело усмехнулась Полина, ты осмеливаешься только осуждать мальчика, на которого орал, которого прогонял прочь. Он же не мог тогда понять, за что ты его так ненавидишь! Он только ночью узнал, что с ним так разговаривает его родной отец!

— И тогда ему всё стало понятно? — язвительно спросил Макс.

— Да, поверь мне, многое!

— Между прочим, наши отношения были напряжённые ещё в те незапамятные времена, когда я не знал о том, что я его отец! — Макс снова закурил, — и я к нему не стал относиться хуже из-за этой детали.

— Вот именно — детали! Только эта деталь — ты сам! Потому что у Саши есть отец, а у тебя нет сына.

— Зачем же ты тогда ему всё рассказала?

— А почему я должна была скрывать эту «деталь»? Чтобы Максиму Андреевичу было проще, удобнее?

Макс спокойно выслушал тираду Полины и ничего не ответил, немного помолчав, спросил:

— И как Саша воспринял новость?

— Тебе разве не всё равно?

— Да вот, знаешь ли, нет! Мне ещё нужно завершать с ним дела, и потом — я женюсь на его сестре, — спокойно ответил Макс, — ну так что — он сильно бесился?

— Нет, с чего бы? — устало вздохнула Полина, — Я никогда не скрывала от Саши, что его родной отец — кто бы он ни был — нас бросил. А настоящим отцом для него всё же стал и является им совсем другой человек.

— Замечательно, — хмыкнул Макс, — значит, я всё же могу надеяться, что Саша Луганский появится на работе. Кстати, где он сейчас? Время не ждёт, надо дело делать!

— Не знаю, может быть, у меня дома. Он последнее время у меня ночует.

— Значит, поехали к тебе домой, мне он нужен! Обещаю быть особенно ласковым с твоим нежным мальчиком!

— Нет! Я поговорю с ним сама. Ты ведь опять примешься на него орать и давить.

— А чего другого он заслуживает, если позволяет себе так относиться к своему делу?! — снова вскипел Макс.

— Тебе не приходило в голову, что можно добиться своей цели и иными методами? Спокойным разговором, убеждением? Или не барское это дело, Максим Андреевич?

— Не делай из меня монстра. Я не собираюсь на него орать, хотя в этом он мне ничуть не уступает. Я буду очень дипломатичен, поверь уж мне. Я заинтересован в том, чтобы Саша вышел на работу, а не в обратном.

Полина скрепя сердце согласилась. Ей самой очень не нравилось то, что Саша ломал свою жизнь на её глазах. Ушёл от Дины и, как оказалось, ещё и с работы! Она только поставила условие Максу, что сама будет присутствовать при их разговоре, хотя была уверена, что Саша сам попросит её уйти.

Через десять минут они уже были возле её дома. Полина взглянув на тёмные окна, сказала Максу, что Саши, видимо, дома ещё нет. Но он всё же не поленился подняться с нею до квартиры и даже немного подождал его там. Ровно столько, сколько Полине понадобилось на то, чтобы заварить чай и подать его своему гостю.

Потом Макс ушёл, пообещав заехать ещё через час, а пока ему надо было вернуться в офис и забрать Аллу, да и закончить кое-какие дела.

Аллы в офисе не оказалось, она уже уехала домой сама. Зато Макса ожидал сюрприз — шагая в свой кабинет по коридору, он лицом к лицу столкнулся с Сашей.

Сказать, что Макс не был готов к встрече с ним, было бы неправдой. Последнее время Макс жаждал её. Во-первых и прежде всего — ради дела. А во-вторых откладывать выяснение отношений, если оно понадобится кому-либо, тоже не было смысла. Впрочем, Макс не сомневался в том, что Сашка разговаривать с ним о чём-нибудь, за исключением бизнеса, вообще не пожелает. Всё это было так. И тем не менее Макс неожиданно почувствовал нечто похожее на неловкость. Откуда-то появилось ощущение собственной неправоты, некое подобие вины. Будто бы что-то сделано не так, неверно, ошибочно. Может, не нужно было устраивать битв с этим упрямцем. Ведь Макс мог воздействовать на него по-другому — приручить, играя на Сашкиных слабых сторонах. Макс прекрасно умел манипулировать людьми, почему на этот раз оказался втянутым в бесконечные противоречия и противостояния. Почувствовал достойного противника и хотел победить «чисто»? Теперь победа не нужна, потому что бессмысленна. И конфронтации ни к чему не приведут.

Макс неожиданно почувствовал себя усталым и старым и немедленно жутко разозлился на себя за это.

— Ты зашёл просто так или работать? — хмуро выдавил из себя Макс, выдержав тягостную паузу.

— Постараюсь завершить все дела за неделю, — бесцветно и холодно бросил в ответ Саша, направив взгляд мимо.

— Завтра тебя ждут в Новосибирске, самолёт рано утром. Если найдёшь, кого отправишь вместо себя — можешь заканчивать дела здесь, — хладнокровно произнёс Макс, так словно вопрос о Сашином уходе из фирмы — вопрос бесспорный, давно решённый и никого не волнующий.

— Я полечу сам, — медленно выговорил Саша, — это мой контракт.

— Кое-какие документы у меня — не желаешь взглянуть?

Не дожидаясь ответа, Макс двинулся в сторону своего кабинета. Саша, чуть помедлив, пошёл следом.

Им пришлось провести вместе ещё около часа, разбирая бумаги, согласовывая цифры. Но на этот раз они не спорили. Говорил в основном Макс, Саша больше молчал. Наконец все вопросы были решены и можно было каждому отправляться восвояси.

— Можешь ехать домой, я проверю, как всё закрыто… — сказал Макс. Ему очень не хотелось спускаться вместе с Сашей, продлевая взаимное времяпрепровождение.

— Я останусь на ночь, до самолёта, в офисе, — ответил Саша и пояснил, встретив вопросительный взгляд Макса, — хочу поскорее закрыть все свои дела.

Макс приостановился и, не удержавшись, спросил:

— Ты нашёл новое место?

Саша поднял на него тяжёлый взгляд и мрачно выдавил в ответ:

— Тебе-то какое дело? Здесь я не останусь ни при каких обстоятельствах… за исключением разве что одного…

— Если исчезну я? — недобро усмехнулся, добавив Макс.

Саша не удостоил его реплику ответом и пошёл прочь по пустому гулкому холлу.


предыдущая глава | Семейный роман | cледующая глава