home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

Дина отреагировала на известие о том, что Саша вернулся и разыскивает её, в своём духе.

— Вот смотрю я на тебя, Илья Луганский, и в очередной раз убеждаюсь с головой у тебя явно не всё в порядке! — с пренебрежением резко сказала она, — Если ты мечтаешь сбагрить меня обратно к Сашке, зачем полез со свое идиотской честностью? Кому она нужна? Мне? Сашке? Тебе? И что в итоге мы теперь имеем? Сашка мириться со мной не захочет. Одно дело ссора — у нас их было миллион, и совсем другой базар — измена! Кто тебя за язык-то тянул? Трудно было промолчать о том, что знаешь, где я? Сказал бы мне просто, что Сашка желает мириться. Я бы нарисовалась перед ним в подходящее время в подходящем месте, раз уже ему понадобилась. И всё было бы гладко — ты бы избавился от меня и не потерял бы друга… Ой, блин, мама моя! Молодец. Помог положению. Или, может, ты мечтаешь, чтобы я осталась с тобой?

Илья поперхнулся.

— Ну уж нет! Хватит с меня. Я нашёл тебе комнату, почти договорился о работе для тебя. Давай до Нового года уматывай!

— Как всё просто. Испортил мою личную жизнь и с глаз долой? Фигушки тебе.

— Это я испортил тебе жизнь??? — вскипел Илья, — пальцев не хватит пересчитать все гадости, которые ты сделала мне и другим!

— Под другими ты подразумеваешь, конечно, свою Гелочку? — не сдавалась Динка, усмехаясь Илье в лицо, — да ты сам ей нагадил достаточно! Думаешь, ей приятно было наблюдать, как ты на её влюблённых глазах баб меняешь? Ты хоть сам имена-то их помнишь, порядочный и честный? Ты каждой из них рассказываешь про остальных? Так мол и так, милая, прости, но вчерашнюю ночь я провёл с Маней — Таней… не могу молчать, в силу своей крайней правдивости. Да ни фига ты никому не говоришь! Трахаешь тёлок налево и направо без особенных моральных мучений. Даже собственную племянницу не пожалел!

— Заткнись! — рявкнул Илья.

— Не заткнусь! — в свою очередь рявкнула на него Динка. — наплевать тебе на всех! На Гелку, на Сашку, ну уж и, конечно, на меня. Ты сам меня сюда привёз — для чего? Если я ничья, то и тебе сгожусь хоть на одну ночь. А я вот возьму да и останусь здесь навсегда!

— Не останешься! Будешь выступать, я тебя прямо сейчас выпинаю. Обойдёшься без жилья и работы. Сама ищи!

— Ой-ой-ой! — захихикала Дина, а потом переменила тон и уже с надменным любопытством спросила — неужели ты выгонишь на улицу беременную женщину?

Илья непонимающе уставился на неё во все глаза:

— Кого? Какую ещё беременную?…

— Обычную, беременную, — спокойно пожала плечами Дина.

— Ты хочешь сказать, что беременная — ты? То есть, что ты — беременна? — ошеломлено спросил Илья.

— У тебя в башке не мозги, а мусор какой-то! Чего ты удивляешься? Что в этом сверхъестественного? Или ты до сих пор не знаешь, откуда берутся дети? — усмехнулась Дина.

— И когда ты узнала… — начал Илья, но Дина с тем же ядовитым смешком его перебила:

— Что, сроком интересуешься? Нормальный срок, самый подходящий… для тебя. Или для Сашки. Но к нему мне уж и не сунуться. Даже если ребёнок его — разве он теперь поверит? Так что отцом придётся становиться тебе!

— Бред какой-то! — вспылил Илья, — никогда не поверю, будто ты не знаешь от кого беременна!

— Вот, представь себе, такое случается, — хладнокровно хмыкнула Дина, пускаясь во все тяжкие. О том, что этот ребёнок никак не мог быть Илюшкиным, она ему признаваться не стала. Он своими откровениями с Саней поставил её в безвыходное положение, — узнать, кто отец можно будет только после родов. Ну а пока мне надо где — нибудь обитаться. Сашка не примет. А ты… неужели выгонишь?

Илья смерил Дину тяжёлым взглядом, развернулся и вышел из комнаты. Через минуту Дина услышала, как хлопнула входная дверь. Драгоценный Илюша спасался бегством.

Не сказать, что Дина была в восторге от всего, что сейчас напридумывала. Она была зла на Илью и её понесло. Теперь-то он её, конечно, не выгонит. Если и отселит от себя подальше, то будет снабжать деньгами. Это безусловно, плюс. Один-единственный. Отвратительных минусов куда больше. Когда она уходила из Сашиного дома, измученная и злая, она и не предполагала, что всё так обернётся. Она собиралась перекантоваться у девчонок в общаге. Но тут подвернулся ей этот Илья, и она всерьёз решила им заняться. А что — интересный, обеспеченный, сексуальный. Но чем дольше она жила в его квартире, тем больше убеждалась в том, что ничего у неё с ним не выйдет. И даже не потому, что он от неё шарахается как от чумовой — она и предположить не могла, что бывают такие непутёвые мужики! А ведь он всегда производил совершенно обратное впечатление! Илья казался ей сильным и независимым, властным и дерзким, а оказался на деле жалким слюнтяем и недотёпой. Ей даже не интересно стало его подначивать и заводить, он как мокрая курица приползал к себе домой и не чувствовал там себя хозяином. Прятался от Дины в комнате, боялся столкнуться с нею на кухне или в коридоре. А как он разговаривал со своими девками? Дина несколько раз подслушала телефонные разговоры — у Ильи на одной базе было несколько штук трубок и они валялись по всей квартире. Вот не намерен он с какой-нибудь тёткой встречаться — так и скажи — отвали, дорогая. Я занят, мне не до тебя! Куда там! Начинаются интеллигентские извинялки, комплиментики, всё так пристойно, благородно и так… противно. Девка-то на том конце и в самом деле думает, что Илюша только о ней и мечтает, ждёт не дождётся встречи, да всё дела. А Илюша наш уматывает тут же к другой.

Вот у Сашки на лице сразу крупными буквами бывает написано: «я вру», поэтому и не врёт он почти никогда. Говорит всегда то, что думает. И поступает, как считает нужным. Это Дина сейчас поняла отчётливо. Зря она считала его маменькиным сынком и бесхарактерным мальчиком — да такому характеру трудно противостоять, практически невозможно. Сашка может быть злым, безжалостным, агрессивным — ну таким, каким и должен быть настоящий мужик. И никому в жизни Дина не подчинялась так как ему. Дине трудно было смириться с тем, что он постоянно бегает к мамочке под любым предлогом, но приходилось — Сашка не слушал её недовольств по этому поводу. А ещё прошло бы время — и заставил бы Дину её любить и почитать. Но сейчас это дину нисколько не угнетало и не коробило. Насмотревшись на Илью она даже начинала гордиться тем, что её Сашка не такой — что он — наперекор, поперёк, вопреки. «Её Сашка…» Нет теперь уж не её. Это Илья с малодушной улыбкой простит измену — трахается Гелка сейчас налево и направо — и ни грамма упрёка, Илюша по-прежнему дрожит и бледнеет при одном только её имени!

Противно Дине с ним жить, но куда деваться?


предыдущая глава | Семейный роман | cледующая глава