home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

«С меня достаточно! Я больше так не могу жить!»

Полина Дмитриевна Луганская чувствовала смертельную усталость, ей казалось, что она задыхается или находится на грани истерии и помешательства. Двадцать шесть лет жизни в этом доме стали для неё кошмаром, преследующим и днём и ночью, ужасом, доводящим до отвращения к самой себе. Она ненавидела себя за свою податливую слабость, за то, что ежедневно подавляла в себе себя. Убивая свои чувства, уничтожала свою душу. А теперь она поняла, что это конец, грань, за которую переступить невозможно, потому что за ней — пустота, чёрная дыра безумия, беды и боли. Но слёзы давно иссякли, а душа онемела. Чтобы выжить, нужно прекратить это самоистязание. Казалось, что и сил уже никаких нет, только инстинкт самосохранения вёл её из этого мрака.

Полина Дмитриевна ненавидела своего мужа. С первых дней совместной жизни она поняла, какую жуткую ошибку совершила. А с годами ненависть становилась сильнее, приобретая болезненные черты отвращения, доводящего до приступов тошноты и дрожи. Муж был мерзок ей во всём — в том, как он разговаривал, как ел, как спал… Полина даже представить себе не могла, что так бывает. Антон не был глуп, не был безобразен, у него не было дурных привычек…Всё было наоборот.

Антон Луганский был красив, умён, воспитан. Он был безупречен, он всё делал правильно. Он никогда ни в коем случае не унижал Полину, он её любил, боготворил, возносил до небес. А она с каждым днём опускалась всё ниже и ниже в собственных глазах, потому что терпела общество нелюбимого человека. Сначала ради Саши. Именно из-за него она согласилась выйти замуж за Луганского, полагая, что лучшего отца, взамен того, кто сына бросил, не найти. Она готова была пойти на всё, чтобы её ненаглядный мальчик был счастлив, чтобы вырос он в достатке, в полной благополучной семье. Но не слишком ли большую цену она заплатила за то, чтобы Саша стал тем, кем стал? К тому же ей всегда казалось, что её Сашенька чувствует, как она несчастлива…

Нет, ничего не значат её несчастья по сравнению со счастьем сына. Саша вырос, получил хорошее образование, конечно, во многом благодаря Антону. Саша уважает и ценит отчима, но больше в нём не нуждается. Значит ли это, что настало время наконец вспомнить о себе. И о том, насколько он чужд ей.

Долгие годы Полина была покорна и безропотна — ради Саши. Антон хотел детей — она рожала ему детей, хотя каждая беременность была для неё мукой. Долгие месяцы выматывающего токсикоза, нечеловеческая боль во время родов. А потом бесконечные бессонные ночи с грудным ребёнком, вечные болезни, пелёнки… А потом новая беременность, и всё сначала. Это превращало её в усталое животное, но всё же не было самым страшным. Дети, может, и не совсем желанные, всё же приносили ей радость. Самым ужасным было для Полины совсем другое. Она с содроганием ожидала ночи, всё внутри у неё умирало, когда Антон прикасался к ней, ласкал, целовал. Ей было невмоготу, хотелось кричать, когда он овладевал ей. Но она вновь и вновь стискивала зубы и терпела, зачастую из последних сил. Иногда ей хотелось потерять сознание только бы не ощущать на себе его руки, не слышать его дыхания, не чувствовать как он входит в неё, движется внутри её. Тело покрывалось липким потом, а он продолжал неустанно её целовать и двигаться, двигаться, двигаться… Какими бесконечно долгими были эти полчаса. Но им ещё предшествовали полчаса бурных ласк. Антон всё всегда делал по правилам. Регулярные продолжительные занятия любовью, обязательные ласки до и после. Сколько же ей пришлось вытерпеть, вымучить в себе, стиснув рот и закрыв глаза. Почти каждую ночь на протяжении четверти века она отдавала себя ему, безвольно и покорно раскрывала под ним себя. Антон никогда не был резок, груб, агрессивен, он хотел сделать её счастливой, он старался изо всех сил, но от этого его старания становилось только хуже.

Ей нужно было уйти от него сразу, в первые же месяцы, но у Полины на руках оказался новорожденный Илюша. Она очень полюбила малыша. Почти также как Сашу. Как она могла бросить это крохотное беззащитное существо, и так уже обделённое материнской любовью. А через год Антон сделал её беременной. И идти ей было некуда. Полина решила терпеть. Благо этому её уже научила жизнь. У собственных родителей она не могла получить помощи и поддержки. У матери, суровой неласковой женщины, было ещё двое детей от второго брака. Отчим Полину всегда не особенно жаловал. А родной отец тихо спился с очередной сожительницей, втихаря продав квартиру, часть которой могла бы принадлежать Полине. Но Полине ничего не надо было от своих родных. Они не могла её ничем осчастливить. Ей вполне хватило собственного нерадостного детства и ощущения себя чужой, ненужной. Её никто никогда не любил. Отец про неё забыл в пьяном угаре, мать была занята новой семьёй. А тот, которого Полина любила всей душой, бросил, едва узнав, что она беременна. У него были иные планы, семьёй обзаводиться он пока не собирался. Он уехал куда-то, и больше Полина его никогда не видела. Даже не слышала о нём ничего. Но всю жизнь она ждала, что он вернётся к ней и сыну, осознавший свою ошибку, любящий, преданный… Вся её невостребованная любовь к этому человеку перешла на Сашу.

Полина всё сердце отдавала своему малышу, поклялась себе, что её сыночек никогда не окажется в роли нелюбимого пасынка, никогда не повторит её собственную судьбу. Именно поэтому Полина очень долго не соглашалась выйти замуж за Луганского. Но он настаивал, убеждал, умолял, и она сдалась. Вот — призналась она себе — это первый и единственный человек, который меня любит, для которого я не буду обузой даже с ребёнком. Для неё это было необычным, манящим и так много обещающим, что она уступила. Любовь, может быть, и в самом деле умеет творить чудеса, и со временем Полина тоже полюбит своего мужа, они станут близкими друзьями, родными друг для друга людьми. Если бы она тогда знала, что её ждёт! Глухая безысходная ненависть, вместо окрыляющей любви. Умный, порядочный, благородный Антон, превратился для неё в монстра, которому она добровольно и безропотно давала себя насиловать. Это касалось не только секса, а всего семейного уклада. Ему хотелось много детей, а ей никого, кроме Саши было не надо. Разве что ещё маленького Илюшку. Но когда Полина носила Аллу, она с ужасом осознавала, что на этом Антон останавливаться не собирался. Убедить его, что Саши и Аллы вполне достаточно было невозможно. И Антон сделал всё, чтобы через два года она забеременела снова. Родилась дочь Геля, а Антон, конечно же, мечтал о сыне. Значит, снова Полину ожидала беременность. Она очень тяжело ходила с Кириллом. Беременность дала тяжёлую патологию, к счастью, ребёнок родился вполне здоровым. Полина собиралась облегченно вздохнуть, но в одну из ночей услышала жаркий шёпот мужа: «Ну что, милая, поднатужимся ещё разок… роди мне ещё одного сына»

«Нет!» — вскрикнула отчаянно Полина, но Антон будто её не услышал. А может быть, она, привыкшая держать в себе все свои крики, только хотела крикнуть, но не крикнула.

Нужно было что-то предпринимать, Полина просто боялась возненавидеть нового ребёнка, так она устала от беременностей. Она, видимо, не была создана для этой роли — многодетной матери, получающей удовольствие от процесса зачатия, вынашивания и родов.

Полина решилась. Она написала очень откровенное письмо свёкру в Германию, с просьбой прислать ей какие-нибудь противозачаточные средства. В то время они были жутким дефицитом, а бегать по аптекам в поисках, у Полины времени просто не было. Да и это не давало результатов. Можно было с трудом купить только презервативы, но пользоваться ими Антон не собирался. Свекор откликнулся с пониманием, выполнил, не затягивая, просьбу Полины и ничего не сказал сыну. Полина вздохнула с облегчением. Теперь оставалось только вытерпеть еженощные полчаса близости. К этому трудно привыкнуть, но зато уже можно не опасаться последствий в виде новой беременности. Но тут Полину ожидало новый удар — Антон нашёл случайно её пилюли, хотя она их очень надёжно прятала. Она, наверное, переусердствовала, прибирая их в самые невероятные и труднодоступные для мужа места. Как он на них наткнулся — она не могла понять — может быть, он за ней следил?

Антон был очень рассержен. Как Полина могла так с ним поступить? И как можно больше не хотеть детей? Основное предназначение женщины — быть матерью. Далеко не каждую женщину судьба так щедро одаривает! Его собственная мать не побоялась смерти, чтобы родить сына. Почему же Полина, молодая, здоровая, созданная для того, чтобы рожать детей, не желает больше это делать? Антон пытался понять, разобраться, но кроме невнятного ответа, что она устала, ничего не мог от жены добиться. Так или иначе, но ещё не поздно было всё исправить.

Полина первый раз почувствовала себя на грани безумия. Антон превратился в механизм, который неустанно работал, чтобы зачать ребёнка. Эти три года были, пожалуй, самыми жуткими в жизни Полины. Ложиться в постель с нелюбимым человеком, содрогаясь от неприязни, чтобы вновь сделаться беременной, снова пройти весь этот путь от начала до конца, чтобы в муках родить ещё одного ребёнка, который никому не будет особенно нужен. И всё ради чего? Ради этой маниакальной идеи, навязчивой мечты Антона о большой дружной семье… но сопротивляться этому Полина не могла. Она и без того чувствовала некоторую свою ущербность. Ведь ничего нет плохого в том, что женщина рожает детей. Семья вполне обеспеченная, прекрасные жилищные условия, помощь государства. Дети рождаются здоровыми, умными, красивыми. И Полина смирилась. Она смотрела на своего растущего Сашу, и принимала данность как своего рода плату за его счастливое, обеспеченное детство. Он ведь никогда не был обделен её любовью. Полина бежала к нему по первому зову, бросая все свои дела, не обращая внимания на крики других детей. Сашенька всегда был её главной заботой.

Но Саша вырос, успешно поступил в юридический институт, окончил его, начал работать. Он стал вполне самостоятельным и больше не нуждался в её опеке. Младшему Кириллу уже исполнилось 15 лет. И Полина сказала себе: «С меня хватит! Я больше так не могу!»

Самым сильным её желанием было вообще куда-нибудь уйти, уехать, забрав с собой Сашу, но бросить остальных детей она не могла. Хотя все они были уже вполне взрослыми и самостоятельными. Алла училась в институте, Геля заканчивала школу. Каждый мог сам о себе позаботиться. Однажды она об этом так и сказала мужу.

— А чем займёшься ты? — немного ошарашено спросил Антон.

— Пойду работать!

— Куда? У тебя нет образования, нет специальности!..

— А ты рассчитывал, что я до смерти буду вашей нянькой-хозяйкой? резко спросила Полина.

— Милая, что с тобой? — удивился Антон. И Полина поняла, что ему остаётся теперь только удивляться. А заставить её переменить своё решение он не сможет.

Как раз в те дна, когда Геля легла в больницу, Полина и познакомилась с женщиной — психологом из кризисного центра. Та сначала занималась дочерью, а потом обратила внимание на саму Полину.

— Вы не хотите как-нибудь зайти к нам в центр? — спросила она.

— Я? Зачем?

— Мы вам попытаемся помочь… — ответила психолог так, будто все проблемы и беды Полины были написаны у неё на лице крупными буквами, приходите, пожалуйста, в любое время. Вот завтра у нас коллективный тренинг…

Полина подумала сначала, что это нужно, чтобы помочь Геле справиться с нервным срывом и пришла.

И с первых же минут пребывания на занятии поняла, что это нужно ей. И что больше всего она устала от одиночества, оттого, что рядом не было людей, которым можно высказать до конца всю свою боль. Полина начала ежедневно посещать занятия в кризисном центре. Она занималась в группе, где каждая женщина могла открыто рассказать о своих проблемах, выслушать мнение других таких же женщин. А потом была длительная и трудная работа на сеансах у психолога. Полина выходила после них как выжатый лимон, но с каждым разом ощущала в себе прилив какой-то новой энергии.

Самым сложным было научиться откровенно рассказывать о себе, о том, что мучило многие годы и было загнано в самые потайные и тёмные закоулки души. На то, чтобы всё наболевшее освободило её, обретя словесную форму, ушло едва ли не полгода. И когда она рассказала о себе всё, вычерпала всю себя до донышка, ей стало так легко, что она впервые за долгие месяцы посещения кризисного центра расплакалась и долго не могла успокоиться. Но её не успокаивали, ей дали вдоволь выплакаться. А потом началась ещё более трудная работа. Полина должна была переосмыслить всю свою жизнь, поглядеть на неё с иных позиций. Это было неимоверно сложно, но Полина после того, как облегчила свою душу исповедью, была к этому готова и смогла это сделать. Это был очень странный и нелёгкий процесс — ничего не придумывая, сотворить новую реальность, в которой можно будет жить дальше.

— Вы несчастны потому, что сами так решили, — говорила психолог Наталья Сергеевна, — Вам хотелось быть несчастной, потому что вам думалось, что иначе быть не может. Вы жертвовали собой ради сына, и вам казалось, что вас ожидают одни потери. Вам никогда не приходило в голову посмотреть на всё иначе. Вы словно боялись стать счастливой и довольной своей жизнью. А на самом деле ваша жизнь была прекрасна. Вы сделали счастливым мужа, сына, подарили жизнь ещё троим прекрасным детям. Вы только задумайтесь, как это важно для вашего Саши. У него есть заботливый отец, сёстры и брат, которых он очень любит. То, что вам кажется жертвой — для Саши — его жизнь. Он никогда не останется одинок, как случилось с вами, потому что у него есть родные, которые не оставят его в беде. Вы не хотели и боялись рожать только потому, что опасались, что Саше достанется меньше любви и заботы. Но ведь произошло всё наоборот. Его теперь любит не единственный человек — его мать, а как минимум ещё пятеро близких ему людей. Если бы вы сразу выбросили из головы эту идею жертвенности, совсем по-другому сложились бы ваши отношения с мужем. Он мог бы стать вашим лучшим другом, а он остался для вас чужим, потому что вы боялись идти с ним на сближение. Частично отсюда и проистекают ваши сексуальные проблемы. Вы никогда не пытались его понять и полюбить, потому что всегда считали себя жертвой. Заставляли себя терпеть, даже когда в этом не было никакой необходимости, а достаточно было только произнести слово. Как он мог узнать, что творится в вашем сердце, если вы ни разу не были с ним откровенны, всё всегда держали в себе? Вот вы разве можете уверенно сказать, что тревожит его, или любого из детей, если вам об этом не расскажут?

Из беседы с сексологом Полина узнала, что все её комплексы происходят из-за давней обиды, когда её бросил мужчина, которого она полюбила. Эта обида выросла в недоверие ко всем остальным представителям мужского пола и сделала ей сексуально закрытой. Женщина в ней уснула и её предстоит сейчас разбудить. Но сделать это было труднее всего.

Сначала Полина училась говорить «нет», чтобы со временем смочь сказать «да». Полине предстояло сделать мужа своим другом, если она не сможет его полюбить. Только спустя год после того, как Полина начала посещать центр, она смогла отказать Антону в близости. Спокойно и просто сказать, что не хочет сегодня заниматься любовью. Для Антона это было в диковинку, он сразу начал переживать, не заболела ли жена. Полина могла бы сказать, что плохо себя чувствует, но она не стала этого делать. «Я не хочу сегодня заниматься с тобой любовью» — твердо повторила она. Это была её первая победа над собой. Антон спокойно уснул, а Полине долго не спалось. Зачем было превращать свою жизнь в кошмар на протяжении многих лет, если всё могло решаться так просто!?

Неожиданно Полина почувствовала, что многие её несчастья в самом деле надуманные, особенно по сравнению с проблемами других женщин, посещающих кризисный центр. Антон за всю совместную жизнь ни разу не повысил на неё голоса, он любил её, заботился о ней, как мог. Она вдруг осознала, что не представляет себе, куда нужно выносить мусор, как открывается пылесос, на каком рынке лучше покупать продукты… Очень многие домашние дела на себя взял Антон. В доме никогда не текли краны, не скрипели полы и двери. Все вещи вовремя увозились в химчистку, а бельё в прачечную, в холодильнике всегда были самые необходимые продукты. Даже посуду Полина мыла крайне редко. Антон приучил к этому детей. Когда они подросли, он распределил между ними несложные домашние обязанности. И каждый свою комнату всегда убирал сам.

Теперь Полине впору было чувствовать себя несчастной оттого, что полжизни она создавала для себя образ мученицы, хотя должна была бы жить счастливо и радостно. Но Наталья Сергеевна запретила ей даже думать об этом. Бессмысленно и опасно было «пилить опилки», переживать из-за того, что жизнь потекла не по тому руслу.

— Вы такая сильная, красивая, молодая женщина, у вас ещё всё впереди. Подумайте только — дети выросли, и выросли неплохими людьми, у них есть всё, о чём многие могут только мечтать. А вы теперь принадлежите себе самой, вам предстоит только найти себя, найти применение своим силам.

Но Полина уже знала, куда себя девать, чем она будет заниматься дальше. Она хотела работать в кризисном центре. Каждой приходящей сюда женщине необходимо было общение не только со специалистами, но и с такими же, как она сама. Нужны были те, кто встретит у дверей Центра тёплым словом и взглядом, сумеет успокоить, если женщина взволнованна, расскажет, когда и как можно получить консультации специалиста. Этим Полина и начала заниматься. Она проводила в Центре целые дни, и у неё очень неплохо получалось находить общий язык со всеми. Она располагала к себе мягкой манерой говорить, терпением, сочувствием, в котором нуждалась любая женщина, пришедшая в центр. Работа в центре помогала ей самой. Полине необходимо было реализоваться как личности, обрести в себе уверенность. Многие годы она была лишена общения с подругами и теперь навёрстывала упущенное. Кроме того, ей очень хотелось помочь как можно большему числу женщин, пришедших в центр со своими проблемами. Она интуитивно чувствовала, что искреннее сострадание и участие в чужом горе помогали ей самой обрести себя в этой жизни.

Год Полина проработала в центре на общественных началах. А затем ей предложили стать штатной сотрудницей. Полина с радостью согласилась, она уже не представляла свою жизнь без центра. Однако когда ей выдали первую зарплату, она от недоумения растерялась. За что? Какие деньги? Она ведь работает здесь ради самой себя. И не из-за денег приходит в Центр. Она только на полпути к выздоровлению, к спасению! Ей ещё предстояло решить трудную проблему в своей личной жизни.

Спустя два года с начала посещения центра многое встало на свои места, многое она поняла. Одно пока ей не давало покоя — как она ни старалась перебороть в себе отрицательное отношение к мужу, ничего не получалось. Это мешало ей осознавать себя свободной и счастливой.

Полине хотелось жить по собственным правилам, ни от кого не зависеть. Так или иначе, Полина была близка к решению разойтись с мужем. Она понимала, насколько будет болезнен для семьи этот шаг, какой это будет удар для мужа, если он на самом деле любит её. Но путь к спасению собственной души необходимо было пройти до конца. И Полина собиралась это сделать. Может быть, не сейчас, а немного позднее, когда дети станут самостоятельными. Пока Полина много и усердно работала в центре. Она прослушала курс лекций по психологии и межличностным отношениям, и ей говорили все, даже специалисты, что из неё мог бы получиться непревзойдённый психолог. Однако время было упущено безвозвратно, но Полина уже научилась не переживать по этому поводу. Такие как она были крайне необходимы в кризисном центре. На плечи Полины со временем легла вся организационная работа. Она координировала деятельность групп, составляла расписание занятий и тренингов, договаривалась со специалистами, следила за тем, чтобы в прессе своевременно появлялась информация о работе центра, сама ездила в школы, институты, на предприятия и фирмы с рассказами об их кризисном центре. Ей хотелось, чтобы как можно больше женщин, оказавшихся в непростых житейских ситуациях, узнали о том, что им могут помочь и пришли в центр.

В целом Полина уже работала в Центре четыре года. Это было её спасение. У неё появилось много друзей, интересных собеседников. Каждый вечер она засиживалась в центре допоздна. Полина обрела вкус к жизни, любимую работу, уважение к самой себе — всё, чего была лишена долгие годы.

Всё понемногу становилось на свои места. Младший сын учился уже на втором курсе института, а Саша, похоже, собирался жениться. Отношения с мужем были ровные, как обычно. Только их интимная жизнь была практически сведена к нулю постоянными отказами Полины. Антон теперь чувствовал, что всё это неспроста, но не спешил и боялся делать какие-либо выводы. Полина отдалялась от него, и он очень боялся её потерять. Антон надеялся, что всё как-то само собой образуется и вернётся в прежнее русло. Он ещё не понимал, что произошло с женой и что она никогда уже не станет прежней — тихой и покорной. Полина в свою очередь видела его переживания и что-то вроде жалости шевелилось в её душе. Бесконечно всё это длиться не могло. Лучше выяснить отношения до конца, разойтись, и не мучить больше друг друга. Но Полина понимала, сколько боли может принести резкий разрыв, и поэтому ждала того момента, когда Антон сам осознает, что их отношения закончены безвозвратно и ему теперь придётся жить без неё.


предыдущая глава | Семейный роман | cледующая глава