home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Я когда-то читала статью, озаглавленную «Поверните колесо фортуны на свою колею», где сказано, что если день прошел не так, как вы ожидали, следует вернуться назад, составить список различий между Задачами и Результатами, и это поможет избежать ошибок впредь.

Отлично. Давай посмотрим, насколько не совпадает этот день с первоначальным планом, любовно составленным сегодня утром.

Задача: выглядеть сексапильной утонченной женщиной в красивом модном платье.

Результат: выгляжу как перекормленная Белоснежка в жутких рукавах-фонариках.


Задача: ускользнуть на тайное свидание с Джеком.

Результат: договоренность о тайном свидании с Джеком и полная невозможность явиться на это самое свидание.


Задача: заняться фантастическим сексом с Джеком в романтической обстановке.

Результат: обед из жаренных в арахисовой муке цыплячьих ножек на коврике для пикника.


Итоговая цель: эйфория.

Итоговый результат: полное фиаско и, как следствие, угнетенность и раздражение.


Все, на что я способна, — тупо смотреть в тарелку и твердить себе, что вечно это не продлится. Па и Нев успели отпустить миллион шуточек на предмет Коннора, о Котором Не Рекомендуется Упоминать. Керри показала новые швейцарские часы стоимостью четыре тысячи и похвасталась, что ее компания снова расширяется; теперь она рассказывает, как на прошлой неделе играла в гольф с одним из руководителей «Бритиш эйруэйз» и тот пытался переманить ее к себе.

— Им всем только это и нужно, — продолжает она, вгрызаясь в цыплячью ножку. — Но я отвечаю: если бы мне требовалась работа… — Она осекается и поднимает голову. — Вы что-то хотите?

— Привет, — раздается знакомый голос за моей спиной.

Очень медленно поднимаю голову. Это Джек. Вот он, в своем ковбойском костюме на фоне голубого неба, улыбается, едва заметно, почти неуловимо, и мне становится легко. Он пришел за мной. Так и должно быть. Как я могла хоть на секунду усомниться?

— Привет, — отвечаю я ошеломленно. — Слушайте все, это…

— Меня зовут Джек, — вежливо обрывает он. — Я друг Эммы. Эмма… — Он окидывает меня намеренно бесстрастным взглядом. — Эмма, боюсь, вы срочно понадобились руководству.

— О Боже, — с облегчением вздыхаю я. — Ничего не поделаешь. Такое случается.

— Какая досада! — жалуется ма. — Не могли бы вы по крайней мере выпить с нами? Джек, присоединяйтесь! Съешьте цыплячью ножку или немного квиша.[35]

— Нам пора, — поспешно говорю я. — Верно, Джек?

— Пора, — подтверждает он и протягивает руку, чтобы помочь мне встать.

— Ужасно жаль, но нужно бежать.

— О, ничего страшного, — язвительно цедит Керри. — Кажется, ты и вправду важная персона, Эмма. Без тебя, того и гляди, все прахом пойдет!

Джек останавливается. Настораживается. И не спеша оборачивается.

— Позвольте-позвольте, — вкрадчиво начинает он, — сейчас я угадаю. Полагаю, вы Керри, верно?

— Да, — с удивлением отвечает она. — Откуда вы…

— Так, — бормочет он. — Мама… папа… Вы, должно быть, Нев?

— В самую точку! — фыркает Нев.

— О, как интересно! — смеется ма. — Видимо, Эмма рассказывала о нас.

— Совершенно верно, — соглашается Джек, с каким-то странным интересом оглядывая всю компанию. — Знаете, пожалуй, у нас еше есть время выпить по одной.

Что? Что он несет?!

— Вот и хорошо, — кивает ма. — Всегда приятно встретиться с друзьями Эммы.

Я, не веря собственным глазам, наблюдаю, как Джек удобно устраивается на коврике. Но ведь предполагалось, что он должен был спасти меня! А теперь он только что не целуется с ними.

Я медленно опускаюсь рядом с ним.

— Так вы работаете на эту компанию, Джек— спрашивает па, наливая ему вина.

— Что-то вроде того. Вернее… работал.

— А сейчас? Ищете другое занятие? — тактично интересуется ма.

— Можно сказать и так, — отвечает Джек, улыбаясь одними глазами.

— О Господи, — сочувственно вздыхает ма, — как обидно! Все ж я уверена: что-нибудь да подвернется.

Ну и ну! Она понятия не имеет, кто перед ней. Да и кто из них имеет?!

Но я совсем не уверена, что мне нравится эта игра.

— Вчера на почте я встретила Дэнни Нусбаума, — добавляет мамуля, деловито нарезая помидоры. — Он спрашивал о тебе.

Краем глаза вижу, как светлеет лицо Джека.

— Господи! — Я хватаюсь за раскаленные щеки. — Дэнни Нусбаум? Да я и думать о нем забыла!

— Дэнни и Эмма когда-то встречались, — поясняет Джеку ма с благодушной улыбкой. — Такой милый мальчик. Очень начитанный. Они с Эммой целыми днями занимались в ее комнате.

Я не могу взглянуть на Джека. Не могу.

— Знаете, «Бен Гур» — чудесный фильм, — задумчиво замечает Джек. — Просто чудесный. Как по-вашему?

Нет, я его прибью!

— Ну… да, — соглашается сбитая с толку мамуля. — Да, он мне всегда нравился.

Она отрезает Джеку огромный ломоть квиша, кладет сбоку ломтик помидора и протягивает бумажную тарелку.

— Итак, Джек… как же вы сводите концы с концами?

— О, совсем неплохо, — мрачно отвечает он.

Ма смотрит на него, роется в корзинке, вытаскивает еще один квиш из «Сейсбери», на этот раз в картонке, и сует ему в руку.

— Возьмите это. И помидоры тоже. Немного подкрепитесь. Это поможет вам перебиться.

— О, что вы, — отмахивается Джек. — Я не могу…

— Никаких отказов! Я настаиваю.

— Вы очень добры, — тепло улыбается он.

— Хотите бесплатный совет, Джек? Насчет карьеры? — спрашивает Керри, жуя цыпленка.

Только не это.

Я трясусь от ужаса. Не дай Бог, она заставит Джека репетировать походку преуспевающей бизнесвумен!

— Советую послушать Керри! — гордо провозглашает па. — Она наша звезда! У нее своя компания!

— Да неужели? — учтиво удивляется Джек.

— Да. Туристическое агентство, — самодовольно усмехается Керри. — Начала с нуля. А теперь у меня сорок служащих и годовой оборот свыше двух миллионов. И знаете, в чем мой секрет?

— Я… не представляю.

Керри подается вперед и пристально смотрит на него:

— Гольф.

— Гольф? — повторяет Джек.

— Смысл бизнеса в деловых связях. В контактах. Говорю вам как на духу: самых известных в этой стране бизнесменов я встречала именно на поле для гольфа. Возьмите любую компанию. Хотя бы эту. — Она широко разводит руками. — Я знаю здешнего заправилу. И могла бы позвонить ему хоть завтра, если бы захотела.

Я, застыв от ужаса, не знаю, что делать.

— Неужели? — почтительно осведомляется Джек.

— О да, — уверенно кивает Керри. — Именно заправилу. Ни больше ни меньше.

— Заправилу… — эхом отзывается Джек. — Я поражен!

— Возможно, Керри могла бы замолвить за вас словечко, Джек! — восклицает ма в приступе внезапного озарения. — Керри, дорогая, ты и вправду сумела бы?

Не будь все происходящее так дико, я, наверное, разразилась бы истерическим смехом.

— Наверное, придется срочно учиться играть в гольф, — говорит Джек. — Иначе никогда не встретишься с нужными людьми. Что вы думаете по этому поводу, Эмма?

Но язык меня не слушается. Я сгораю от стыда и унижения. Мне просто хочется вжаться в коврик, растаять и больше никогда не появляться на свет.

— Мистер Харпер!

Какое счастье! Неужели кто-то пришел на выручку?

И этот кто-то — Сирил, неловко наклонившийся к Джеку.

— Простите, что вмешиваюсь, сэр, — начинает он, ошеломленно оглядывая мою семейку, словно пытаясь угадать, с чего бы это Джек Харпер вздумал развлекаться в нашем обществе. — Но приехал Малколм Сент-Джон и и хотел бы занять несколько минут вашего времени.

— Разумеется. Надеюсь, вы меня извините. Я отлучусь ненадолго.

Он осторожно ставит стакан на тарелку и поднимается. Семейка обменивается недоумевающими взглядами.

— Значит, ему решили дать еще шанс? — жизнерадостно кричит мой папуля Сирилу.

— Прошу прощения? — не понимает тот и шагает к нам.

— Да старине Джеку, — поясняет папуля, ткнув пальцем в Джека, занятого беседой с типом в синем блейзере. — Подумываете снова принять его на работу, верно?

Сирил переводит холодный взгляд с моего отца на меня и снова на отца.

— Все в порядке, Сирил, — весело заверяю я и, уже вполголоса, отчаянно прошу: — Па, заткнись, ладно? Он владеет компанией.

— Что? — хором переспрашивают родственнички.

— Он владелец компании, — повторяю я, заливаясь краской. — Так что… прекратите отпускать остроты в его адрес.

— Человек в шутовском костюме — владелец компании? — тихо удивляется ма.

— Не он, а Джек! По крайней мере большей ее части!

На миг все застывают, словно пораженные громом.

— Джек — один из основателей «Пэнтер корпорейшн», — раздраженно шиплю я. — Просто он не любит выставляться.

— Хочешь сказать, что этот парень и есть Джек Харпер? — недоверчиво усмехается Нев.

— Именно.

Потрясенное молчание. Изо рта Керри вывалился кусочек цыпленка.

— Джек Харпер — мультимиллионер, — уточняет папуля.

— Мультимиллионер? — поражается совершенно сбитая с толку мама. — Значит, квиш ему не нужен?

— Конечно, не нужен! — сухо констатирует отец. — И на кой черт ему квиш? Он может купить хоть миллион проклятых квишей!

Мамуля в легком волнении оглядывает коврик.

— Скорее, — неожиданно требует она. — Положи хрустящий картофель в мисочку. Поищи там, в корзинке.

— И так сойдет… — беспомощно отбиваюсь я.

— Миллионеры не едят картофель из пакета! — гневно шепчет она, насыпая картофель в пластиковую мисочку и принимаясь наскоро поправлять коврик. — Брайан! У тебя борода в крошках!

— Так откуда, черт возьми, ты знаешь Джека Харпера? — допытывается Нев.

— Просто… так вышло. — Я краснею. — Мы работали вместе, и все такое, и вроде как… подружились.

Джек жмет руку блейзерному типу, поворачивается и идет к нам.

— Пожалуйста, прошу вас, ведите себя как раньше… — лихорадочно шепчу я. — Как будто ничего не произошло…

О Господи! Стоило ли тратить слова? Все семейство вытянулось как на параде и взирает на него в благоговейном молчании.

— Привет! — говорю я как можно естественнее и быстро окидываю родственников угрожающим взглядом.

— Значит… это… Джек! — смущенно начинает папуля. — Выпейте с нами! Как вам вино? Если что, мы вполне можем слетать в винный магазин и купить что-нибудь поприличнее.

— Спасибо, прекрасное вино, — уверяет Джек с несколько озадаченным видом.

— Джек, хотите еще чего-нибудь? — хлопочет мама. — Где-то у меня были деликатесные булочки с лососиной. Эмма, немедленно отдай Джеку свою тарелку! Не может же он есть из бумажной…

— Интересно, какую машину водит такой парень, как вы? — компанейским тоном заводит Нев. — Нет, не говорите, я сам угадаю. — Он торжествующе вскидывает руку. — «Порше»! Я прав?

Джек насмешливо подмигивает мне, но я умоляюще смотрю на него, пытаясь взглядом объяснить, что у меня нет выхода, что мне ужасно жаль, что, честное слово, мне легче умереть…

— Вижу, моя маска сорвана, — весело говорит он.

— Джек! — восклицает успевшая прийти в себя Керри и с обворожительной улыбкой протягивает руку. — Рада познакомиться с вами должным образом.

— Взаимно, — невозмутимо кивает Джек. — Но разве мы еще не познакомились?

— Да, как обычные люди. Но не как профессионалы, — вкрадчиво поясняет Керри. — Как владельцы солидных фирм. Вот вам моя карточка. Если когда-нибудь понадобится помощь в организации поездки, все равно какой, деловой или увеселительной, вам стоит только позвонить. А может, решите развлечься… мы вчетвером вполне могли бы куда-нибудь пойти. В ресторан! Или сыграть в гольф! Верно ведь, Эмма?

У меня отнимается язык. С каких это пор мы с Керри где-то бывали вместе?

— Мы с Эммой почти как родные сестры, — мило улыбается она, обнимая меня. — Она, конечно, рассказывала вам.

— О да, кое-что, — невозмутимо соглашается Джек, принимаясь жевать жареного цыпленка.

— Мы выросли п одном доме. С детства делились всем! — продолжает Керри, чересчур сильно стискивая меня.

Я пытаюсь улыбнуться, но от удушливого запаха ее духов к горлу подкатывает тошнота.

— Ну разве не чудо! — умиленно вздыхает мамуля. — Жаль, что у меня нет камеры!

Джек не отвечает. Только оценивающе оглядывает Керри.

— Из всех родственников Эмма мне ближе всех!

Улыбка Керри из лучезарной становится несколько заискивающей. Острые ногти впиваются в мое плечо.

— Правда, Эмма?

— Ну… да, — произношу я наконец, — ближе всех.

— Полагаю, именно поэтому вам так тяжело далось решение отказать Эмме, — сочувственно замечает он. — Близкой подруге, почти сестре, и все такое.

— Отказать? — Керри заливается мелодичным смехом. — Честное слово, не понимаю, о чем это вы…

— В тот раз, когда она просила вас позволить набраться опыта в вашей компании, а вы прислали ей письмо с отказом. Очевидно, не посчитали возможным поговорить с ней лично, — любезно напоминает Джек, откусывая от цыплячьей ножки.

Я не в силах пошевелиться.

Это секрет. То есть подразумевалось, что это секрет.

— Я… понятия не имею, о чем это вы, — оправдывается Керри, чуть порозовев.

— А по-моему, я все правильно понял, — возражает Джек, энергично жуя. — Она даже предлагала поработать бесплатно… но вы все же сказали «нет». — Он растерянно покачивает головой. — Ничего не скажешь, интересное решение.

Лица моих родителей очень медленно вытягиваются. Наблюдать за этим со стороны очень смешно.

— Но это, разумеется, ваша потеря и ценное приобретение для «Пэнтер корпорейшн», — жизнерадостно добавляет Джек. — Все мы очень рады, что Эмма не сделала карьеры в туризме. Поэтому мне стоит поблагодарить вас, Керри. Как владельцу фирмы — другого владельца. Вы оказали нам огромную услугу.

Лицо Керри приобретает неприятный красновато-коричневый оттенок.

— Керри, это правда? — резко вскидывается мамуля. — Ты действительно не захотела помочь Эмме, когда та просила?

— Но ты ничего нам не сказала, Эмма, — растерянно лепечет папуля.

— Мне было стыдно, ясно вам? — шепчу я, и мои губы подрагивают.

— Какое нахальство со стороны Эммы! — объявляет Нев, откусывая сразу полпирога со свининой. — Без зазрения совести пользоваться родственными связями. Ты сразу так и сказала, помнишь, Керри?

— Нахальство? — изумляется ма. — Нахальство? Керри, ведь это мы дали тебе денег, чтобы открыть фирму! Да без нашей семьи у тебя вообще ничего бы не получилось!

— Все было совсем не так! — объявляет Керри, бросив раздраженный взгляд на мужа. — Произошла… путаница. Да, путаница в канцелярии. — Она приглаживает волосы и льстиво улыбается мне. — Честное слово, я просто счастлива помочь тебе сделать карьеру, Эмма. Нужно было раньше сказать! Позвони мне в офис, и я сделаю что смогу…

Меня передергивает от омерзения. Даже сейчас моя кузина пытается вывернуться! На свете нет второй такой двуличной мерзавки!

— Никакой путаницы, Керри. — говорю я, стараясь сохранять спокойствие. — Мы обе отлично знаем, что произошло. Я попросила у тебя помощи, а ты от меня отвернулась. Все верно, это твоя компания, твое решение, и ты имела полное право его принять. Только не ври, что этого не было, потому что все было.

— Эмма! — восклицает Керри со смешком и тянется к моей руке. — Глупенькая! Я понятия не имела! Знай я только, что это так важно…

Знай она только, что это так важно? Да как она могла не знать?!

Я отдергиваю руку и с презрением смотрю на Керри. Горечь и унижение, так долго копившиеся во мне, вдруг прорывают тонкую скорлупу напускного хладнокровия и вырываются наружу раскаленным фонтаном гейзера.

— Знала! — кричу я. — Ты точно знала, что делаешь! Знала, в каком я отчаянии! С самого приезда в наш дом ты пыталась раздавить меня! Растоптать! Издевалась над моей дерьмовой карьерой! Хвасталась собственной. Выставляла себя напоказ! Всю свою жизнь я чувствовала себя глупой, маленькой и ничтожной! Что же, пусть так. Ты выиграла, Керри! Ты звезда. А я — нет. Ты олицетворение успеха, я — полная неудачница. Только не притворяйся моей лучшей подругой, хорошо? Потому что ты мне не подруга и никогда ею не будешь!

Я замолкаю и, тяжело дыша, оглядываю смятый коврик. Еще чуть-чуть, и я разревусь как дура.

Но тут я встречаюсь взглядом с Джеком, и он ободряюще улыбается. Смотрю на родителей. Они, похоже, совершенно парализованы и явно не знают, как теперь быть.

Дело в том, что в нашей семье не принято столь эмоционально выражать свои чувства.

И, честно говоря, я сама не знаю, что теперь делать.

— Ладно… мне пора, — заикаюсь я. — Нужно идти. Пойдем, Джек. У нас много дел.


Поворачиваюсь и, спотыкаясь, отхожу. Еще чуть-чуть, и колени подогнутся. В крови бушует адреналин. Я так взбудоражена, что не могу мыслить здраво.

— Ты молодец, Эмма, — шепчет мне Джек. — Просто потрясающе! Абсолютно… по правилам логистики! — громко добавляет он, проходя мимо Сирила.

— Мне в жизни не приходило в голову высказать все это, — признаюсь я. — Я никогда… действующая модель менеджмента… — рассуждаю я во весь голос, едва не столкнувшись с парочкой бухгалтеров.

— Я так и думал, — качает головой Джек. — Иисусе, эта твоя кузина… Трезвая оценка рынка…

— Она совершенная… расширение производства! — почти кричу я, увидев Коннора. — Да-да, я именно так и напечатаю, мистер Харпер.

Нам все же удается добраться до дома и подняться наверх. Джек ведет меня по коридору, вынимает ключ и открывает дверь. И мы оказываемся в комнате. Большой, светлой, с кремовыми стенами. Вот оно. Наконец-то. Только Джек и я. Одни в комнате. С кроватью.

И тут я случайно ловлю свое отражение в зеркале и с досадой охаю. Совершенно забыла о дурацком костюме Белоснежки! Лицо раскраснелось и распухло, глаза мокрые от слез, волосы растрепаны, в вырезе видна бретелька от лифчика.

Не так я надеялась выглядеть в наш первый раз!

— Эмма, прости, что я вмешался, — просит Джек покаянно. — Это действительно не мое дело. Я не имел права… Просто… просто эта твоя кузина так меня достала…

— Нет! — перебиваю я, поворачиваясь к нему. — Это было здорово! Без тебя я никогда не посмела бы сказать Керри, что думаю о ней. Никогда! Это было… было…

Я замолкаю, тяжело дыша.

Какое-то мгновение мы оба молчим. Джек серьезно смотрит в мое пылающее лицо. Я отвечаю смелым взглядом. Грудь часто вздымается и опускается, кровь бьется в ушах. И тут он наклоняется и целует меня!

Открывает мои губы своими, нетерпеливо дергает за эластичные рукава моего костюма, расстегивает лифчик. Я вожусь с его рубашкой. Его рот накрывает мой сосок, и я издаю возбужденный стон, пока он укладывает меня на согретый солнцем ковер.

О Боже, как все быстро!

Он срывает с меня трусики. Его руки… Его пальцы… я беспомощно охаю… все происходит с такой молниеносной скоростью, я почти не понимаю, что со мной творится. Совершенно не похоже на Коннора. И вообще на все, что я… минуту назад я стояла на полу, полностью одетая, а теперь… он уже…

— Подожди, — прошу я, — подожди, Джек. Мне нужно кое-что сказать тебе.

— Что? — почти кричит он, глядя на меня жаркими, воспаленными глазами. — Что еще?

— Я не знаю никаких штучек, — неохотно признаюсь я.

— Каких штучек? — непонимающе спрашивает он.

— Ну штучек! Вывертов всяких. Ты, наверное, занимался сексом с миллионами супермоделей и гимнасток, которые успели поднатореть в самых невероятных… — Увидев выражение его лица, я поспешно замолкаю. — Не важно. Не имеет значения. Забудь.

— Ни за что. Я заинтригован. Какие такие штучки ты имела в виду?

О Боже! И зачем я вечно разеваю свой дурацкий рот?! Какого черта?

— Никакие, — огрызаюсь я, краснея. — В том-то все и дело. Не знаю я ничего.

— Представляешь, я тоже, — серьезно уверяет Джек. — Абсолютно ничего!

Меня так и подмывает хихикнуть.

— Да неужели?

— Честно-честно! Ничего, — клянется он, но тут же задумчиво замолкает, обводя мое плечо пальцем. — То есть… ладно, так и быть. Есть кое-что.

— Что? — тут же выпаливаю я.

— Ну… — Он долго смотрит на меня, прежде чем покачать головой. — Ни за что.

— Ну расскажи! — Я, не сдержавшись, громко смеюсь.

— Лучше сто раз увидеть, чем один раз услышать, — шепчет он, притягивая меня к себе. — Неужели тебя этому не учили?!


предыдущая глава | Ты умеешь хранить секреты? | cледующая глава