home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

В себя Родион пришел на «кресте». Светлая палата, занавесочки на окнах, четыре шконки в один ярус, запах лекарств. Рана аккуратно перевязана, почти не болит. В руках, ногах слабость, слегка тошнит. Но жить можно.

Места все заняты. На одной койке кто-то спит – одеяло под подбородок, зубы к стенке. Вторая заправлена, на ней двое – режутся в карты. Болезные заметили, что Родион пришел в себя. Стиры из их рук мгновенно испарились. Лица растянулись в угодливых улыбках.

– Давно я здесь? – спросил Родион.

– Да нет, какой давно? Утром тебя сюда привезли. Часа три прошло... К тебе, это, Земеля приходил. Спрашивал, как ты...

– Земеля? Где он?

– Да в соседней палате. У него это, профилактический осмотр.

Родион понимающе усмехнулся. Вору вольготно и на тюрьме, и в зоне. Везде есть лазареты, везде можно выбить для себя щадящий режим. Пожил среди людей – чисто для авторитета, и можно ложиться на профилактический осмотр. Снова люди, затем санчасть, и так по кругу. Неплохо.

– Палата отдельная?

– А то как же, – ощерился болезный. – И телевизор, и медсестра с уколами.

– Кто кого колет?

– Гы-гы, у них по очереди. Сеструха и к тебе приходила.

– На копыта мои смотрела.

– Зачем?

– А чтобы я их не отбросил...

– Гы-гы, и на ласты смотрела. Чтобы не склеились... Шухер! Сеструха идет!

Болезный определил это по стуку каблуков в коридоре. Родион понял, почему он называл медсестру сеструхой. Из-за ее комплекции. Пудов шесть в ней, не меньше. Но толстой ее не назовешь. Просто рослая баба, крупная. Все, как говорится, при ней. Только вот личико малость подкачало.

– Очнулся? – глядя на Родиона, спросила она.

Голос густой, чуть грубоватый. И сама она грубоватая. Такая, если что, и врезать может. На своем месте баба. Запросто может передвигаться по лазарету без всякого сопровождения.

– Как видишь, сестренка.

– Рана не опасная. Жить будешь.

– Жить – это понятно. Вопрос в другом – как жить.

– Нормально будешь жить... Тебя в другую палату переводят. Прямо сейчас... Эй, лодыри, а ну поднялись! – рыкнула она на картежников.

Те вмиг подорвались со своих мест, вытянулись в струнку.

– А ну взялись! – показала она им на шконку, где лежал Родион.

Хорошо, койка была с колесиками. Не пришлось им особо напрягаться, чтобы перетащить его в другую палату.

Это была палата, которую занимал Земеля. Светлые стены, паркетный пол, видеодвойка, холодильник, полированный шкаф для одежды.

– Хорошо тут у тебя, – сказал Родион. – Не потеснил?

– Потеснил чуть-чуть. Но я не в претензии. Сам же просил, чтобы тебя сюда перевели.

– Зачем?

– Скучно вдруг стало.

– А сестренка не веселит?

– Лялька, что ли? – осклабился Земеля. – Веселит. Когда настроение у меня есть. Но я могу укольчик ей в процедурной поставить. Там даже лучше...

– Хорошо ты устроился.

– А как же, положение обязывает... Ты тоже, говорят, неплохо повеселился. Два трупа у тебя на хате.

– Как два? Один же был...

– Клещ тоже ноги двинул.

Родион расстроился:

– Значит, загнулся пацан... Профи ему в кадык зарядил. Получается, наглушняк...

– Какой еще профи? – не понял Земеля.

– А тот, которому башку проломили.

– Это он тебя пикой пырнул?

– Он. А потом еще раз достать пытался. Если бы не Клещ...

– Откуда взялся этот профи?

– Откуда, не знаю. Но то, что по мою душу приходил, – это верняк. Кто-то заказал меня.

– Кто?

– Какая-то мокрушная контора.

– А если конкретней? Ты базарил с торпедой?

– Да, говорил. Только он ничего не знает. Эта контора реально шифруется.

– Ну хоть что-нибудь он тебе сказал?

– Я так понял, эту контору комитетчики возглавляют. Бывшие или даже действующие...

– Если комитетчики, тогда дело труба, – озабоченно покачал головой вор. – Комитетчики – это дохлый номер... Ты кому дорогу перебежал? Непонятки с красной крышей были?

– Да нет, не было. По крайней мере, здесь, в златоглавой, не было... Нет, красная крыша здесь ни при чем. Меня кто-то со стороны заказал. Бабки конкретные за меня отстегнули. Только киллер восемьдесят штук должен был получить. А весь заказ, я так думаю, штук на сто пятьдесят—двести потянул.

– Как этот упырь на кичу зачалился?

– Кто-то его вел. Вопрос, кто?

– В принципе можно пробить. Только без понту все, если за этой торпедой комитетчики стоят. Это контора серьезная... Как думаешь, кто мог тебя заказать?

– Не знаю, – задумался Родион.

– На кого грешишь?

– На Тычка. Но это падло прижимистое. Он же войну со мной из-за лавья начал. Чтобы двести штук баксов не отдавать. Кирьян его на счетчик поставил, ну, он в отморозку и пошел. Сам знаешь, какая каша заварилась... Вряд ли он с комитетчиками снюхался. Двести штук для него – все равно что серпом по яйцам...

– Не знаю, не знаю. Ты у него поперек горла стоишь. Слишком крутую кашу он заварил. Не расхлебать ему это варево, пока ты жив. И Карабасу ты как кость в горле... Но двести штук – это большие бабки...

– Финансы у них есть. Тычок ювелира одного кроет. А тот некислыми бабками ворочает...

– А может, еще кто-то есть, кто некислыми бабками ворочает. И кому ты поперек горла стоишь... Ты подумай, кто это может быть... Ты на чьи бабки «Пирамиду» поставил?.. На нефтебаксах это дело стоит, да?

– Нефтебаксы, они самые...

– Ты и дальше их качаешь?

– Есть немного.

– А что, если скважина больше не хочет делиться? Что может быть тогда?

– Что?

– Ба-альшой нефтяной фонтан может быть. Ба-альшой выплеск, в котором ты можешь захлебнуться... Нефтяным боссам лучше раскошелиться раз, чем сливать в твой карман меньше, но чаще. Сечешь, куда я гну?

– Думаешь, я не думал об этом? Думал... Только я знаю этих деятелей. Тише травы, ниже воды. Со мной они связываться не будут. Это гора, не вопрос. Но эта гора может родить только мышь...

– А это смотря кто трахнет эту гору. Если ее трахнет слон, то она и родит слона... Не буду утверждать, но, возможно, с этой горой замутили отморозки. Это раньше они были мухами, а сейчас раздулись до размеров слона. Они, конечно, выродки, но дела ставят круто...

– Думаешь, они могли спеться с нефтебоссами?

– У них твой Макаров. Или эта крыса ничего не знает про твои нефтяные дела?

– Кое-что знает.

– Ну вот, отсюда и растут уши у слона, который трахает гору...

А ведь Земеля прав. Отморозки – черти ушлые. Через крысу Васька вышли на боссов от нефтяной мафии, спелись с ними втихаря. И теперь вместе дуют в одну дуду. Нефть – это большие бабки. И нефтебоссам ничего не стоило отстегнуть двести или даже пятьсот тысяч «зеленью», лишь бы только отправить Родиона в мир иной. Дальше проще. Мокрушная контора получит заявку еще на десяток авторитетов, подвластных Родиону. Дальше в дело вступит бригада отморозков во главе с Тычком – не зря же он наращивает численность своего стада. Это «бычье» ринется на Заволжск, заварит там беспредельную кашу. Город он под себя не подомнет – сил не хватит. А вот смуту посеять может. Община развалится на самостийные куски и, как итог, выпустит из зубов нефтедобычу. Цель будет достигнута.

Нефтебоссы получат Заволжск. А Тычок с Карабасом – общинный бизнес в Москве. А скорее всего отморозков просто пустят в расход. Силами той же мокрушной конторы. И весь общинный бизнес отойдет нефтебоссам. Возможно, они считают, что имеют на него право...

– О чем думаешь, Космач? – спросил Земеля.

– Вопрос есть один.

– Да?

– Надо менять условия.

– Какие условия?

– Нашего договора... Я прямо сейчас дам тебе выход на своего человека, через которого вы можете протолкнуть за бугор свою нефть. Я ему сам позвоню. Объясню ситуацию. Он сделает все как надо...

Родион знает, кто играет против него. И от этого ему еще страшней. Противник у него грамотный, сильный и беспредельно жестокий. Очень даже может быть, что Родион и дальше будет пропускать удары. Сдаваться он не намерен и когда-нибудь выправит игру, пустит врага под откос. Но до этого может случиться, что он потеряет контроль над нефтяным каналом. Нефтебоссы сейчас в силе и способны выбить почву из-под ног. А чтобы этого не случилось, он в самое ближайшее время передаст этот канал ворам. Этим он убьет двух зайцев. И дорогу на Запад сохранит, и условий договора не нарушит. Его коронуют, а он не сможет выполнить обещания. Что тогда? Лучше не спрашивать...

– Заметано! – ухватился за его слова Земеля.

– Но и вы должны поторопиться с коронацией.

– Что, понял, где твое спасение?.. Базара нет, ускорим процесс. Чтоб ты знал, мы с Агдамом уже заслали маляву на зону, где ты срок мотал. И на крытый в Заволжске, где ты парился. И еще много куда зарядили. И насчет схода будем скоро говорить. Если косяков за тобой не водится, все будет на мази. Мы за тебя подпишемся, Банчик тоже не откажет. Так что не грусти, все будет ништяк...

Воровская корона Родиону нужна. Он нутром чуял, что назревают еще куда более крутые события, которые погребут его под своей тяжестью. А титул вора в законе поможет ему выбраться из завала.


Глава семнадцатая | От звонка до звонка | Глава восемнадцатая