home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Натали была неотразима. Как в том сумасшедшем сне, она стояла к нему левым боком. Только халат совсем не короткий, и развратных чулок с подвязками на ней нет. И загибаться перед ним она не собиралась. Распутства в ней ни на грамм. Зато в глазах озорной, шаловливый блеск. А в руках заправленный шприц.

– Руку, больной! – с улыбкой потребовала она.

Родион выставил руку, закатал рукав пижамы. Натали легко и быстро загнала иглу под кожу – он даже ничего не почувствовал. В мастерстве делать уколы ей не откажешь. А Патент еще говорит, что диплом медсестры ей могли купить. Чушь.

– Вы так смотрите на меня, – продолжала улыбаться она. – Как будто что-то важное сказать хотите. А все молчите...

Влюбиться в нее Родион не мог. Как будто что-то умерло в нем после Лады. Натали ему просто очень нравилась. Он не пытался заигрывать с ней, не отпускал в ее адрес пошловатые комплименты. В общем, не старался казаться этаким рубахой-парнем, ухарем из гусарского полка. Но у женщин на амуры особое чутье. Они все понимают без всяких слов.

– Молчу, – кивнул Родион. – Боюсь показаться пошлым.

Натали чуть не прослезилась от умиления.

– Слова настоящего мужчины... Если бы все так думали...

– Все – это кто?

– Да есть тут...

– Сергей Данилович, да?

– Вы знаете?

– Знаю... Знаю, что он липнет к вам.

– Липнет, как банный лист. Надоел...

– А еще кто липнет?

– Никто... Я, когда сюда ехала, думала, умру от страха. Думала, что зэки – это такие монстры в полосатых робах. А приехала, гляжу, ничего страшного. Люди как люди...

– Не пристают?

– Нет... Хотя, конечно... Взгляд у вашего брата голодный. Так жадно на меня смотрят. Но смотрят как на человека, с душой...

– Наташа, я слышал, вам деньги предлагали?

– Пятьсот долларов за ночь! Ужас!.. Знаете, с одной стороны, это льстит. Ведь это очень большие деньги. А с другой... Нет, это не по мне. Я, конечно, далеко не святая. Но и не шлюха... Я вас, наверное, утомила?

– Нет, что вы. Это я вас, наверное, задерживаю...

– Нет, что вы... – тем же тоном и его же словами ответила она.

И рассмеялась над этим забавным казусом. Родиону тоже было весело.

Хотелось, чтобы эта милая девушка всегда сидела рядом с ним. И не просто сидела... Охранник истуканом застыл у входа. Он должен понять, что Родион совсем не прочь остаться с Наташей наедине. Но, увы, никаким танком его отсюда не сдвинешь. И камера слежения не закроет свой стеклянный «глазок». Охранник в аппаратной все видит и слышит. Никуда не спрячешься.

– Хорошо тут у вас в палате, – сказала Наташа. – Светло, уютно. Я когда в городской больнице работала, у нас такие палаты были. Только за деньги. Только для богатых больных...

– Я тоже не бедный человек...

– Слышала... Говорят, что знаменитая «Пирамида» – это ваш бизнес...

– Так уж и знаменитая...

– О! Я там была однажды!.. Красота! Я думала, что в сказку попала.

– С кем вы там были?

Зря Родион спросил об этом. Улыбка сошла с ее лица, глаза наполнились тоской и обидой.

– Был один человек, – печально вздохнула она. – Я его очень любила... А он... Я для него всего лишь игрушкой оказалась. По ресторанам меня водил, в Москву с собой брал, в дорогих гостиницах жили. Мне так хорошо было с ним... А он... Он меня бросил. Взял и бросил... Ему-то что. Он себе другую нашел. А я... Плохо мне было. Очень плохо мне было. А тут еще с работой проблема – сокращение штатов. А у нас главврач – женщина. Она меня к своему заму приревновала. Поэтому я первая вылетела... А тут мне сюда предложили ехать. Ну, я взяла и согласилась... Думала, что здесь легче будет забыть Диму...

– Димой его звали?

– Димой... Да ну его! Не хочу вспоминать. Тошно становится...

– Знаешь, а я, кажется, большой эгоист, – улыбнулся Родион. – У тебя беда на личном фронте. А я этому только рад. Потому что из-за этой беды ты здесь, со мной. И мне с тобой очень хорошо...

– Правда, хорошо?

Печали в глазах стало меньше. Но совсем она не ушла.

– Очень...

– Вы снова на меня так смотрите...

– Как?

– Жарко... Не надо на меня так смотреть.

– Почему?

– Потому что я боюсь.

– Кого ты боишься? Меня?

– Себя боюсь... Я не скажу, что вы красавец. Но вы очень интересный мужчина. Мне такие нравятся... В общем, я боюсь в вас влюбиться. А могу... Могу, но не хочу.

– Почему?

– Потому что я не верю мужчинам... Вот вы вскружите мне голову, а потом освободитесь, и поминай, как вас звали. А я не хочу, чтобы меня бросали. Это очень больно...

– Начнем с того, что я еще не скоро освобожусь. У меня путевка на целых пятнадцать лет... А потом...

– Что потом?

– Не знаю, что будет потом... Но мне кажется, что у меня все серьезно... От меня, между прочим, жена ушла. И я тоже знаю, как это больно, когда тебя бросает любимый человек. И я тебя очень хорошо понимаю...

Наташа хотела что-то сказать. Но ее переполняли чувства, мешали говорить. Впрочем, и без слов было понятно, как много он значит для нее...


* * * | От звонка до звонка | Глава пятая