home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

Мент производил впечатление. Крепко сбитый, волевое лицо, сильный взгляд. И плохо скрытое ехидство в глазах.

– Ну что, гражданин Космачев, будем знакомиться. Начальник Заволжского управления по борьбе с организованной преступностью подполковник Кулаков.

– Грозно звучит, – усмехнулся Родион.

Он сидел перед начальником в его кабинете. На тяжелом табурете. Одной рукой наручниками прикован к батарее. С крутой ноты начал знакомство мент.

– Вы уже в этом убедились, не правда ли? – откровенно злорадствовал подполковник.

– Вы – это кто? Я лично? Или организованная преступность?..

– Пока только вы лично. Но с организованной преступностью тоже будет покончено в ближайшее время.

– Получается, со мной уже покончено?.. Ну вы, начальник, завернули!

– Это вы завернули, Родион Сергеевич. Не в ту сторону завернули.

– Короче, я в чем-то конкретно виновен? Или я здесь чисто для профилактики?

– А вы не знаете, в чем вы виновны?

– А-а, знаю. Сигарету сегодня бросил, да в урну не попал. Каюсь, начальник, сегодня же уберут...

– Не паясничайте, Космачев! Веселитесь, а вам плакать надо.

– Вышел я из того возраста, гражданин начальник, чтобы плакать...

– Ну да, и в детские игры вы больше не играете. Забыли про деревянные пистолеты и автоматы. За настоящие взялись...

– А-а, вы про «беретту». Так это не моя «пушка». Я ее нашел. Хотел в милицию отнести. А тут вы...

– И кобуру заодно прихватили?

– Не было никакой кобуры.

– Могу показать.

– А-а, есть кобура. Но не моя. Вы мне подбросили...

– Космачев, вы же взрослый человек. А я слышу от вас какой-то детский лепет.

– Может быть. Но судья скорее мне поверит, чем вам...

– Вы в этом уверены? – нахмурился мент.

– А у вас есть протоколы изъятия оружия?

– Есть. Составили. А вы как думали?

– А понятые?.. Вы про понятых забыли. Не видел я что-то понятых...

– Вот тут ваша взяла. Забыли мы про понятых. Потому что ваш пистолет как таковой нас мало интересует... Не из него же вы убили граждан Химичева и Смальцева? Вы стреляли из пистолета «ТТ», а мы нашли у вас «беретту». А от «ТТ» вы избавились, правда?

– Ну вы, гражданин начальник, меня и насмешили. Сами несете какой-то детский лепет, а на меня наговариваете... Какой пистолет «ТТ»? Какой Химичев? Какой Смальцев?.. Ничего не знаю!

– Знаете вы все, Космачев. Все знаете... Химичев – это бандитский авторитет по кличке Боксер. Смальцева вы знали под кличкой Самбист.

– А, этих пацанов я знаю. Вернее, знал. Царствие им небесное. Если разобраться, неплохие ребята были.

– Вот вы с ними и разобрались... Иногда мне даже кажется, вы их поделом убили.

Мент решил его на «мульку» поймать. Не выйдет.

– Кто убил, я?.. Да что вы такое говорите?

– Кто же их тогда убил?

– Колек это шалит.

– Какой Колек?

– Которого вместо меня похоронили. Вы, конечно, в курсе этой истории?

– Только не надо мне рассказывать байки про восставшего из могилы Колька! – скривился мент. – Этими байками я по горло сыт... Вы мне правду скажите: зачем вы убили Боксера и Самбиста?

– Не знаю, про какие байки вы говорите. Но граждан Химичева и Смальцева убил злобный дух моего водителя. Он вернулся с того света, чтобы отомстить убийцам... Вы, конечно, в курсе, что на руках Боксера и Самбиста кровь моих друзей?

– Значит, мотив для убийства у вас есть? Сами в этом признались.

– Скрывать не буду, если бы Колек это не сделал, я бы их сам, своими руками...

– Мне очень жаль...

– О чем жалеете, гражданин начальник?

– О том, что страна потеряла такого актера... Красиво играете, Космачев. Только ваше артистическое мастерство вас не спасет. Ни один судья не поверит в духа из преисподней. Зато поверит свидетелям, которые видели, как вы убивали гражданина Химичева.

– Спешу вас поправить, гражданин подполковник. Суд поверит свидетелям, которые видели, как гражданина Химичева убивало привидение, похожее на меня... А они будут, эти свидетели?

– А вы в этом сомневаетесь? – напрягся мент.

И вкрутил в Родиона взгляд-буравчик.

– Я откуда знаю? Может, дух Колька убивал без свидетелей?

– Да, конечно, вы не знаете... А кто знает?

– А вы Колька спросите. Он, говорят, уже вернулся в свою могилу.

Подполковник дошел до кондиции. Побагровел от гнева.

– Хватит! – И со всей силы стукнул кулаком по столу. – Хватит издеваться, Космачев!

– Вообще-то я говорю что знаю. Но если вы считаете, что я над вами издеваюсь, все, молчу.

– А вот молчать вам как раз и не надо. Я хочу слышать от вас правду.

– Что знал, то сказал. Теперь мое дело молчать и сопеть в две дырочки...

– Да?.. Хорошо!.. Буду говорить я!.. Ты, Космачев, застрелил Боксера и Самбиста!

– Вы мне льстите.

– Молчать!!!

– Молчу.

Подполковник поднялся со своего места и нервно заходил по комнате.

– Ты, Космачев, чересчур деловая личность. Все схвачено у тебя, за все заплачено. Только не думай, что тебе все сойдет с рук.

– Даже не мечтаю.

– Есть свидетели преступления. И они засвидетельствуют перед судом, что это ты застрелил Химичева и Смальцева.

– Наш суд самый справедливый и гуманный в мире.

– И самый продажный... Но в этот раз номер не пройдет. Это я тебе обещаю.

– А я и не прошу снисхождения. Если виновен, готов понести самое суровое наказание... Но я не виновен, вот в чем проблема... Даже не знаю, кто клевещет на меня.

– Не знаешь, и хорошо... Только не думай, что я не готов к войне с тобой. Готов! И знаю, что делать, чтобы засадить тебя лет на пятнадцать.

– Спасибо вам, что не желаете мне высшей меры наказания...

– Почему? Можно и высшую меру оформить. Только это слишком просто. Куда лучше отправить тебя туда, где жизнь для тебя превратится в ад.

– Ну почему, мне на зоне жилось неплохо. Я привык... Только я туда не собираюсь. Потому как нет на мне никакой вины.

– Знаю, почему ты такой спокойный. Знаю... Надеешься, что твои дружки вычислят свидетелей, заставят их замолчать.

– Даже не понимаю, о чем вы говорите.

– Что ж, в принципе, это возможно, – не обращая внимания на реплики Родиона, продолжал мент. – У нас нет программы защиты свидетелей. А твое воронье, Космачев, держит в страхе весь город.

– Ужас что говорите. Аж самому страшно становится.

– Будет тебе страшно. По-настоящему страшно. В самом ближайшем будущем...

В глазах подполковника светилась одержимость. От этого психа можно ожидать чего угодно.

– Вы мне угрожаете? – сверкнул взглядом Родион.

– Я тебе не угрожаю! Я тебя предупреждаю! Я тебе обещаю ад земной!.. Обещаю, что в самом скором времени пожалеешь, что на свет появился.

– Но, конечно же, есть выход, – криво усмехнулся Родион. – Чистосердечное признание, покаянная речь для протокола, и все будет в полном порядке.

– Ну не в полном, но порядок будет. Это я тебе обещаю...

– Еще лет пять назад нам всем обещали светлое будущее. Ну и где оно, это светлое будущее?.. Не верю я вашим обещаниям.

– Будет светлое будущее. Вот от вас, паразитов, избавимся, и будет светлое будущее.

– Значит, мое чистосердечное признание приблизит светлое будущее. Приятно осознавать, что ты личность, от которой зависит судьба целого народа. Да что там народа, судьбы мира в моих руках.

– Хорош трепаться, Космачев. Лучше покайся.

– Не в чем мне каяться. А если есть, я лучше в церковь схожу.

– В камеру следственного изолятора ты пойдешь. Прямо сейчас... Ордер на твое задержание есть, обвинительное постановление тоже. Так что прямо сейчас туда и отправишься.

– Нет на мне вины, начальник.

– Это тебе так кажется... Ты живешь иллюзиями, Космачев. Ты думаешь, что твои ублюдки наизнанку вывернутся, чтобы вытащить тебя из-за решетки. Так вот, обещаю тебе, они и пальцем не пошевелят ради тебя.

Похоже, этот подполковник окончательно сошел с ума. Родион едва удержался, чтобы не покрутить пальцем у виска.


* * * | Я не бандит | * * *