home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Элона, как всегда, была неотразима. Луч света в темном тюремном царстве. Цветущая роскошная женщина, дорого и со вкусом одетая, ухоженная от ногтей до кончиков волос. Не скажешь по ней, что не так давно она потеряла мужа. Они встретились в комнате для допросов. С той стороны дверей прикормленный вертухай. Подслушивать он не будет. И в комнате нет «жучков». У Родиона были основания надеяться на это.

– Ты принесла пистолет? – глядя на Элону исподлобья, спросил Родион.

Улыбка сошла с ее ясного лица. В глазах отразилось недоумение.

– Пистолет? Я что, должна была принести пистолет?..

– Значит, ты убьешь меня ножом, – решил Родион.

– Почему я должна тебя убивать?

– Чтобы отомстить за своего мужа.

– Я не кровожадная, – улыбнулась она. – И не признаю мести... А потом, я так рада, что ты жив. Безумно рада. Я так страдала, думая о тебе как о мертвом...

– Звучит красиво.

– Ты думаешь, я распинаюсь перед тобой ради красного словца? – слегка нахмурилась она.

– Я ничего не думаю, – пожал плечами Родион.

– А зря. Ты должен думать. Обо мне должен думать.

– Я думаю о тебе.

– Думаешь... Сказал, как одолжение сделал... Родион, что случилось? Ты совершенно ко мне равнодушен.

– Это имеет отношение к делу?

– К какому делу?

– По которому ты пришла... Ты же вроде как мой адвокат. Должна меня защищать. Давай решим, на каких условиях ты будешь этим заниматься.

– Хочешь знать, сколько стоит мое молчание? – с упреком спросила она.

– Допустим.

– Неужели ты думаешь, что я хочу тебе зла?

– Не хочешь, – кивнул Родион. – Только не говори, что я тебе очень дорог. И что Веник ничего для тебя не значил...

– Ну что ты, разве можно о мертвых говорить плохо. А вот что ты дорог мне, скажу.

– Ты уже вошла в право наследования? – хлестко спросил Родион.

– О чем ты?

– Да все о том же... Ты у нас как-никак богатая вдова. Надеюсь, тебе нравится ощущать себя свободной и богатой женщиной?

– Да, очень... Я знаю, что тебя тяготило мое замужество. Но теперь я свободная. И могу надеяться, что мы снова будем вместе...

– И не надейся. У меня есть семья...

– Ты говоришь об этом так серьезно.

– А я очень серьезный человек. И к любому вопросу подхожу серьезно... Ты знаешь, что бизнес твоего покойного мужа начинался с «общаковых» денег его «бригады». Не можешь не знать, потому что была поверенной во всех его делах...

– К чему ты заговорил об этом?

– Да все к тому же... У нас был договор с Вениамином. Его «бригада» отходит под меня, а часть «общакового» бизнеса на законных основаниях переходит в его личное пользование. Но с тобой уговора у нас не было.

– Знаешь ты кто? – оскорбленно усмехнулась Элона. – Дурак ты. Полный дурак... Да, я поняла, к чему ты клонишь. Намекаешь, что можешь забрать у меня наследство. Незаконным путем и незаконными способами... Да, врать не буду. Я была и желаю оставаться свободной деловой женщиной. Но не ради этого хочу упасть к твоим ногам... Да, я хочу. Хочу упасть к твоим ногам! И не боюсь в этом сознаться... Дурак ты! Дурачок! Неужели ты не понимаешь, что я тебя люблю.

– Только не надо слез, – поморщился Родион.

Ему не хотелось, чтобы Элона устраивала перед ним сцены. Тем не менее ее признания разогрели кровь, в душе поднялась теплая волна. Как-никак он любил эту женщину. Любил в прошлом. Но что-то осталось и в настоящем. И давало сейчас о себе знать.

– Нет, я не права, – сокрушенно вздохнула Элона. – Не ты дурак. Это я полная дура... Я не должна унижаться перед тобой. Потому что ты из твердолобой породы, ты презираешь тех, кто унижается... Извини, я больше не буду унижаться перед тобой... Я не люблю тебя. И никогда не любила.

Родион был тронут. И не поверил ее последним словам. Элона любит его. Да, это так...

– Не любишь, значит. Ладно, – не ей, а себе назло сказал он. – Получается, чувства здесь ни при чем. Остается холодный расчет... Тогда поступим так. Ты остаешься моим адвокатом. В смысле не топишь меня. А я даю гарантию, что наш с Вениамином уговор остается в силе. Ты можешь спокойно продолжать дело покойного мужа. И заботиться о своем Аркаше...

Для Элоны это было громом среди ясного неба. Она ошарашенно посмотрела на Родиона. На какой-то миг лишилась дара речи. Всего лишь на миг...

– При чем здесь Аркадий? – спросила она.

Ей удалось взять себя в руки. Голос звучал спокойно, буря в глазах улеглась.

– Аркадий – это было давно и неправда... Это была моя студенческая ошибка.

– Ты не отрицаешь, что знаешь, о ком разговор.

– Я, конечно, полная дура. Но не до такой же степени... Вениамин делился со мной всем. Но ни слова не сказал о «спецбригаде», которую создал втайне от всех. Однако когда твои люди вышли на его людей, он запаниковал. Прибежал ко мне, попросил совета.

– И что ты ему посоветовала? – резко спросил Родион.

– Ничего... Не успела... Появился твой призрак и забрал Вениамина к себе...

– Ты хотела сказать, призрак моего покойного телохранителя....

– Да, конечно, именно это я и хотела сказать, – тоскливо усмехнулась Элона. – Поверь, я ничего не знала о коварных планах Вениамина.

– А если бы знала?

– Если бы да кабы... Если бы знала, ничего бы тебе не сказала.

– Почему?

– Потому что Вениамин доверял мне. А его доверием я дорожила. И не могла его предать... А потом, разве я обязана была информировать тебя о планах моего мужа? Мы что, заключили с тобой договор?..

– У меня и в мыслях не было использовать тебя.

– Правильно. Потому что ты настоящий мужчина. Мужчина, перед которым я преклоняюсь... Нет, не будем об этом. Это звучит фальшиво.

– А перед Аркадием ты тоже преклонялась?

Родион поймал себя на том, что ревнует Элону.

– Нет, перед ним я не преклонялась. Но как мужчина он мне нравился...

– Ты спала с ним? – зло спросил Родион.

Вместо ответа Элона поднялась со своего места, молча подошла к Родиону. Хлоп! И лицо обожгла звонкая пощечина.

Элона ударила его и преспокойно вернулась на свое место. Холодно посмотрела ему в глаза. Она не боялась, что он ударит ее в ответ. Знала – он на такое не способен.

– В моей жизни было всего двое мужчин. Ты и Вениамин. Запомни это раз и навсегда!.. Аркадий – это ошибка. Я не жалею, что свела его с Вениамином. Я жалею, что вообще знала его...

– У тебя все? – сухо спросил Родион.

– Насчет Аркадия или вообще?

– И насчет него, и вообще.

– Нет, я хотела тебе сказать...

– В следующий раз скажешь. А сейчас уходи...

Элона продолжала оставаться на месте.

– Извини, но мне нужно побыть одному...

Но Элона не вняла его просьбе и на этот раз. Она смотрела на него и мягко улыбалась. В глазах свет и тепло.

– Конвоир! – закричал Родион.

Появился вертухай. Почтительно застыл на пороге. Словно перед большим начальством предстал.

– Выводи, – поднимаясь, распорядился Родион.

Для порядка он свел руки за спину и направился к выходу. На Элону он старался не смотреть. Но чувствовал на спине ее ласкающий взгляд.

Не женщина, а само искушение во плоти...


* * * | Я не бандит | * * *