home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

Колдун старался изо всех сил. Но экономку Таню не нашел. Как корова языком слизнула. Видать, в бега ушла, в самые далекие края подалась. Знает собака, чье мясо сожрала.

Родственники не знали о ней ничего. Знакомые тоже. Колдун взял в оборот всех, кого только можно. Но пока пусто... Успокаивало, что про компрометирующие кассеты, судя по всему, никто не знал.

Репутация Киры осталась незапятнанной. Хоронили ее как честную, порядочную женщину. Как любящую жену и заботливую мать.

Родион не верил в ее виновность. Она стала жертвой подлых обстоятельств. А потом, ни к чему все эти страсти. Ведь Киры нет. И никогда больше не будет...

Ледяной ком перекрыл дыхание, когда он бросал землю на гроб жены. По дубленой щеке прокатилась слеза...

Нет больше Киры. И он не вправе ее осуждать. Никто не вправе.

После поминок он поехал к дому, в котором он скоро будет жить один. Он и сам толком не знал, почему ему захотелось побыть в этом недостроенном доме. Может быть, потому, что здесь не должно было быть Киры. Вернее, ее мающейся души. Ему было тягостно оставаться в старой квартире наедине с духом, который никогда не найдет покоя.

Кира – самоубийца. По церковным законам ее нельзя хоронить на кладбище вместе со всеми. Родион обошел этот закон. Но это не значит, что ее душа может обрести покой. Она будет маяться вечно...

Дом был подведен под крышу. Но еще нет ни дверей, ни рам в оконных проемах. И во дворе пусто. Ни единой живой души. Хотя уже пора сторожа завести. Но это потом, потом... Сейчас Родион был рад, что никто не побеспокоит его.

Никто не знал, что он поедет сюда. Поэтому нет смысла осматривать дом в поисках гипотетического киллера. Телохранители остались во дворе. В темную и гулкую коробку дома Родион вошел один. По лестнице поднялся на второй этаж. Остановился у окна. Закурил, приложился к фляжке с коньяком.

– И мне дай! – тихо попросил знакомый женский голос.

Родион был изрядно под градусом. Да и тяжесть пережитого горя делала его невосприимчивым к потусторонним шуткам. Даже если бы это был голос Киры, он бы не испугался.

Но это была не Кира. Позади него стояла Элона.

– Пожалуйста, – он протянул ей фляжку через плечо.

Даже не обернулся к ней. Настолько был спокоен. Фляжка выскользнула из его руки. Было слышно, как Элона сделала глоток. И встала рядом с ним, по правую от него руку. Он остро ощущал энергию ее обаяния. Его пьянил запах, который оставался неизменным, какими бы духами она ни пользовалась.

– Почему ты здесь? – делая глотательное движение, спросил он.

– Потому что хотела тебя увидеть.

– С чего ты взяла, что я приеду сюда?

– Когда убили Вениамина, я не хотела ехать домой. Боялась остаться одна... С тобой происходит то же самое.

– Может быть... Но я мог поехать к матери или к сестре.

– К матери ты ехать не хочешь. К сестре тоже.

– Почему?

– Они будут тебя жалеть. А ты не любишь, когда тебя жалеют...

– Ты юрист или психолог?

– И то и другое... Я хорошо знаю тебя.

– Я мог бы поехать к друзьям. Надрался бы в стельку и заночевал у них...

– У тебя нет друзей, – тихо сказала Элона.

Но в ушах у Родиона как зазвенело.

– У меня нет друзей?! – изумленно протянул он.

И впервые посмотрел на нее. Она стояла перед ним в величественной позе. Холодная и неприступная, словно каменное изваяние. Статуя Венеры в элегантной собольей шубке. Статуя богини любви...

– Твои друзья остались в прошлом. Сейчас у тебя есть только деловые партнеры.

– Ты слишком категорична...

Но, в принципе, она права. Жука и Жеки нет. Толика Бешеного и Вадика Спелого тоже. Остались Паша Мергель, Олег Симулянт, Кеша Качок... Но как друзья они в самом деле в прошлом. Сейчас они его подчиненные. И он никому из них не может доверять на все сто процентов. Вася Шустрик наглядно продемонстрировал, на что способны друзья детства.

Единственный, кому абсолютно доверял Родион, был Колдун. Но своим другом он его не считал. И вовсе не потому, что он бывший мент. Просто они разные люди.

– Извини, если обидела.

– Ничего, все нормально... И все равно, я не могу понять, как ты узнала, что я буду здесь?

– Просто чувствовала... Женская интуиция редко подводит. Особенно если женщина влюблена...

– Про какую женщину ты говоришь?

– Про ту, которая не побоялась темноты и холода. Не испугалась бомжей, которые могли быть в этом доме и могли ее изнасиловать. Про ту, которая пришла сюда, несмотря ни на что. Потому что очень хотела тебя увидеть...

– Знаешь, я, наверное, тоже хотел тебя увидеть. Хотя и не думал об этом...

– Или не хотел себе в этом признаться...

– Может быть... Элона, мне тяжело. Мне очень тяжело...

– Боюсь, утешить тебя не смогу, – голос ее дрожал от душевного волнения. – У тебя большое горе. Словами тебе не помочь. Нужно время...

Родион снова закурил, глубоко затянулся. Элона вернула ему фляжку. Он осушил ее до дна.

– Я ведь любил Киру... А она... Она бросила меня. Ушла... Она не должна была уходить...

«И с Левчиком не должна была спать...» – вспыхнула мысль.

– Все, не будем больше об этом! – Родион решительно остановил самого себя.

– Ты любил Киру, – медленно, будто страдая, проговорила Элона. – А я Вениамина не любила. Уважала, но не любила. Но мне было так тяжело... Представляю, как сейчас тяжело тебе...

– Я же сказал, не будем об этом.

Но Элона словно не слышала его.

– Милицию вроде бы устроила версия самоубийства. А тебя эта версия устроила?

– Может быть...

– Вот видишь, ты не веришь, что она умерла сама. Знаешь, что ей помогли умереть...

– Кто?

– Твои враги. Я уверена, самоубийство было подстроено...

– Откуда такая уверенность?

– Оттуда... Молодая красивая женщина, любящая и любимая, вдруг накладывает на себя руки. Это же смешно!.. Во всяком случае, если бы я была твоей женой, я бы в петлю не полезла...

– Ты была моей невестой. Ты могла меня дождаться. Но вышла замуж за Веника...

– Потому что была полной дурой... Я и сейчас полная дура... Ты убил моего мужа. Земля на его могиле еще не остыла, а я стою тут перед тобой и распинаюсь... Да, дура я, полная дура...

– Я. Убил. Твоего. Мужа, – медленно, с расстановкой проговорил Родион.

Это была страшная правда, от которой никуда не деться.

Веник был полным дерьмом. Но Элоне от этого не легче. Она потеряла мужа. Плакала, страдала. Она женщина, и вряд ли ей было легче тогда, чем ему сейчас. И это горе принес ей Родион. Он виновен перед ней...

– Да, ты убил моего мужа, – тяжко вздохнула Элона.

– Его убил не я.

– Знаю, что не ты. Человек, похожий на тебя...

– Нет, его убило возмездие. Веник ответил за беспредел... Мне его не жаль. Зато жаль тебя...

– Не надо меня жалеть. Вениамин знал, на что идет. И знал, какая кара ему грозит... Что случилось, то случилось. Я осталась без мужа, ты остался без жены. Мы оба свободны...

На что она намекает? Родион подозрительно покосился на Элону.

– Мне такая свобода не нужна, – покачал он головой.

– Думаешь, я тебя не понимаю? Нет, я прекрасно тебя понимаю. Кира была хорошей женой. Доброй, заботливой. А потом, она мать твоего ребенка. Она была тебе очень дорога...

– Я любил ее...

– Любил, – неохотно кивнула Элона. – Может быть, любил. А может, ты себе это внушил?

– Что за чушь?

– Это не чушь... Просто я слишком хорошо знаю тебя. Ты сильный и гордый мужчина. Ты не умеешь прощать. Ты не смог простить меня. Ты убедил себя, что я плохая. Ты затоптал в себе любовь. Ты закрылся от меня Кирой. Тебе с ней было хорошо. Ты думал, что с ней ты сможешь забыть меня. И ведь у тебя получилось. Ты не хочешь быть со мной. Ты бежишь от меня как от чумы...

– Я бегу, а ты меня догоняешь, – не сдержался он.

– Резко, но метко, – горько усмехнулась она. – Да, я тебя догоняю... Но ты не переживай, больше я тебя догонять не буду. Хватит, мне надоело унижаться... Глупо, конечно, думать, что теперь ты будешь бегать за мной. Но надежду я терять не хочу...

Элона повернулась к нему лицом. Родион увидел, как блеснули у нее на глазах слезы.

– Я очень хочу, чтобы ты нашел тех скотов, которые убили Киру, – неожиданно сказала она.

– Почему ты думаешь, что ее убили?

– Я тебе уже говорила, Кира не могла умереть по собственной воле... Ей помогли умереть. Я уверена в этом...

– Зачем? Кому это нужно?

– Мне... Ты можешь подумать, что это нужно мне. Ведь что ни говори, а Кира моя соперница...

– А может, в самом деле ты? – Родион впился в нее пытливым взглядом.

– Да, я. – Элона посмотрела на него как на ненормального. – Вот этими самыми руками. Сильными мускулистыми женскими руками... Впрочем, у меня могли быть сообщники...

– Если бы у тебя были сообщники, я бы узнал об этом первым.

– Приятно слышать, что ты не обходишь меня вниманием, – язвительно поблагодарила она. – Приятно знать, что тебе интересно, как я живу, с кем общаюсь. Жаль, что не лично ты этим занимаешься, что в моей жизни копаются чужие для меня люди... А может, твои люди недостаточно хорошо за мной следят? Может, они что-то упустили? Может, я получила в наследство от мужа его киллеров? И продолжаю использовать их против тебя?.. Ты, Родион, скажи своим людям, пусть повнимательней следят за мной. А еще лучше лично займись мною. Может, это по моему заказу убили Киру...

– Хватит, – попытался остановить ее Родион.

– Действительно, хватит. – Элона и сама поняла, что ее понесло не в ту сторону. – Не убивала я твою жену. Не могла я этого сделать... А убийц ты найди. Обязательно найди. И покарай их страшной карой... Я хочу, чтобы ты отомстил за Киру. Жестоко отомстил... Тогда ты успокоишься. Тогда ты, возможно, вернешься ко мне... Я буду ждать. Я всегда буду ждать... А пока прощай. И не думай обо мне. Думай о том, как отомстить убийцам...

Элона потянулась к нему. Хотела поцеловать его в щеку. Но передумала. Просто на короткий миг коснулась ладонью его руки.

Она уходила. Родион молча смотрел ей вслед. Даже собрался ее остановить. Не потому, что хотел от нее чего-то. Просто ему страшно было оставаться одному. Он понял, что нуждается в Элоне, в ее поддержке. Но она уходила. И он ее не останавливал.

Остановилась она сама. Уже на лестнице.

– Извини, я не хотела тебя беспокоить, – донесся до него нежный голосок. – Но ты должен меня проводить. Внизу твои телохранители. У меня могут быть неприятности...

Родион недовольно покачал головой. Не хотелось ему, чтобы телохраны видели его с женщиной. С молодой и чертовски красивой. Не успел жену похоронить, а уже амуры крутит. Есть вариант. Он уходит, а Элона остается здесь. И возвращается к себе после того, как он уедет.

Он уйдет и оставит ее в темном холодном доме без окон и дверей. Он уйдет, а сюда нагрянут какие-нибудь отморозки, изнасилуют ее или даже убьют. И как он сможет после этого уважать себя?

– Погоди...

Родион вынул их кармана «мотороллу», связался с Леньчиком.

– Я остаюсь здесь. Без вас. Можете ехать...

Глупый вариант. И вряд ли он пройдет. Телохранители у него не такие идиоты, чтобы исполнять дурацкие распоряжения.

– Ты что? – возмутился Леньчик. – Там же темно. И холодина, брр...

– Ошибаешься. Здесь есть комната. Теплая и со светом. Мы с Кирой были здесь недавно. И я сейчас хочу остаться здесь...

– Сергеич, с тобой все в порядке?

Не про психическое ли состояние спрашивает?.. Родион мрачно усмехнулся.

– Шиза слегка пробивает. А так все в порядке...

– Я это, ребят отправлю. А сам останусь. В машине буду, если что...

– Хорошо, будь в машине, – разрешил Родион и отключил связь.

На Леньчика можно было наорать, застращать самыми страшными карами. Но с места этим не сдвинешь. Хоть убей его, не оставит он Родиона здесь одного.

– Ты прав, – сказала Элона. – Никто не должен видеть тебя со мной... Кстати, мы можем уйти так, чтобы нас никто не увидел... Пойдем?

– Пойдем.

Дом большой. Двор тоже. С выходами на две улицы. Из одних ворот можно было выйти к машине с Леньчиком. Из других – к авто Элоны. К ее «мерсу» они и направились.

Элона открыла водительскую дверцу.

– Ты со мной? – вопросительно посмотрела на Родиона.

– Ты этого хочешь? – прямо спросил он.

– Хочу. Очень.

– Извини, я не могу.

– И ты меня извини. У тебя такое горе, а я тут со своими глупостями... Пока. Надеюсь, это не последняя наша встреча.

Элона уехала. Родион смотрел ей вслед, пока огоньки габаритов не растворились в темноте ночной улицы. Он жалел, что не уехал вместе с ней. Да, у него горе. Он сегодня похоронил жену. Но ведь они могли просто побыть с Элоной вдвоем. Она могла бы его утешить. Нет, не в постели. Он же не подонок, и она не сучка, чтобы так подло попрать память покойной Киры.

Элона не сучка... Зря он думал о ней плохо. Зря унижал ее своим презрением. Она понимает его как никто другой... Они могли бы снова быть вместе...


* * * | Я не бандит | * * *