home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

Ботинки гвардейцев Голдстрима так стучали по каменным плитам мостовой, что по пустой улице разносилось гулкое эхо и стихало где-то в закоулках. Следом маршировали роты 3-го гвардейского, за ними шли первый батальон 61-го полка, второй — 83-го, а затем четыре батальона Королевского немецкого легиона. Шарп, стоявший на ступенях церкви, наблюдал за проходящими мимо немцами.

— Отличные солдаты, сэр.

Форрест, который дрожал от холода, несмотря на то что был в шинели, вглядывался в темноту.

— Кто это такие?

— Королевский немецкий легион.

— Мне не доводилось видеть их раньше. — Форрест поглубже засунул руки в карманы шинели.

— Неудивительно, сэр. — Немцы были иностранным корпусом армии и по закону не имели права приближаться к британским островам дальше острова Уайт.

Часы на церкви пробили три. В три часа ночи, семнадцатого июля 1809 года, в понедельник, британская армия покидала Пласенсию. Мимо прошла рота 60-го полка, еще одно немецкое подразделение, которое почему-то называлось очень странно — Королевские американские стрелки. Форрест заметил, что Шарп грустно смотрит на браво шагающих стрелков в зеленых мундирах с черными поясами.

— Скучаете по дому, Шарп?

— Скорее жалею, что это не другой полк стрелков, сэр. — Шарп ухмыльнулся в темноте.

Ему не хватало разумного уклада 95-го полка, в то время как батальон Симмерсона все больше и больше погружался в пучину подозрительности и мрачности.

— Я сожалею, Шарп. — Форрест покачал головой.

— Не стоит, сэр. По крайней мере, я стал капитаном.

— Он показал мне письмо, — тихо произнес Форрест.

Шарп понял, о чем речь. Форрест уже дважды упоминал про письмо, ему все время хотелось извиниться перед Шарпом. Нарушение воинского долга, невыполнение приказа, слово «измена» появлялось многократно на страницах отчета сэра Генри о действиях Шарпа в Вальделаказа; но в этом не было ничего удивительного. Больше всего беспокоила Шарпа просьба Симмерсона, высказанная в самом конце письма: он хотел, чтобы Шарпа отправили лейтенантом в какой-нибудь батальон Вест-Индии. Никто никогда не покупал чины в этих батальонах, несмотря на то, что продвижение по службе здесь происходило быстрее, чем везде, а Шарп даже знал офицеров, которые подавали в отставку, только чтобы не попасть на эти пропитанные солнцем острова, где царит смертельная скука.

— Этого может не произойти, Шарп, — сказал Форрест, однако, судя по его тону, он не сомневался в том, что судьба Шарпа решена.

— Да, сэр.

«Этого не произойдет, если я смогу что-нибудь сделать», — подумал Шарп. Он представил, как держит в руках Орла. Только Орел может спасти его от островов, где лихорадка сокращает человеческую жизнь всего до одного года, только Орел может спасти от страшной болезни, превращавшей просьбу Симмерсона в самое настоящее требование смертного приговора, если только Шарп не подаст в отставку и не откажется от карьеры военного, которой он с таким трудом добивался.

Промаршировали почти все воинские подразделения. Пять полков драгун и гусар Королевского немецкого легиона, около трех тысяч кавалеристов, а за ними целая армия мулов, нагруженных кормами для бесценных лошадей. Тяжелая артиллерия, маленькие кузницы и опять мулы, провиант и все необходимое для жизни армии. Тишину спящих улиц нарушила пехота. Двадцать пять батальонов пехоты в старой грязной форме и изношенных ботинках, люди, которые должны были противостоять лучшим в мире кавалеристам и стрелкам; а вместе с пехотой шли еще мулы с поклажей, дети и женщины.

Батальон выбрался на дорогу, ведущую через реку, когда уже взошло солнце, и., если предыдущие дни были жаркими, сейчас казалось, что природа твердо решила испечь все вокруг, а почву превратить в сплошной камень. Армия ползла по огромной высохшей долине. Поднимаемая пыль висела в воздухе, лезла в нос и рот, липла к разгоряченным лицам. Не было даже намека на ветерок, только пыль, зной, немилосердное солнце, жгущий глаза пот и бесконечный грохот сапог по белой дороге. В одной из деревень был пруд, который проходящая кавалерия превратила в липкую вонючую грязь, но солдаты давно опустошили свои фляги и теперь пытались собрать тухлую воду с поверхности клейкой массы.

Больше не за что было благодарить судьбу. Вся остальная армия презирала и избегала резервный батальон, словно его солдаты заразились какой-то страшной болезнью. Потеря знамени запятнала репутацию армии, и, когда батальон остановился на ночь, полковник драгун не пустил их на довольно просторную ферму, потому что не хотел иметь ничего общего с полком, который так опозорился. Моральный дух батальона к тому же страдал от недостатка пищи. Стадо скота, покинувшее вместе с армией Португалию, уже давно было съедено, провиант, обещанный испанцами, так и не поступил, люди голодали, мрачнели и становились все более забитыми из-за жестокого обращения Симмерсона.

Полковник сумел отыскать свое собственное объяснение потере знамени: виноват был Шарп и стрелки, и, поскольку он никак не мог наказать первого" в его власти было выместить злобу на солдатах. Только рота легких пехотинцев сумела сохранить какие-то остатки гордости. Солдаты восхищались своим новым капитаном. Весь батальон считал Шарпа заговоренным счастливчиком, человеком, против которого бессильны вражеские пули и сабли. Его рота не сомневалась — солдаты народ суеверный, — что Шарп принесет удачу в бою, сумеет сохранить им жизнь, и в качестве доказательства приводили его поведение во время сражения у моста. Стрелки Шарпа соглашались с этим, они всегда знали, что их командир — человек везучий, и ликовали по поводу того, что он получил новый чин. Шарп чувствовал себя неловко из-за их радости, краснел, когда ему предлагали выпить испанского бренди, которое солдаты прятали в ранцах, и, стараясь скрыть смущение, делал вид, что у него куча неотложных дел.

В первую ночь марша из Пласенсии он лежал в поле, завернувшись в шинель, и думал о мальчишке, который, спасаясь от правосудия и переполненный самыми разнообразными страхами, шестнадцать лет назад записался в армию. Мог ли представить себе тот мальчишка, что наступит день, когда он станет капитаном?

Во время второй ночевки батальону повезло больше. Они остановились неподалеку от какой-то безымянной деревушки, солдаты разбрелись по лесу, собирая ветки и хворост для костров, чтобы заварить листья чая, которыми были забиты их карманы. Возле оливковой рощи расставили посты. Французы вырубали все подряд и, таким образом, на многие годы лишали расположенные поблизости деревни урожая. Уэлсли строжайше запретил трогать оливковые деревья.

Офицеры Южного Эссекского — батальон по-прежнему продолжал называть себя этим именем — расположились на постоялом дворе. Очевидно, здесь проходила дорога из Пласенсии в Талаверу, и деревенская гостиница была большой и просторной, а за ней, в уютном саду под кипарисами, стояли столы и скамейки. Закрытый с трех сторон двор выходил на реку, на противоположном берегу которой солдаты устраивались на ночь в роще пробковых деревьев. В рощу забредали свиньи, и, сняв форму, чтобы проверить, нет ли в швах вшей, Шарп почувствовал запах мяса, жарящегося на маленьких кострах, видневшихся сквозь листву. За такую охоту полагалась смерть через повешение, но ничто не могло остановить голодных солдат. Офицерам военной полиции тоже не хватало провизии, а осторожно предложенный кусочек жареной свинины обеспечивал молчание и слепоту полицейского. Двор постепенно заполнялся офицерами из нескольких дюжин батальонов, расположившихся в деревне. Дневная жара спала, вечер был приятно теплым и ясным, звезды, появившиеся на небе, напоминали костры огромной армии, конца которой не видно. Из гостиницы доносились звуки музыки и веселый хохот — офицеры убеждали испанских танцовщиц чуть повыше задирать юбки.

Шарп прошел по переполненному залу и заметил в углу Симмерсона, который играл в карты со своими прихлебателями. Гиббонс тоже был там, теперь он стал постоянным представителем «штаба» Симмерсона; а еще возле стола находился весьма неприятный лейтенант Берри. Шарп вспомнил девушку. Он видел ее несколько раз после возвращения из Вальделаказа и неизменно чувствовал укол ревности. Однако тут же заставлял себя не думать об этом — офицеры батальона и без того достаточно разобщены. Сторонники Симмерсона плясали под его дудку и не уставали повторять, что он не виновен в потере знамени, однако многие открыто заявляли о том, что поддерживают Шарпа. Ситуация сложилась очень непростая, но сделать тут ничего было нельзя.

Шарп снова вышел во двор. Под одним из кипарисов сидели Форрест, Лерой и группа младших офицеров. Форрест подвинулся на скамейке, чтобы Шарп мог сесть.

— Вы никогда не расстаетесь со своим ружьем?

— Чтобы его украли? — спросил Шарп. — А меня заставили за него платить?

— Вы уже рассчитались за ошейники? — улыбнувшись, спросил Форрест.

— Нет еще. — Шарп поморщился. — Но теперь я официально отношусь к батальону, так что, полагаю, долг будет вычтен из моей зарплаты, только вот неизвестно, когда она прибудет.

Форрест показал ему на бутылку вина:

— Пусть это вас не беспокоит. Сегодня за вино плачу я.

Офицеры весело прокричали приветствие в адрес Форреста, а Шарп незаметно коснулся кожаного мешочка, висевшего у него на шее. Мешочек потяжелел на шесть золотых монет благодаря мертвецам на поле Вальделаказа.

Шарп выпил немного вина.

— Отвратительное!

— Я слышал, — сухо произнес Лерой, — что когда крестьяне топчут виноград, они не тратят время на то, чтобы отойти в сторонку и облегчиться.

Наступило минутное молчание, а потом все заговорили одновременно и весьма возмущенно. Форрест с сомнением заглянул в свою кружку:

— Не верю.

— В Индии, — заявил Шарп, — кое-кто из местных жителей считает, что пить собственную мочу очень полезно.

— Не может быть! — Форрест вытаращил на него глаза.

— Чистая правда, майор, — вмешался Лерой, — я видел, как они это делают. Кружку в день. Будьте здоровы!

Все принялись дружно протестовать и возмущаться, но Шарп и Лерой упорно настаивали на своем. Дальше разговор шел про Индию, про сражения и осады, про необычных животных и места, где хранятся несметные сокровища. Заказали еще вина, с кухни принесли еду — не свинину, аромат которой так соблазнительно витал в воздухе, а жидкое жаркое, состоявшее в основном из овощей.

Сидеть под кипарисами было так хорошо!.. Шарп вытянул под столом ноги, прислонился к стволу дерева, стараясь расслабиться и сбросить накопившуюся за день усталость. Несмотря на разговоры и смех, он слышал стрекотание насекомых, населявших испанскую ночь. Позже он перейдет на другой берег и посмотрит, как устроилась его рота, позволит мыслям отправиться в долгий путь туда, где французские офицеры пьют вино, совсем как они сейчас, где солдаты на берегу реки, похожей на эту, готовят на кострах ужин. А где-нибудь, наверное в углу гостиничной комнатушки, ничем не отличающейся от той, в которой остановился он, стоит Орел.

Кто-то с силой треснул его по спине.

— Так, значит, вас сделали капитаном! Эта армия не подчиняется никаким законам!

Это был Хоган. Шарп не видел его с того самого дня, как они вернулись из Вальделаказа. Он поднялся и пожал инженеру руку. Хоган так и светился от удовольствия.

— Я в восторге! Поражен, конечно, но страшно рад. Поздравляю!

Шарп покраснел и пожал плечами.

— Где вы были?

— Да так, поглядывал по сторонам.

Шарп знал, что Хоган делал рекогносцировку по заданию Уэлсли и вернулся со сведениями о том, какие мосты выдержат тяжелую артиллерию и какие дороги достаточно широки для того, чтобы по ним могла пройти армия. Капитан, очевидно, побывал в Оропезо, а может быть, и дальше. Форрест предложил ему сесть и спросил о новостях.

— Французы расположились в долине. Их там много. — Хоган налил себе вина. — Могу побиться об заклад, что через неделю мы вступим с ними в бой.

— Через неделю! — Форрест был удивлен.

— Да, майор. В местечке под названием Талавера их великое множество. — Хоган произнес название «Талли-верра» так, что оно прозвучало как имя какой-нибудь ирландской деревушки. — Но когда мы соединимся с армией Куэсты, нас станет больше.

— Вы видели армию Куэсты? — спросил Шарп.

— Видел. — Ирландец ухмыльнулся. — Ничем не отличается от Санта-Марии. Кавалерия, может быть, получше, а пехота... — Хоган не закончил предложения и, повернувшись к Шарпу, снова радостно заулыбался. — Когда мы виделись в последний раз, вы были под арестом. А теперь посмотрите на себя! Как поживает наш добряк сэр Генри? — Все рассмеялись. Хоган не стал дожидаться ответа и шепотом сказал: — Я видел сэра Артура.

— Я знаю. Спасибо.

— За то, что сказал правду? Ну, чего ожидать дальше?

— Понятия не имею. — Шарп говорил очень тихо, его слышал только Хоган. — Симмерсон написал домой. Мне сказали, что он может повлиять на решение министерства в утверждении моего капитанского звания, так что через шесть недель я снова буду лейтенантом, возможно до конца жизни, а потом меня почти наверняка переведут на Острова Лихорадки или вовсе вышвырнут из армии.

— Вы это серьезно? — Хоган пристально посмотрел на него.

— Да. Меня предупредил человек из окружения сэра Артура.

— Из-за Симмерсона? — Хоган нахмурился.

— Дело в том, что Симмерсону необходимо поддержать свою репутацию в парламенте среди тех, кто противостоит Уэлсли. — Шарп вздохнул. — Я жертва. Впрочем, я в таких вещах плохо разбираюсь. А как вы? Вы ведь тоже были под арестом.

— Сэр Генри простил меня. — Хоган пожал плечами. — Он не принимает меня всерьез, я ведь всего лишь инженер. Нет, сэр Генри охотится за вами. Вы выскочка, стрелок, не джентльмен, но ему никогда не стать таким солдатом, как вы. Поэтому, — Хоган сжал руку в кулак, — Симмерсон хочет от вас избавиться. Слушайте. — Инженер наклонился к Шарпу. — Скоро будет новое сражение, очень скоро. Этот идиот наверняка натворит еще больше глупостей, чем в прошлый раз. Они не смогут защищать его вечно. Это отвратительно, согласен, однако вам следует молить Бога, чтобы сэр Генри совершил какую-нибудь очень серьезную ошибку.

— Вряд ли есть необходимость молить об этом Бога. — Шарп улыбнулся.

Из одного из верхних окон, которые выходили на балконы, идущие по всему периметру двора, послышался женский крик, исполненный отчаянного ужаса, и все разговоры на скамейках под деревьями мгновенно смолкли. Мужчины замерли, не успев поднести кружки к губам, и повернулись к темным дверным проемам, ведущим в комнаты. Шарп вскочил на ноги и инстинктивно схватил ружье. Форрест попытался его остановить:

— Не наше дело, Шарп.

Во дворе наступило минутное молчание, потом кто-то нервно засмеялся, и разговоры возобновились.

У Шарпа испортилось настроение. Причиной крика могла быть болезнь одной из женщин, живущих в гостинице, или трудные роды, но он не сомневался, что дело в другом. Изнасилование? Ему было стыдно, что он ничего не сделал.

Форрест снова потянул его за руку:

— Садитесь. Ничего страшного.

Однако, прежде чем Шарп успел сдвинуться с места, донесся новый крик, на этот раз мужской, который превратился в яростное рычание. На верхнем этаже распахнулась дверь, на балкон упал бледный желтый свет; из комнаты выбежала женщина и бросилась вниз по лестнице. Кто-то крикнул:

— Остановите ее!

Девушка мчалась вниз по лестнице так, словно за ней гнались все дьяволы преисподней. Офицеры, собравшиеся во дворе, приветствовали ее радостными воплями и принялись дразнить преследователей — Гиббонса и Берри, у которых не было никаких шансов поймать девушку. Оба прилично выпили и теперь, выскочив из комнаты, принялись оглядываться по сторонам. Они едва держались на ногах.

— Это Жозефина, — сказал Форрест.

Шарп смотрел, как девушка, спотыкаясь, мчится вниз по лестнице. Вот она добралась до дальнего конца двора, целую секунду отчаянно оглядывалась по сторонам, точно искала помощи. В руке у нее были сумка и что-то похожее на нож. Потом Жозефина повернулась и скрылась в темноте. Она бежала в сторону солдатских костров на другом берегу реки.

Гиббонс остановился на середине лестницы. Лейтенант был в брюках и расстегнутой рубашке, которую придерживал левой рукой, в правой он держал пистолет.

— Вернись, паршивая сука!

— Что случилось, Гиббонс? Девушка отняла твое знамя? — Голос доносился от одного из столов, стоявших во дворе.

Гиббонс, не обращая внимания на насмешки, побежал вслед за Берри к речушке.

— Это может плохо кончиться. — Шарп встал со скамейки и начал пробираться между столами. Форрест и Хоган последовали за ним.

Вскоре Шарп оказался в полумраке и вброд перешел на другой берег речушки. Однако ни девушки, ни ее преследователей нигде не было видно, лишь изредка мелькали мужские силуэты на фоне колеблющегося пламени костров. Шарп постоял немного, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. В этот момент с ним поравнялся Форрест:

— Вы думаете, нужно ждать неприятностей?

— Надеюсь, что нет, сэр. Но вы же сами видели, у него в руках пистолет. — С левой стороны послышались крики и шум. — Пошли!

Шарп опередил остальных, он быстро бежал вдоль левого берега поблескивающей в темноте реки, держа в правой руке ружье.

— Что происходит? Кто это, черт возьми? — В свете костра Шарп увидел сердитого солдата, который, узнав офицера, быстро отдал ему честь. — Вы за теми двумя, сэр?

— Девушка с ними?

— Они пошли туда. — Солдат показал вниз по течению ручья, в сторону от костров батальона, в темноту.

Шарп побежал дальше, Форрест и Хоган успели догнать его и теперь старались не отставать.

Впереди послышался победный крик — девушку поймали. Шарп побежал еще быстрее, спотыкаясь и не обращая на это внимания, в любой момент ожидая услышать выстрел; его глаза уже полностью приспособились к темноте. Вдруг Шарп увидел всех троих: Берри стоял чуть в стороне с бутылкой в руке и наблюдал за Гиббонсом, который заставил девушку опуститься на колени и пытался вырвать у нее из рук сумку.

— Отпусти, сука! — закричал Гиббонс.

Шарп продолжал бежать. Гиббонс удивленно поднял голову, и в этот момент Шарп с разбега врезался в него. Лейтенант повалился на спину, пистолет отлетел в ручей, сумка выпала из рук Жозефины. Шарп заметил, как на траве блеснули золотые монеты. Гиббонс попытался подняться, но Шарп отпихнул его прикладом ружья.

— Не шевелись! — В лунном свете лейтенант увидел выражение лица Шарпа и посчитал, что будет лучше немного полежать. Шарп повернулся к Берри:

— Что здесь происходит?

— Девушка убежала, сэр. Мы хотели привести ее обратно. — Берри уже успел прилично набраться, что усиливало его акцент; заметив подошедших Форреста и Хогана, он слегка покачнулся.

— С ней все в порядке? — спросил Форрест.

Шарп повернулся к Жозефине. Ему вдруг, совеем некстати, пришло в голову, что он впервые видит ее не в костюме для верховой езды, а в платье с глубоким вырезом, — кровь в его жилах побежала быстрее. Жозефина сидела на земле, опустив голову, и сначала Шарпу показалось, что девушка плачет, но тут он заметил, что она пытается собрать рассыпавшиеся золотые монеты. Шарп машинально отметил, что тут, на земле, лежит целое состояние. Майор опустился на колени рядом с девушкой и закрыл ее от Шарпа.

— С вами все в порядке? — мягко спросил Форрест.

Девушка кивнула, а потом покачала головой; ее плечи задрожали, словно она беззвучно заплакала, руки же продолжали шарить по траве в поисках монет.

Майор встал.

— Что все это значит? — Форрест попытался, без особого, впрочем, успеха, говорить твердо и уверенно.

Все молчали. Шарп перекинул ружье в левую руку, подошел к Берри, отобрал у него бутылку и швырнул в ручей.

— Ну, ладно! Успокойтесь! — пьяно пробормотал Берри.

— Что произошло?

— Ну, немножко поспорили. Пустяк! — Берри криво ухмыльнулся и развел руками.

Стрелок сильно ударил его в живот, лейтенант раскрыл рот, отчаянно пытаясь сделать вдох... Он был очень похож на рыбу, выброшенную из воды. А потом согнулся пополам, и его вырвало.

— Что произошло?

Берри удивленно посмотрел на Шарпа:

— Ты меня ударил!

— Да я тебя на кусочки разорву, если ты и дальше будешь молчать!

— Мы играли в карты. Я выиграл.

— Ну и что?

— Возник спор. — Шарп ждал. Берри провел рукой по волосам, пытаясь сохранить достоинство. — Она отказалась заплатить долг.

На лице Жозефины появилась улыбка, когда Шарп снова ударил лейтенанта и тот опять упал. Хоган молча наблюдал за происходящим.

— Это неправда! — Девушка была разгневана. — Ты мошенничал! Я выиграла! — Она встала и сделала пару шагов к Берри.

Хоган заглянул ей в лицо и понял, что Жозефина с удовольствием выцарапала бы лейтенанту глаза. Тогда он взял ее за локоть. Хоган не сомневался, что им никогда не удастся узнать, кто выиграл, кто проиграл, а кто смошенничал.

— Так что же все-таки произошло? — Голос ирландца был вкрадчивым.

Жозефина указала на Берри:

— Он хотел изнасиловать меня! А Кристиан ударил!

Шарп повернулся к Гиббонсу. Светловолосый лейтенант поднялся на ноги и смотрел на приближающегося Шарпа. На его белой рубашке проступила кровь, и Шарп вспомнил про нож: очевидно, Жозефина слегка ранила Гиббонса.

— Это правда? — спросил Шарп.

— Что правда? — презрительно уточнил Гиббонс.

— Что ты ударил ее, а лейтенант Берри пытался изнасиловать?

— Пытаться изнасиловать Жозефину Лакоста — то же самое, что заставлять нищего взять деньги. Если вы понимаете, о чем я говорю. — Гиббонс рассмеялся.

Хоган чувствовал, что должен вмешаться, напряжение достигло предела, но Шарп первым прервал наступившее молчание.

— Ну-ка, повтори, — произнес он совсем тихо, почти нежно.

Гиббонс высокомерно посмотрел на Шарпа, а когда он заговорил, его голос был полон презрения к низшим классам:

— Попытайтесь понять. Мы играли в карты. Мисс Лакоста проиграла все деньги и поставила на кон свое тело. А потом отказалась платить и сбежала с нашими деньгами. Вот и все.

— Неправда! — Жозефина заплакала. Она отошла от Хогана и смотрела на Шарпа глазами, полными слез. В руках девушка продолжала сжимать сумочку. — Это неправда. Мы играли в карты. Я выиграла. А они попытались украсть мой выигрыш! Я думала, они джентльмены!

Гиббонс рассмеялся. Шарп обернулся к нему.

— Ты ее ударил? — Он видел синяк на щеке Жозефины.

— Ты не поймешь. — В голосе Гиббонса послышалась скука.

— Чего я не пойму? — Шарп сделал шаг к лейтенанту.

— Как должен вести себя джентльмен, Шарп. — Гиббонс небрежно стряхнул травинку с рукава мундира. — Ты веришь ей, потому что она шлюха, ты привык к шлюхам. А с джентльменами ты не привык иметь дело.

— Называй меня «сэр»!

— Иди к дьяволу! — Лицо Гиббонса вспыхнуло от гнева.

Шарп ударил его в солнечное сплетение, а когда Гиббонс согнулся, сильно боднул его лбом прямо в нос. Лейтенант отшатнулся, из носа хлынула кровь, а Шарп отбросил ружье в сторону и ударил его еще раз. Правой, левой, а потом последний, самый сильный, заключительный удар в солнечное сплетение. Как и Берри, Гиббонс согнулся, и его вырвало. Он упал на колени, держась за живот, а Шарп презрительно толкнул его ногой, так что лейтенант повалился в грязь.

— Лейтенант Берри?

— Сэр?

— Мистер Гиббонс выпил лишнего. Заберите его отсюда и приведите в порядок.

— Есть, сэр. — Берри не собирался вступать с Шарпом в спор.

Он помог Гиббонсу подняться на ноги. Племянник полковника мучительно пытался сделать вдох. Наконец он собрался с силами, оттолкнул Берри и сказал, обращаясь к Форресту:

— Вы видели. Он меня ударил! Тут наконец вмешался Хоган:

— Глупости, лейтенант. Вы напились и упали, идите домой и проспитесь. — Его голос звучал спокойно и уверенно.

Оба лейтенанта, спотыкаясь, скрылись в темноте. Шарп посмотрел им вслед:

— Ублюдки! Разве можно играть в карты на женщину!

— Знаете, почему вас произвели в офицеры, Ричард? — Хоган печально улыбнулся.

— Почему?

— Вы слишком джентльмен, чтобы оставаться среди рядовых. Мужчины играют в карты на женщин с тех самых пор, как изобретены карты, или женщины, если уж быть точным до конца. — Он повернулся к девушке: — И что вы теперь собираетесь делать?

— Делать? — Она посмотрела сначала на Хогана, а потом на Шарпа. — Я не могу вернуться. Они пытались меня изнасиловать!

— Вот как? — бесстрастно произнес Хоган. Она кивнула и сделала шаг к Шарпу, продолжая прижимать к груди сумочку.

— Мои вещи, — сказала Жозефина. — Я должна их взять. Там осталась вся моя одежда! В той самой комнате.

Форрест с озабоченным лицом подошел к девушке:

— Ваша одежда?

— Все мои вещи!

Хоган перевел взгляд холодных умных глаз на Форреста:

— Если вы поторопитесь, майор, то сумеете опередить эту парочку. Им потребуется еще минут десять, чтобы окончательно прийти в себя.

Форрест выглядел обеспокоенным, но теперь, когда за дело взялся Хоган, он не знал, что возразить. Хоган подтолкнул Жозефину к Форресту.

— Идите с майором и постарайтесь забрать свои вещи. Торопитесь!

— А где я проведу ночь? — спросила Жозефина, обращаясь к Шарпу.

— Можете воспользоваться моей комнатой. — Шарп откашлялся. — Я переночую у Хогана.

Форрест предложил ей руку.

— Нам пора, моя милая, нужно поторапливаться. — Они перешли через ручей и направились в сторону огней гостиницы.

Хоган посмотрел им вслед, а потом спросил у Шарпа:

— Значит, хотите переночевать у меня?

— Это будет лучше всего, не так ли?

— Лицемер. Вы собирались переночевать с ней. Шарп ничего не сказал. Он подозревал, что Хоган специально отослал майора с девушкой, чтобы поговорить с ним наедине, но стрелок не собирался облегчать ему задачу.

Шарп поднял ружье и проверил, не попала ли в затвор влага. Огни костров озаряли мерцающими отблесками склон холма.

— Вы понимаете, что делаете, Ричард? — Голос Хогана казался равнодушным.

— Что вы имеете в виду?

— Она красива. — Ирландец улыбнулся. — Мне редко доводилось встречать таких красивых женщин, во всяком случае, вне высших слоев общества. — Теперь голос Хогана погрустнел. — Что ж, вам удалось выручить ее, она ваша — на короткое время. Отправите ее домой, в Лиссабон? — Шарп зашагал вдоль реки и ничего не ответил. Хоган догнал его. — Вы в нее влюбились?

— Ради Бога!

— А что в этом такого? — Они молча пошли дальше. Хоган вытащил из кармана гинею. — Ставлю одну против десяти, что вы проведете эту ночь не со мной.

Шарп улыбнулся в темноту:

— Я не игрок, и у меня нет денег.

— Знаю. Однако они вам понадобятся, Ричард. Женщины обходятся дорого. — Хоган достал из кармана горсть золотых монет и тихо добавил: — Я поставлю это против одной пули, что сегодня вы не придете ночевать ко мне.

Шарп посмотрел на обеспокоенное, дружелюбное лицо Хогана. Он мог легко выиграть эти деньги. Достаточно было бы отвести Жозефину в свою комнату, а потом вернуться к Хогану и забрать деньги. Он получил бы свое полугодовое содержание только за то, что не станет связываться с девушкой.

Шарп отвел руку Хогана с монетами.

— Мне нужны все мои пули.

— Тут вы правы. — Хоган рассмеялся. — Только не говорите потом, что я вас не предупреждал. — Он открыл подсумок для патронов на поясе Шарпа и высыпал туда золото. Шарп запротестовал, но Хоган настоял на своем. — Вам они пригодятся, Ричард. Она захочет иметь приличную комнату в Оропезо и в Талавере — один только Бог знает, во что это вам может обойтись. Не беспокойтесь. Скоро будет сражение, вы застрелите какого-нибудь богача и отдадите мне деньги.

Они замолчали. Хоган чувствовал, что Шарп взволнован. Теперь инженер был уверен, что даже если бы он предложил другу в десять раз больше денег, то все равно не смог бы помешать ему провести эту ночь с девушкой, а если бы Жозефина отказала ему, он остался бы в комнате, всю ночь просидел бы рядом с ней, держа штуцер на коленях и охраняя ее сон.

Они обогнали Берри и Гиббонса — товарищи по несчастью плескались в ручье, пытаясь привести в порядок мундиры. Когда два капитана оказались на залитом светом костров дворе гостиницы, Хоган бросил взгляд на возбужденное лицо Шарпа и потрепал его по плечу:

— Спокойной ночи, Ричард.

— Не беспокойтесь. — Шарп устремился вверх по лестнице, перешагивая сразу через три ступеньки.

Инженер проводил его взглядом.

— "Это коротко, мой принц. — Он говорил словно для себя. — Как женская любовь"[5].

— О чем вы, сэр? — спросил оказавшийся рядом с ним лейтенант Ноулз.

— Ты читал Шекспира, приятель?

— Шекспира, сэр?

— Знаменитого ирландского поэта. Ноулз рассмеялся.

— И из какой это пьесы, сэр?

— Из «Гамлета».

— Ах, вот оно что. — Ноулз фыркнул. — Знаменитый ирландский принц? Хоган ухмыльнулся в ответ.

— О нет. Гамлет не был ирландцем. Он был дураком. Спокойной ночи, лейтенант. Пора спать.

Хоган посмотрел на окна комнаты Шарпа. Он доверил бы другу свою жизнь, доверил бы вопреки всем опасностям — но женщина? Здесь он безоружен; одна девушка сумеет сделать то, на что не может рассчитывать целый батальон французов. Хоган шел по опустевшему двору, снова и снова повторяя одну и ту же строку, словно надеясь, что, произнесенная стократно, она потеряет смысл:

— "Красота действует на дураков сильнее золота".


Глава десятая | Орел Шарпа | Глава двенадцатая