home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

— Дежурный офицер? Шарп кивнул:

— Заходите.

Толстенький лейтенант из штаба весело ухмыльнулся и закрыл за собой дверь.

— Добрый день, сэр. Мне нужна ваша подпись.

— А зачем?

Лейтенант сделал вид, что удивлен, а потом посмотрел на листок, который протягивал Шарпу.

— Третий резервный батальон, верно? — Шарп кивнул. — Ваш паек, сэр. — И снова показал на листок бумаги. — Так вы подпишете, сэр?

— Подождите. — Шарп бросил взгляд на записи. — Семьсот пятьдесят фунтов говядины? Это же просто отлично, не так ли?

Лейтенант нацепил на лицо профессиональную улыбку.

— Боюсь, это паек не только на сегодня, сэр, а сразу на три следующие дня.

— Что? На три дня? Половина того, что должно быть?

— Знаю, сэр, знаю, но больше мы вам дать не можем. — Лейтенант развел руки в стороны. — Вы подпишете?

— Где? — Шарп взял со стола шляпу и оружие.

— Послушайте, неужели вы хотите... — Лейтенант тяжело вздохнул.

— Где?

Голос Шарпа заполнил крошечную комнатку. Лейтенант улыбнулся, открыл дверь и поманил Шарпа во двор, где возле нагруженных мулов стояли солдаты. Потом снял крышку с одного из бочонков с мясом.

— Сэр?

Шарп взял лежащий сверху кусок и помахал им перед носом толстого интенданта.

— Если приделать сюда шнурки, можно спокойно использовать на марше.

Лейтенант улыбнулся, он уже много раз все это слышал.

Шарп достал из бочонка кость.

— Это же нельзя есть! Сколько еще бочонков?

— Все здесь. — Лейтенант махнул рукой в сторону мулов.

Шарп выглянул на залитую солнцем улицу. Еще один мул покорно стоял у ворот.

— А это что?

— Мул, сэр. — Лейтенант радостно заулыбался, но, увидев лицо Шарпа, мгновенно стал серьезным и сказал: — Извините, сэр. Я пошутил. Это для замка, сэр. Для сэра Артура. Вы же понимаете?

— Понимаю? — Шарп прошел под аркой ворот к мулу, и лейтенант поспешил за ним, одновременно размахивая руками, показывая погонщику, чтобы отошел в сторону. — Знаете, я совершенно случайно видел, как сегодня утром в замок доставили продовольствие. И все было в порядке.

Лейтенант беспомощно улыбнулся. Шарп лгал, и обоим это было известно. Однако лейтенант тоже лгал — и обоим это было известно. Шарп снял крышку с ближайшего бочонка.

— А вот, лейтенант, и настоящее мясо. Я возьму оба этих бочонка вместо тех двух.

— Но, сэр! Это для...

— Ваш обед, лейтенант? А то, что останется, вы с дружками продадите. Верно? Я это забираю.

Лейтенант снова накрыл бочонок крышкой.

— Хотите, я отдам вам цыпленка, которого мы нашли совершенно случайно, капитан? В подарок, естественно.

— Я должен подписать ваши бумаги, лейтенант? — Шарп положил руку на спину мула. — Пожалуй, нужно сначала взвесить мясо.

Лейтенант потерпел поражение. Он заулыбался и протянул Шарпу бумаги.

— Ну, зачем же, сэр. Давайте договоримся так: вы забираете все ваши бочонки, а к ним и эти два?

Шарп кивнул. На сегодня торговля закончена.

Его солдаты сняли поклажу с мулов и отнесли мясо на окраину Оропезо, где был расквартирован батальон. И без того тяжелая ситуация с продовольствием становилась все хуже. Испанская армия, стоявшая в Оропезо, уже давно съела все, что можно было найти в окрестностях. Узкие улицы городка были запружены войсками — испанцы, британцы и немцы из легиона, между союзниками уже начали возникать столкновения. Британские и немецкие патрули устраивали засады на испанские продовольственные отряды, даже убивали охрану, чтобы заполучить продукты, которые Куэста обещал доставить Уэлсли, но так и не выполнил своих обязательств. Надежды британской армии добраться до Мадрида к середине августа развеялись, когда солдаты увидели дожидающиеся их испанские войска. Батальон Санта-Мария тоже находился в Оропезо и маршировал под двумя огромными новыми знаменами. По всей видимости, у генерала Куэсты имелся неограниченный запас знамен, чтобы заменять те, что попадают в Париж в качестве военных трофеев.

Спускаясь по крутой улице, Шарп наблюдал за двумя офицерами, длинные сабли которых были засунуты прямо под мышки — так носили оружие в испанской армии, — и ничто, начиная от великолепной формы и кончая тонкими сигарами, не внушало стрелку уверенности в надежности союзников.

Шарп шел по улице и чувствовал, что ужасно проголодался. Слуга Жозефины сумел раздобыть кое-что съестное; по крайней мере, сегодня вечером можно будет как следует поесть, ни на секунду не забывал, впрочем, что за каждый кусок заплачены бешеные деньги. Две комнаты, которые удалось найти Жозефине, стоили его двухнедельного содержания — и это за одну ночь. Ну и черт с ним, подумал Шарп. Если его ждет худшее, если придется выбирать между отправкой в Вест-Индию и гражданской жизнью, тогда к дьяволу эти деньги! — он постарается получить от них максимальное удовольствие. Ради того, чтобы захватить с собой на больничную койку воспоминания о гибком теле Жозефины и о роскоши широкой постели, он готов снимать комнаты в гостиницах и переплачивать за худосочного цыпленка, который превратится в жалкие ошметки, если кому-нибудь взбредет в голову сварить бульон.

До сих пор Жозефина одарила его лишь одной ночью, тогда, в гостинице, а потом в сопровождении Хогана — которого эта перспектива совсем не обрадовала — уехала вперед, Шарп же вместе со своим батальоном два дня шагал по пыльным дорогам под лучами палящего солнца. Он мельком видел Жозефину днем — заметив его, девушка радостно заулыбалась. Впереди у них был весь вечер и долгая ночь: ведь армия покинет город еще не завтра.

— Сэр!

Шарп обернулся. К нему бежал сержант Харпер, а вместе с ним — солдат из роты легкой пехоты Южного Эссекского.

— Сэр!

— Что такое? — Шарп заметил, что Харпер взволнован и чем-то сильно обеспокоен — такое случалось нечасто, — однако, отвечая на его приветствие, капитан не смог скрыть раздражение.

Черт бы их побрал! Сейчас больше всего на свете он хотел остаться наедине с Жозефиной, на остальное ему было наплевать.

— Ну?

— Дезертиры, сэр. — Харпер был явно смущен.

— Дезертиры?

— Ну, помните, сэр, те, что сбежали в Каштелу?

В тот самый день, когда стрелки впервые увидели Южный Эссекский. Шарп вспомнил, как по приказу Симмерсона высекли четверых солдат за то, что ночью дезертировали их товарищи. Он свирепо посмотрел на Харпера.

— Откуда ты знаешь?

— Они были приятелями Кирби, сэр. — Он показал на маленького человечка, у которого почти не осталось зубов.

— Ну, Кирби?

— Не знаю, сэр.

— Ты хочешь, чтобы тебя высекли, Кирби?

— Не понял, сэр? — У солдата от удивления округлились глаза.

— Если ты будешь молчать, получится, что ты помог им сбежать.

Харпер и Кирби молчали. Наконец сержант бросил короткий взгляд на Шарпа.

— Кирби видел одного из них на улице, сэр. И тот показал, где они прячутся. Двое других ранены, сэр. Кирби все рассказал.

— А ты пришел ко мне. — Голос Шарпа был холодным и суровым. — Что же я, по-твоему, должен сделать?

И снова они промолчали. Шарп знал: они надеялись, что он сотворит чудо — счастливчик капитан Шарп сумеет спасти четверых беглецов от сурового наказания, которому армия подвергала дезертиров. Он почувствовал, как его охватывает гнев, смешанный с нетерпением. За кого они его принимают?

— Возьми шестерых солдат, сержант. Трех стрелков и трех любых других. Жди меня здесь через пять минут. Вместе с Кирби.

Харпер встал по стойке «смирно».

— Но, сэр...

— Выполняй!

Воздух был пронизан чудесным сиянием, какое возникает перед наступлением сумерек, когда кажется, что солнце парит в разноцветном тумане. Мимо носа Шарпа с противным жужжанием пролетел слепень, и он коротким движением его убил. Прозвучали удары церковного колокола, женщина, переходившая улицу, поспешно перекрестилась, и Шарп выругался про себя, потому что обещал Жозефине, что придет сразу после шести. Пусть дьявол заберет всех дезертиров на свете! И вместе с ними Харпера, ожидающего от него чуда! Неужели сержант и в самом деле думает, что Шарп в состоянии что-либо изменить?

У него за спиной нервно переступал с ноги на ногу Кирби, а Шарп мрачно размышлял о том, какое влияние это событие может оказать на батальон. Армия была охвачена разочарованием, но со смешанным чувством нетерпения и страха солдаты ждали приближения неизбежной битвы, которая придавала их нынешним неудобствам хоть какой-то смысл. Южный Эссекский не разделял этого нетерпения. Они опозорились в Вальделаказа, постыдно потеряли знамя; батальон боялся нового сражения. Настроение в Южном Эссекском было мрачным и горьким.

Вскоре появился Харпер с солдатами, все они были вооружены и с надеждой смотрели на Шарпа. Один нервно спросил, будут ли расстреляны дезертиры.

— Не знаю, — резко ответил Шарп. — Веди нас, Кирби.

Они пошли вниз по склону холма в самую бедную часть города, в переплетение узких улочек, где оборванные дети играли среди мусора, который выбрасывали из домов прямо на дорогу. С балконов, загораживая свет, свешивалось выстиранное белье; вонь кругом стояла ужасная. Солдаты уже успели привыкнуть к мерзостным запахам, которые сопровождали их с того самого момента, как они вошли в Лиссабон, хотя их источник и делал хождение по улицам после наступления темноты рискованным и малоприятным делом. Они шли за Шарпом с мрачными лицами, им явно не хотелось исполнять свой долг.

— Сюда, сэр. — Кирби показал на убогую хижину, притулившуюся у самой обочины.

Казалось, достаточно одного легкого порыва ветра, чтобы хижина рухнула. Шарп повернулся к своему отряду.

— Подождите меня здесь. Сержант и Петерс, пойдете со мной.

Петерс был из Южного Эссекского — весьма разумный человек, старше многих других; Шарп давно обратил на него внимание, а теперь ему было необходимо, чтобы дезертиры увидели не только зеленые мундиры стрелков, но и форму своего родного полка.

Ожидая, что их встретят с оружием на изготовку, он резко распахнул дверь... и оказался в комнате, где царил невообразимый беспорядок. Четверо беглецов расположились на полу: двое лежали, остальные сидели возле потухшего очага. Слабый свет едва пробивался сквозь дыры, которые когда-то служили окнами, и через прохудившуюся крышу. Солдаты были одеты в жалкие лохмотья.

Шарп подошел к раненым, присел на корточки и заглянул в их лица; они были бледными, пульс почти не прощупывался. Затем он повернулся к двоим другим:

— Кто вы такие?

— Капрал Мосс, сэр. — Худое лицо капрала покрывала двухнедельная щетина. Дезертиры явно голодали. — А это рядовой Ибботсон. — Мосс показал на своего товарища. — Рядовые Кэмпбелл и Трэппер, сэр. — Мосс говорил четко и по-военному, словно это могло изменить его положение.

В воздухе висела пыль, пахло болезнью и нечистотами.

— Как вы оказались в Оропезо?

— Мы хотим вернуться в полк, сэр, — ответил Мосс, но как-то уж слишком поспешно.

Наступила тишина. Ибботсон тупо смотрел в пол. Только у него было оружие — в левой руке он зажал штык, — и Шарп догадался, что солдат не одобряет того, что здесь происходит.

— Где ваше оружие?

— Мы его потеряли, сэр. И форму тоже. — Мосс явно хотел услужить.

— Иными словами, вы ее продали. Мосс пожал плечами.

— Да, сэр.

В соседней комнате неожиданно раздался какой-то шум, и Шарп резко обернулся. В дверном проеме никого не было. Мосс покачал головой.

— Крысы, сэр. Здесь их целая армия.

Шарп снова посмотрел на дезертиров. Теперь ему удалось встретиться взглядом с Ибботсоном — его глаза горели безумным, фанатичным огнем. Шарп даже забеспокоился, не пустит ли тот в дело штык.

— А ты что здесь делаешь, Ибботсон? Ты ведь не хочешь возвращаться в полк.

Солдат ничего не сказал. Просто поднял правую руку, которую до этого прятал за спиной, — обрубок, замотанный в окровавленные тряпки.

— Иббс подрался, сэр, — объяснил Мосс. — Потерял свою проклятую руку. Он теперь ни на что не годен, сэр. Иббс правша, вы же видите, — равнодушно добавил он.

— Ты хочешь сказать, он не нужен французам. Снова наступила тишина. В воздухе медленно клубилась пыль.

— Верно, — заговорил наконец Ибботсон. У него был голос образованного человека. Мосс попытался заставить товарища замолчать, но Ибботсон не обратил на капрала ни малейшего внимания. — Мы были бы с французами уже неделю назад, но эти болваны решили сначала выпить.

Шарп не сводил с него взгляда. Было странно слышать такой культурный голос из уст заросшего щетиной оборванца. Он был явно серьезно болен, скорее всего, у него началась гангрена, но теперь это уже не имело значения. Признавшись, что они хотели перейти на сторону врага, Ибботсон приговорил всех четверых. Если бы их поймали при попытке сбежать в нейтральную страну, то наверняка отослали, как и Шарпа, в Вест-Индию, где с ними довольно быстро разобралась бы лихорадка, но для тех, кто перешел на сторону врага, есть только одно наказание. Капрал Мосс это знал. Он посмотрел на Шарпа и вдруг взмолился:

— Честное слово, сэр, мы сами не знали, что делаем. Мы ждали здесь, сэр...

— А ну заткни пасть, Mocc — рявкнул Ибботсон, а потом повернулся к Шарпу. Рука со штыком поднялась еще выше, но лишь для того, чтобы подчеркнуть слова. — Мы проиграем войну. Любому кретину это ясно! Французских солдат здесь больше, чем Британия сможет собрать за сто лет. Посмотрите на себя! — В его голосе звучало презрение. — Вы можете победить одного генерала, потом другого, но они будут продолжать наступать! И одержат победу! А знаете почему? Потому что у них есть идея. Ее зовут свобода, и справедливость, и равенство! — Неожиданно Ибботсон смолк, глаза его сияли.

— Кто ты, Ибботсон? — спросил Шарп.

— Человек.

Шарп улыбнулся вызову, прозвучавшему в ответе. В подобных спорах не было ничего нового, стрелки частенько рассуждали на эти темы ночью, у костра, но Шарпу вдруг стало интересно, почему образованный человек, вроде Ибботсона, оказался в армии, да еще проповедует французские постулаты свободы.

— Ты получил образование, Ибботсон. Откуда ты родом?

Ибботсон ничего не ответил. Он продолжал смотреть на Шарпа, сжимая в руке штык. Наступила тишина. Шарп слышал, что Харпер и Петерс переминаются у него за спиной с ноги на ногу.

Мосс прочистил горло и решил поддержать Ибботсона.

— Иббс — сын священника, сэр. — Он сказал это так, будто его слова объясняли все.

Шарп продолжал разглядывать Ибботсона. Сын священника? Может быть, отец рано умер или семья была слишком большой и его в любом случае ждала нужда? Но что заставило Ибботсона пойти в солдаты? Оказаться в одном котле с пьяницами и закоренелыми преступниками — ведь именно они составляли ядро любой армии — зачем?

Ибботсон еще раз встретился с Шарпом глазами, а потом неожиданно заплакал. Он выронил штык и спрятал лицо за согнутым локтем левой руки. Шарпу вдруг показалось, что солдат вспомнил о маленьком садике за церковью и о матери, пекущей хлеб погожим летним днем, теперь уже давно умершей.

Капитан повернулся к Харперу.

— Они арестованы, сержант. Этих двоих придется нести на руках.

Он вышел из домика и сразу окунулся в вонючий воздух узкой улочки.

— Кирби?

— Сэр?

— Ты свободен. — Беззубый солдат тут же умчался прочь. Шарп не хотел, чтобы четырех дезертиров вывели из домика у него на глазах. — А вы заходите в хижину. — Он кивнул остальным солдатам.

Потом посмотрел на виднеющуюся между крышами домов полоску неба, где с веселыми криками носились ласточки. Смеркалось... завтра состоится казнь. А его ждет Жозефина.

— Мы готовы, сэр, — сказал Харпер, появившийся в дверях.

— Тогда пошли.


Глава одиннадцатая | Орел Шарпа | Глава тринадцатая