home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать пятая

Сражение еще продолжалось, но его судьба уже была решена. Когда измученная британская пехота остановилась на берегу Портины, солдаты услышали грохот новых залпов, потом к северу от Меделина пронзительно запели кавалерийские рожки. Однако ничего существенного не произошло — 23-й полк легких драгун пошел в самоубийственную атаку, и тяжелые британские пушки остановили двенадцать французских батальонов, после чего неприятель окончательно отступил. Над полем боя повисла тишина. Французская армия была разбита, британские флаги победно развевались над телами поверженных врагов.

Стороны понесли серьезные потери. Погибло более тринадцати тысяч человек, но никто об этом еще не знал. Британцы не подозревали, что французы не решатся на новые атаки, а король Жозеф Бонапарт и оба маршала поздно вечером отправятся на восток, оставив поле битвы измученным и почерневшим от пороховой гари победителям.

Раненые молили о глотке воды, звали матерей, просили пристрелить их — только бы избавиться от боли и страданий. Самое страшное для многих было еще впереди. В этих краях день за днем палило безжалостное солнце, трава на Меделинском холме и в долине стала сухой и ломкой. Начался пожар, огонь стремительно побежал по земле, сжигая без разбора мертвых и раненых, над долиной повис запах горящей плоти. Победители попытались перенести раненых в безопасное место, но их было слишком много, огонь распространялся быстро, и спасатели, проклиная все на свете, падали на грязных берегах Портины, утоляя жажду алой от крови водой.

Над северными горами появились стервятники. Косые лучи палящего солнца освещали горящее поле и людей, пытающихся спастись из пламени. Почерневшие от пороховой гари солдаты продолжали выносить раненых и собирать добычу с тел убитых.

Шарп и Харпер шли своим путем — два человека, окруженные завесой дыма, среди горящей травы, оба с многочисленными мелкими ранениями, на которые они не обращали ни малейшего внимания. Их лица были озарены гордостью. Шарп не выпускал из рук Орла. Французский штандарт не представлял из себя ничего особенного: легкий голубой шест длиной в восемь футов, а на вершине красуется позолоченная птица с распростертыми крыльями и поднятой левой лапой, в которой Орел держит молнию, направленную против врагов Франции. Флага не было; как и многие другие французские полки, голландцы оставили свои знамена дома, чтобы нести в победоносное сражение дар Наполеона. В ширину, да и в длину, Орел не превышал полутора ярдов, однако все это не имело никакого значения — Шарп с Харпером добыли вражеский штандарт.

Рота легкой пехоты наблюдала за тем, как они уходят. Только Шарпу, Харперу и Денни удалось пробиться сквозь ряды вражеского батальона; французская контратака отбросила роту назад, а потом голландцы обратились в бегство. Пуля попала лейтенанту Ноулзу в плечо, и теперь он мог только наблюдать за тем, как его солдаты стреляют в отступающих французов. Затем он повел их назад, на воссоединение с батальоном. Лейтенант знал, что Шарп и Харпер остались где-то за завесой дыма и что рано или поздно они вернутся, с Орлом или без него.

Полковник Вильям Лоуфорд, сидя на лошади, смотрел на тела, усеивающие поле брани. Он вел Южный Эссекский вниз по склону и наблюдал, как люди стреляли из своих мушкетов, медленно, но совершенно хладнокровно. Он видел схватку за Орла; но потом происходящее заволокло дымом, а те сорок три грязных, покрытых кровью солдата из роты легкой пехоты, кого привел лейтенант, почти ничего не могли рассказать.

Лоуфорд хотел поскорее увидеть выражение лица Шарпа — как тот отреагирует, узнав, что его товарищ по Серингапатаму стал полковником, но долина была окутана пламенем и дымом, и Лоуфорд оставил все попытки что-либо разглядеть. Он приказал батальону приступить к печальной работе — нужно было раздеть погибших и сложить тела для сожжения. Похоронить всех было просто невозможно.

С сэром Генри Симмерсоном покончено. Уэлсли выругался, коротко, но выразительно, и приказал Лоуфорду взять командование батальоном на себя. Лоуфорд надеялся, что так все и останется, ему уже давно пора командовать батальоном. Южный Эссекский необходимо привести в норму.

Подъехал майор Форрест.

— Майор?

— Если не считать роты легкой пехоты, сэр, наши потери невелики.

— Сколько? — Лоуфорд наблюдал за тем, как Форрест вытащил листок бумаги из сумки.

— Около дюжины погибших, сэр, и примерно две дюжины раненых.

Лоуфорд кивнул:

— Мы легко отделались, майор. А как насчет роты легкой пехоты?

— Лейтенант Ноулз привел сорок три человека, сэр, большинство из них ранены. Сержант Рид и еще два солдата охраняли имущество роты — итого сорок шесть. В городе оставались еще пятеро, которые по болезни не смогли принять участие в сражении. — Форрест помолчал немного. — Получается пятьдесят один, сэр, из восьмидесяти девяти.

Лоуфорд ничего не ответил. Он наклонился в седле и снова принялся вглядываться в пелену дыма. Форрест кашлянул и встревоженно произнес:

— Вы не думаете, сэр... — Он не закончил своего вопроса.

— Нет, майор, не думаю. — Лоуфорд выпрямился в седле и весело улыбнулся Форресту. — Я знаю Ричарда Шарпа с тех самых пор, когда я еще был лейтенантом, а он сержантом. Ему следовало умереть уже сотни раз, майор, ну по крайней мере дюжину, а он каким-то образом умудряется выкарабкаться. — Лоуфорд ухмыльнулся. — Не стоит беспокоиться о Шарпе, майор. Кто еще пропал?

— Сержант Харпер, сэр...

— Ах да! — перебил его Лоуфорд. — Легендарный ирландец.

— И лейтенант Гиббонс, сэр.

— Лейтенант Гиббонс? — Лоуфорд вспомнил, что в штабе Уэлсли в Пласенсии видел племянника сэра Генри, на лице которого застыла наглая ухмылка. — Интересно, как он обходится без своего дядюшки? — Полковник улыбнулся, сейчас Гиббонс интересовал его меньше всего. Нужно было еще столько всего сделать, а главное — вынести раненых с поля боя, прежде чем горожане отправятся грабить тела. — Спасибо, майор. Придется нам подождать капитана Шарпа. А пока организуйте отряд и отправьте его за водой. И еще... будем надеяться, что у погибших французов в ранцах найдется еда, иначе мы останемся без ужина.

У французов нашлись и еда и золото, и Шарп, как и всегда, разделил добычу с Харпером. Сержант нес Орла и время от времени задумчиво на него поглядывал.

— А он стоит каких-нибудь денег, сэр?

— Не знаю.

По привычке Шарп попытался перезарядить ружье и фыркнул, с трудом проталкивал шомпол в грязное дуло.

— Нас наградят, сэр, должны ведь?

— Должны. — Шарп улыбнулся сержанту. — Может быть, патриотический фонд раскошелится на сто гиней, кто знает? — Он убрал шомпол на место. — Впрочем, вполне возможно, что они просто скажут «спасибо». — Он насмешливо поклонился ирландцу. — Спасибо вам, сержант Харпер.

— Я получил исключительное удовольствие, капитан Шарп. — Харпер неуклюже поклонился в ответ, потом помолчал и добавил: — Ублюдки должны что-нибудь заплатить. Мне не терпится увидеть лицо Симмерсона, когда вы вручите ему нашу добычу.

Шарп рассмеялся, потому что и сам ждал этого момента. Он взял Орла у Харпера.

— Пошли. Нужно их найти.

Неожиданно Харпер дотронулся до плеча Шарпа и замер, вглядываясь в дым, стелющийся над рекой. Шарп не заметил ничего интересного.

— Что такое?

— А вы не видите, сэр? — Харпер был взволнован, но говорил совсем тихо. — Вон там! Проклятье! Не разглядеть.

— Да что, ради всех святых, что там такое? Харпер повернулся к нему.

— Вы подождете, сэр? Две минуты?

— Птичка? — Шарп хмыкнул.

— Точно. Сорока с голубым хвостом. Перелетела на другой берег, вряд ли она далеко. — Лицо Харпера светилось, он забыл о сражении, а взятый в плен Орел казался ерундой по сравнению с тем, что ему наконец удалось увидеть редкую птицу.

— Валяй, я подожду тебя здесь, — сказал Шарп. Сержант бесшумно направился к реке, а Шарп остался среди мертвых тел на окутанном дымом берегу. Мимо пробежала лошадь, она спешила куда-то по своим делам, ее бок был залит кровью. Вдалеке, за языками пламени, трубачи созывали на построение оставшихся в живых солдат. Шарп посмотрел на Орла, на молнию, зажатую в когтях, на венок, надетый на шею птицы, и снова почувствовал, что его охватывает ликование. Теперь никто не пошлет его в Вест-Индию! Симмерсон может из кожи вон вылезти, но человеку, добывшему первого французского Орла, нечего бояться сэра Генри.

Шарп улыбнулся, поднял Орла так, что на его крыльях заиграли солнечные блики, и вдруг услышал топот копыт у себя за спиной. Ружье так и осталось лежать на земле, когда он метнулся в сторону, чтобы избежать клинка Гиббонса. Лейтенант, в глазах которого полыхал дикий огонь, вытащил свою кривую саблю и наклонился в седле; оружие просвистело над головой стрелка, тот упал на землю, откатился, а потом встал на колени и увидел, как Гиббонс натянул поводья, одной рукой развернул лошадь и пустил ее вперед. Лейтенант не дал Шарпу времени даже на то, чтобы вытащить саблю. Он выставил свое оружие, словно копье, и пришпорил коня; клинок должен был вонзиться прямо в живот его заклятого врага.

Шарп прижался к земле, и лошадь проскочила мимо, потом быстро развернулась, и вот уже Гиббонс навис над своим противником, направив саблю вниз. Никто из них не произнес ни слова. Лошадь заржала, встала на дыбы, забила копытами, и Шарп успел нырнуть в сторону. Потом он изо всех сил размахнулся Орлом и попытался попасть в голову лошади, но Гиббонс был умелым всадником и, уверенно повернув коня, легко избежал удара, а потом вновь занес саблю над Шарпом.

— Отдай мне Орла, Шарп!

Стрелок огляделся. Заряженное ружье лежало в пяти ярдах, и он бросился к нему, знал, что не успеет. Клинок ударил по ранцу на спине и сбил капитана с ног. Шарп упал на Орла, метнулся вправо, лошадь опустила копыто совсем рядом с его лицом, занесенная сабля сверкнула в лучах солнца. Шарп снова перекатился вправо, почувствовал, как копыто ударило в плечо, но ему все еще удавалось избегать клинка Гиббонса. Однако положение становилось все более и более безнадежным. В ноздри ударил терпкий запах травы, мелькали копыта, в любой момент острие сабли могло пригвоздить его к земле. Он был зол на себя за то, что забыл о Гиббонсе, который, вероятно, уже давно, скрываясь за завесой дыма, преследовал их с Харпером.

Шарп едва мог шевелить правой рукой, она почти совсем онемела после удара копытом, однако он еще раз отчаянно взмахнул Орлом, словно дубиной, пытаясь заставить лошадь отступить. Будь проклята эта сорока! Неужели Харпер ничего не слышит?

В следующий миг сабля оказалась возле его живота. Шарп поднял глаза и увидел улыбающееся лицо Гиббонса. Рука с саблей застыла в воздухе.

— Мне было хорошо с ней, Шарп. А теперь я еще и Орла получу.

Казалось, Гиббонс смеется над ним — рот лейтенанта расходился все шире и шире, но он медлил и не наносил последнего удара. Вдруг его глаза округлились, и Шарп начал откатываться подальше от сабли, вскочил на ноги и увидел, как, изо рта Гиббонса медленно, а потом все быстрее потекла кровь. Шарп продолжал двигаться, Орел описал широкую дугу, и крыло французского трофея угодило Гиббонсу в лицо, сломало зубы, отбросив назад голову. Впрочем, лейтенант был уже мертв. И, хотя Орел заставил его отклониться, тело в результате упало вниз, в сторону Шарпа, потому что спину лейтенанта пробил французский штык, вышедший наружу между ребер на груди. С противоположной стороны лошади стоял сержант и с веселой ухмылкой смотрел на Шарпа.

Тело Гиббонса соскользнуло на землю, и Шарп принялся разглядывать французский мушкет с примкнутым штыком, который насквозь пробил легкие и теперь торчал из груди.

Шарп поднял глаза на Харпера.

— Спасибо.

— Я и сам получил большое удовольствие. — Усмешка сержанта стала еще шире, словно ему понравилось наблюдать за тем, как Шарп борется за жизнь. — Ради таких моментов стоит служить в армии.

Капитан оперся о шест Орла, с трудом перевел дыхание. Еще никогда он не был так близок к смерти.

— Этот ублюдок чуть не покончил со мной! — покачав головой, негромко проговорил Шарп. Казалось, его это удивило, словно он и представить себе не мог, что Гиббонс окажется столь опасным противником.

— Ну, сначала ему пришлось бы покончить со мной, сэр.

Слова были сказаны в шутливом тоне, но Шарп знал, что это правда, и улыбнулся. Потом отошел в сторону и поднял ружье.

— Патрик?

— Сэр?

— Еще раз спасибо.

Харпер сделал небрежный жест рукой.

— Вы уж постарайтесь, чтобы они дали нам побольше ста гиней. Не каждый день удается захватить такие трофеи.

Вещей у Гиббонса оказалось совсем немного: горсть золотых монет, часы, разбившиеся при падении, и дорогая сабля, которую пришлось оставить. Шарп наклонился над телом и засунул руку за воротник Гиббонса — там он нашел то, что искал: золотую цепочку. Большинство солдат носили на шее что-нибудь ценное, и Шарп знал, что в случае его смерти какой-нибудь вражеский солдат найдет мешочек с монетами.

Харпер поднял глаза на капитана.

— Я эту штуку не заметил.

Внутри медальона они обнаружили портрет девушки. Блондинка, как и Гиббонс, но в отличие от него, у нее были полные губы. И, хотя портрет был совсем маленьким, казалось, глаза девушки смотрят на мир удивленно и радостно. Харпер наклонился к Шарпу.

— Что там написано, сэр?

Шарп прочитал слова, выгравированные на внутренней крышке медальона:

— "Да хранит тебя Бог. С любовью — Джейн". Харпер тихонько присвистнул.

— А она хорошенькая, сэр.

Шарп засунул медальон в сумку с патронами, а потом бросил взгляд на мертвого Гиббонса, худое лицо которого было залито кровью. Знала ли Джейн, каким человеком был ее брат?

— Пошли, сержант.

Они зашагали по сухой траве, сквозь тлеющие остатки пожара, и вскоре заметили одинокое желтое знамя Южного Эссекского.

Первым Шарпа и Харпера увидел лейтенант Ноулз. Он что-то закричал, и уже через несколько мгновений их окружила вся рота легкой пехоты, солдаты громко и восторженно вопили. Героев повели к группе всадников, стоящих возле знамени. Рядом с сияющим Форрестом Шарп увидел Лоуфорда.

— Сэр?

Лоуфорд рассмеялся, глядя на удивленное лицо Шарпа.

— Насколько я понимаю, вам принадлежит честь командовать моей ротой легкой пехоты?

— Вашей?

Лоуфорд приподнял брови. Он был, как всегда, исключительно элегантен.

— Вы этого не одобряете, капитан Шарп? Шарп ухмыльнулся и покачал головой.

— А сэр Генри?

Лоуфорд слегка повел плечами.

— Скажем так: сэр Генри вдруг ощутил необоримое желание вернуться к добропорядочным обитателям Паглшэма.

Шарпу ужасно захотелось рассмеяться. Он сдержал обещание, данное Ленноксу, но капитан прекрасно понимал, что истинная причина, по которой он добыл французского Орла, заключалась совсем в другом: он должен был спасать свою шкуру. И вдруг оказалось, что все это зря. Смерть Денни и многих других — только ради того, чтобы он не отправился в Вест-Индию?

Шарп поднял добытый такой дорогой ценой трофей, и позолоченный Орел засверкал на солнце.

— У батальона не хватает одного знамени, сэр. Ничего лучшего нам с сержантом Харпером найти не удалось.

Лоуфорд посмотрел на двух великанов-стрелков, на их заострившиеся от усталости лица, покрытые грязью, пороховой гарью и кровью, на прорехи в зеленой форме, оставшиеся от скользящих штыковых ударов. А потом взял в руки Орла, не веря своим глазам, но зная, что теперь гордость британцев восстановлена, и высоко поднял вражеский штандарт над головой.

Южный Эссекский, над которым так долго смеялась вся британская армия, увидел его, и воздух огласили победные крики. Солдаты хлопали друг друга по спине, радостно подбрасывали в воздух мушкеты и вопили до тех пор, пока другие батальоны не начали подходить, чтобы выяснить, что тут происходит.

А генерал Хилл, стоявший на вершине Меделина, услышал шум и навел свою подзорную трубу на батальон, который чуть не привел британскую армию к поражению. Он увидел Орла, и челюсть у него отвисла.

— Будь я проклят! Да благословит меня Бог! Удивительное дело!.. Южный Эссекский захватил Орла!

У себя за спиной Хилл услышал смешок и, обернувшись, увидел сэра Артура Уэлсли.

— Сэр?

— Будь и я проклят тоже, Хилл! На моей памяти вы выругались всего третий раз в жизни. — Уэлсли взял подзорную трубу из рук Хилла и посмотрел вниз, на склон холма. — Черт возьми! Вы правы! Давайте спустимся и взглянем на эту чудесную птичку!


Глава двадцать четвертая | Орел Шарпа | Эпилог