home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16

Я проспал почти до полудня. Когда проснулся, солнце горело на стеклах и медных дугах у развешанных по стенам инструментов. Братик, скрестив ноги, сидел на столе и большой иглой чинил свою майку, пострадавшую от ножниц Мастера. Он сразу встретился со мной глазами и улыбнулся. На его плече белел наклеенный кусочек ткани.

– Болит плечо, Василек? – спросил я.

Братик опять улыбнулся:

– Не-а… Только палец болит истыканный.

Он неумело откусил нитку и объяснил:

– Я давно шью. Я тебе рубашку зашил.

Рубашка, отмытая от крови и заштопанная крупными стежками, лежала на табурете.

Я скосил глаза на свой голый бок. Там был заросший розовый рубец, похожий на вытянутую букву "S". Ай да Мастер!

Братик стал натягивать майку и поморщился: видимо, плечо все-таки побаливало. Потом он спрыгнул со стола, подошел, сел на краешек постели. Осторожно тронул мой шрам. Глянул тревожно, шепотом спросил:

– Страшно было?

Недавняя ночь как бы придвинулась вплотную.

– Страшно, – сказал я. – Но теперь уже все.

– Уже все, – серьезно согласился он.

Я тряхнул головой, прогоняя воспоминанье. Потянулся и сел. Ни усталости, ни боли! Мышцы – как тугие струны!

– Где Валерка? Где Мастер?

– Валерка в Городе, – беззаботно откликнулся Братик. – Мастер внизу, у очага, варит овсянку. – Он вдруг смешно сморщил нос и признался. – Я ее не люблю.

– Валерка в Городе? – с беспокойством переспросил я.

– Да ничего, – успокоил Братик. – Он теперь тоже Мастер клинка.

Но я уже был на ногах и глазами искал рапиру.

В это время Валерка ворвался в дверь. Он был злой и очень веселый. Зазвенела в углу брошенная им шпага.

– Гвардейцы заперлись в башне и голося по Канцлеру, как древние плакальщицы, – сообщил он. – Но того прыщавого я нашел! – Он встретил мой взгляд и торопливо объяснил. – Да нет, я просто заставил его прыгнуть со Стены в старое болото, а там – как знает. Хотя Стена высокая, а внизу трясина…

Я не улыбнулся. “Гвардейцы голосят…” Я как наяву увидел распластанное на полу тело, продранную на спине рубашку. Ни о чем я не жалел, и совесть меня не мучила. Просто стало не по себе.

У Валерки сошла улыбка и потемнели глаза. Он вдруг подошел вплотную, положил мне на плечи ладони. Лбом коснулся моего лба.

– Прости, – сказал он тихонько. – Я обалдел от радости. Сколько миллиардов раз я должен сказать тебе спасибо…

– Да ладно… – совершенно растерявшись, пробормотал я. – Ну, ты чего… Лучше расскажи, что в Городе.

Он отодвинулся, помолчал, потом сразу повеселел и ответил с облегчением:

– В Городе кавардак. Большой Зверь объявил себя верховным правителем. Предводители оружейников обозвали его самозванцем. Поднялся крик, начальники хотели устроить сражение. Но многие люди сказали: “Канцлера нет, значит, Книги лгут. Деритесь сами”. Больше сотни человек побросали у Главных часов копья и самострелы…

Через час мы попрощались с Мастером, и вышли на лестницу. Недавно прошел крупный дождик, а сейчас опять было солнечно. В выемках истертых ступеней блестели лужицы. Мы побежали по ним вниз, и теплые капли забрызгали нам ноги.

Мы пересекли площадь с фонтаном. В сухом бассейне валялись длинные пики и несколько зазубренных палашей.

– Бросаем? – сказал Валерка.

– А не рано?

– Бросайте, – сказал Братик. Сказал так уверенно, что мы сразу послушались. Наши клинки зазвенели о камень.

Мы в знакомом месте перебрались через стену. Сразу обняло нас море голубоватой травы. Над ней струился солнечный воздух. Трещали кузнечики.

– Мы уйдем к рыбакам, – сказал неожиданно Братик. – Будем там жить. Теперь можно.

– А Мастер? – спросил Валерка.

– Мы будем его навещать.

Валерка кивнул.

– Люди починят дамбы, отстроят пристани и корабли. Вы станете моряками, – сказал я.

– Да, – согласился ясноглазый мой братик.

Некоторое время мы шли просто так, ни о чем не говорили. Мы держались за руки.

У Василька на раненом плече сидел крупный голубой кузнечик. Он совсем по-человечьи поглядывал на нас крошечными черными глазками.

– Кто такой Володька? – вдруг спросил Братик.

Я вздрогнул.

– Ты ночью звал его, – объяснил Братик. – Он кто?

– Просто мальчик, – сказал я. – Вроде тебя.

И тут я увидел, что мы идем прямо к одинокой старой башне. Я оглянулся. Город белел у горизонта. А башня была рядом.

– Что? Уже? – с печалью спросил я у Валерки.

Он слегка улыбнулся:

– Нет еще, нет…

Мы поднялись на балкон, но не стали входить в дверь, а по ржавым скобам забрались на самый верх башни. Это была круглая площадка. За много лет ветер нанес сюда землю, и теперь здесь росла трава. Не такая как в степи, а невысокая, с мелкими желтыми цветами.

– Полежим, – сказал Валерка.

Мы легли на животы и стали смотреть в проем между зубцами.

– Там океан, – сказал мне Братик. – Видишь?

Я разглядел у горизонта темную полоску. В это время пришел ветер и принес запах моря.

Я перевернулся на спину. Валерка и Братик тоже. Я лежал между ними и держал их за руки.

Небо над нами было очень синим, резким, и я закрыл глаза. И почувствовал вдруг, что в руках моих ничего нет, а под лопатками доски.


предыдущая глава | В ночь большого прилива | cледующая глава