home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Обратная дорога показалась более короткой и легкой. Хотя на пути опять попадались тележки с панелями и хмурыми возчиками.

– Ерошка, а почему они снова едут навстречу? С грузом!

– Наверно, потому, что туннель кольцевой, – не очень-то понятно откликнулся он.

От пристани мы решили идти верхними улицами – хватит прибрежной экзотики. На мостках рядом с дебаркадером помыли ноги, я наконец обулся, и мы двинулись по лестнице, что вела вверх от дощатого речного вокзала. Лестница была извилистая, скрипучая. Время от времени она прерывалась площадками с некрашеными перилами и скамейками. На полпути мы присели отдохнуть. Ерошка сел боком к перилам, положил подбородок на занозистый брус. Стал смотреть куда-то за реку. Его плечо остро торчало под пыльным обвисшим трикотажем.

– Замучился ты со мной, – нерешительно сказал я. Он шевельнул плечом:

– Да нет, все о кей… – Это молодецкое «все о кей» прозвучало у него как-то не по-настоящему. Потом Ерошка встряхнулся, начал машинально приглаживать облизанной ладошкой растрепанную прическу. Посмотрел на меня, рассмеялся, разлохматил себя снова. Но мне показалось, что за смехом его – какое-то беспокойство..

– Тебе, небось, домой пора. Наверно уже волнуются: куда ты девался…

– Кто волнуется? – бесцветным голосом отозвался он.

– Ну, кто… не знаю… – (Может, он сирота?) – Иди дядя Альберт тебя одного дома оставил, когда уехал?

Ерошка поставил пятки на скамью. Обнял колени, уткнулся в них подбородком. В таком положении развернулся ко мне лицом. Серо-зеленые глаза стали очень темными. Даже тени появились под ними.

– Какой дядя Альберт? – с усталым вздохом сказал Ерошка.

– То есть… как какой…

Он выговорил, глядя в упор:

– Ну, неужели ты не понял до сих пор? Никакого дяди Альберта нет.

Холодок прошел у меня под рубашкой. Потому что я сразу поверил, понял: никакого Альберта нет. И не было. Пространство как бы перелистнуло прозрачную страницу, слегка изменив свою структуру.

Однако, все еще цепляясь за прежнюю реальность, я попытался спорить:

– А как же дом, у которого мы были? Крыльцо… Они чьи?

– Понятия не имею… – искренне сказал Ерошка. И сильно пожал плечами. Потом левой рукой взялся за оттопыренный мизинец на ноге, стал шевелить его и внимательно разглядывать.

– Послушай, а… сарай? Мой чемодан там…

– Нашел о чем думать… – бормотнул он.

«Но у меня же там рубашка чистая, носки, бритва. Я не могу ходить обормотом, как ты! И вообще что все это значит…» – запрыгали в голове заготовки правильных фраз. Вместо этого я тихо спросил:

– Тогда объясни: зачем ты пришел на вокзал?

Он оставил в покое мизинец. Глянул исподлобья.

– А ты… так ничего и не понял?

Глаза были все те же – темные, с тенью под нижними веками. Но, вроде бы, мелькнули в зрачках желтые искорки.

И я спросил, приблизив к нему лицо:

– Ерошка, ты кто?

Он сбросил пятки со скамьи. Отвалился спиной к перилам, раскинул по ним руки. Стал совсем другим Ерошкой – спокойно-озорным, без всякой печали.

– Посмотри как следует! Разве не видишь? Я – это ты.

Вопреки всякой логике его неожиданное озорство передалось и мне. Будто самое главное было теперь – победить в веслом споре.

– Ничего похожего! Вот ни настолько! – Про оттопыренный мизинец я помнил, но осторожно умолчал.

– Конечно! – обрадованно согласился он. – Потому что я состою как раз из того, чего у тебя никогда не было. Оно в тебя не влезло, когда тебя делали, и осталось, как лишние детали. И пошло на меня.

Я не сдержал ехидства:

– Боюсь, что это не лучшие детали…

– Ну, как сказать! Кое-что тебе не помешало бы!

– Например? – уязвленно сказал я.

– Помнишь, как в моем возрасте ты ужасно боялся ос и шмелей? А я запросто ловлю их в кулак.

– Не было такого! Никогда я не боялся!

– Здесь не боялся. А когда жил в Ермильске…

– В каком еще Ермильске! Даже и не слыхал про такой!

– Ох уж… – брызнул Ерошка насмешкой.

Мне бы рассердиться, но вместо этого в голове началась беспомощная сумятица как при дремотных видениях иных пространств и головоломок: задержать, запомнить хоть какую-то деталь! Разгадать…

Я отчаянно прислушался к себе, к шелесту ветра в береговой траве, к гудкам катеров и тепловозов. Может, пространство перевернет еще один лист и тогда все станет ясно?

Однако ничего не случилось. А Ерошка болтал босыми ногами и поглядывал выжидательно.

– Послушай… а сам-то ты где живешь? С кем?

На него опять словно тень легла. Не грусть, но озабоченность какая-то. Серьезность.

– Не все ли равно… Я, может, еще и неживу вовсе…

Что за дурацкая философия? У такого-то малька!

Но я не стал его поучать и воспитывать. Вместо этого поверил, что он и правда никуда не спешит. Никуда не хочет уходить… Потому что не к кому?

В обычной реальности я, конечно же, занялся бы выяснениями и расспросами. И повел бы ершистого пацана домой. Но сейчас действовали законы Синего Треугольника (завязанного, к тому же, узлами). В его пространствах жила логика снов (порою более закономерная и понятная, чем в моей прежней бестолковой действительности). И я без всякого сопротивления подчинился этой логике. Принял простой факт, что данный Ерошка теперь повешен судьбой на меня и я отвечаю за него… Перед кем? Перед собой, перед Треугольником, перед Травяным и Песчаным Зайцем. Смешно, да? А вот окажитесь в Малогде и увидите – не смешно, а всё по правде.

– Тогда что? Идем? – сказал я.

Он вскочил.

– Идем!

– А куда?

– Куда-нибудь, – беспечно сказал Ерошка.

И мы как-то сразу оказались на Ключевском спуске, недалеко от фотомастерской.


Стекло уже было вставлено. Оно отражало улицу, деревья, прохожих, и внутри было ничего не разглядеть. Рядом с витриной оказалось еще одно окно, поменьше. За его стеклом были выставлены разные фотоаппараты. Старых образцов. Лейки, «Фэды», «Любители», «Комсомольцы», трофейные маленькие камеры с гармошками. И все они – вот странно (или не странно, а логично?) – были покрыты зеленой, точнее военно-полевой, краской. Может их принесли сюда фронтовые корреспонденты? (Хотя едва ли даже на фронте красили фотокамеры в зеленый цвет).

Лишь один аппарат был черным. Довоенного образца, «Фотокор». Ледериновая плоская коробка с выдвинутой на никелированных полозках гармошкой и гибким тросиком у блестящего объектива. В точности такой, каким снимал меня когда-то Мотя Гольдштейн!

На каждом аппарате был бумажный ярлычок с цифрами. Точнее с ценами. Ясно, что аппараты продавались. И «Фотокор» стоил буквально гроши – «22 р.»

– Ерошка! Я хочу купить это… На память о давних временах.

Он отнесся с полным пониманием:

– Обязательно! – Подпрыгнул даже.

Мы по трем ступенькам вошли в прохладное помещение. И сразу я учуял знакомый запах старой фотомастерской – деревянных аппаратов, растворов, лака, крашеного холста громадной декорации. Из-за ширмы выдвинулась рослая пожилая тетка в зеленом платье до пола. Похожая на давнюю старуху Сонечку, но, конечно, не она. И в отличие от Сонечки, разговорчивая и приветливая.

– Молодые люди пришли сниматься? Главного мастера нет, но я прекрасно управляюсь с заказами, можете мне доверять! Спросите клиентов, испортила ли Софья Мироновна Гольдштейн хоть один снимок! И пусть мне никогда больше не вставить стекло в эту витрину, если найдется бессовестный человек, который таки скажет «да»!.. Двойной портрет, не так ли? Крупный формат! Папа на стуле, мальчик справа, у плеча, в традициях давних времен. В этих традициях немало хорошего, уверяю вас…

Все-таки она или не она?

Как-то в беседах с Треугольником я услышал от него рассказ о частичках (корпускулах!) времени, нанизанных на так называемый темпоральный вектор. Бывает, что эта нить рвется. Корпускулы перемешиваются в пространнственно-временном континууме, и когда их нанизывают (кто нанизывает, я не понял) снова на вектор, они могут перепутаться. И начинается чехарда с календарями, прыжками в прошлые времена, неожиданными встречами и событиями, которые случаются раньше своих причин…

Это проскочило в голове быстро и как о вещах в общем-то заурядных. Я галантно сказал:

– Виноват, сударыня, но мы посетили вас по иной причине. В окне выставлены аппараты. Если не ошибаюсь, на продажу…

– О да! Да!.. Времена не простые, иногда не имеешь, на что купить химикаты. Пришлось пожертвовать частью коллекции… Что вас привлекло?

– «Фотокор».

– А! Вы имеете правильный выбор! Замечательная камера. И вполне действующая… У Моти была когда-то такая же, но пришлось обменять на буханку, когда он нечаянно потерял хлебные карточки…

– Вы позволите взглянуть?

Софья Мироновна торопливо принесла аппарат. Я немного помнил, как им пользоваться. Вдвинул гармошку, захлопнул коробку. Потом открыл камеру опять. Взвел спуск, щелкнул…

– К нему полагается еще футляр и пять кассет, – суетилась старуха Сонечка. (Все-таки явно она. А кто же Мотя? Сын, внук? Ну, ясно же, что не муж, тот был другой Мотя. Что с ними сейчас? И какое в данный миг сейчас?) – Жаль только, что не сохранился штатив. Но можно ставить аппарат на стол, на скамейку. Мотя часто так и делал…

Она принесла черную квадратную коробку с блестящим замочком – футляр – и пять плоских кассет.

– Пластинки в них старые, но еще вполне пригодные…

– Благодарю вас. Позвольте расплатиться.

– Ах, да… А может быть, вы все-таки согласитесь на портрет? Такой замечательный папа, такой фотогеничный мальчик…

Я прикусил губу: этот-то охламон? Впрочем, мастеру виднее. Посмотрел на Ерошку:

– Согласимся, Ерофей?

– Ага… – радостно выдохнул он.

– Чудесно! – возликовала Софья Мироновна. – А то сегодня еще не было ни одного посетителя! Если не считать юное создание, чуть помладше Ерофея. Но как его можно считать приличным клиентом, если оно влетело сюда сквозь стекло на этой ужасной новомодной доске с роликами, у которой заграничное название. Дети носятся на них, не думая, какое горе будет у мамы и папы, если ребенок свихнет себе шею…

– Но это создание не свихнуло? – опасливо спросил я (шея с готовностью заболела).

– Слава Богу, нет! Герой отделался царапинами…

– А был герой… случайно не в матроске?

– Представьте себе, да! Именно да! Матроски нынче не очень-то в моде, но этот оказался таки с большим синим воротником и якорями на рукавах, как в свое время у Моти.. А вы его знаете, этого наездника?

– Просто на улице обратил внимание на мальчика с пришитым матросским галстуком и забинтованным коленом.

– Да-да… Ну, мы можем уже приступать, не так ли? Ерофей, голубчик, выдвини на середину вон тот высокий стул, будь добр…

Ерошка с готовностью поволок из угла нечто вроде трона с резной спинкой и бархатным сиденьем.

– Подожди, мальчик! А почему ты хромаешь?

Разве он хромал? Я и не заметил.

– Да ерунда, – быстро сказал Ерошка. – Немного наступил на крошку от шлака.

– Мальчик говорит «немного наступил»! Там наверняка прокол!

– Да нет же, не насквозь! Просто надавило. Вот… – Он поджал ногу и вывернул ступню.

– Ну-ка? Да, хорошо, что не до крови. Но ведь болит?

– Не сильно…

– И зачем это мальчики так любят гулять босыми? Мотя тоже… Ничего не могла с ним поделать. Вы не поверите, один раз даже отшлепала…

– Пожалуй, мне придется поступить так же, – сообщил я, без большого труда входя в роль папаши. Ерошка тоже сыграл свою роль: не возмутился, не отрекся от моего отцовства, а надул губы и виновато пробубнил:

– А чего… Если кеды потерялись, а новых нету…

– Отсюда пойдем в обувной магазин…

– Зачем ходить в какой-то магазин, где с вас возьмут двойную цену! – всполошилась хозяйка мастерской. – Я имею для недорогой продажи все, что вам надо! Жизнь такая, что заставляет заниматься не только искусством, но и мелким ширпотребом… Вот! – Она сгребла в сторону створчатую ширму, и у стены обнаружились наклонные полки со всяким товаром. Парфюмерная мелочь, повисшие разноцветными языками носки и галстуки, пластмассовые фигурки, флаконы и несколько пар летней обуви разного размера.

– Вот славные башмачки! – Софья Мироновна похлопала подошвой о подошву бело-зелеными, легонькими на вид кроссовками. – Как раз для мальчика, который много гуляет с папой…

Мальчик нерешительно посмотрел на нее и на «папу»:

– Дорогие небось…

– Сущие пустяки! Главное, чтобы пришлись в пору. Сядь и примерь.

Ерошка боязливо зашевелил ступнями.

– Да ну… Лапы вон какие грязные…

– Надень носки, они потом легко отстираются. С ними будет даже симпатичнее, ведь сниматься то будете в полный рост.

Софья Мироновна дала Ерошке ребячьи носочки – белые, с рисунком из крупных зеленых кузнечиков. Похожих на кенгуренка по имени «Cicimora».

В этих носочках и новеньких кроссовках помятый Ерошка вдруг обрел вполне интеллигентный вид. Особенно, когда Софья Мироновна велела ему подтянуть штаны и заправить в них балахонистую майку-фуфайку – под поясок со шнурком. А после того, как она гребешком реставрировала на Ерошке прежнюю «английскую» прическу и влажной фланелевой рукавицей оттерла колени, получилось прямо образцовое дитя. Этакий мальчик из чинного лондонского пригорода.

Ерошка не сопротивлялся. Кажется был даже рад такой метаморфозе…

Съемка оказалась минутным делом.

Я расплатился за аппарат и обувь (бумажник был с собой). А про плату за снимки хозяйка мастерской сказала, что пока не надо.

– Потом, когда получите портреты. Приходите за ними на той неделе…


предыдущая глава | Синий треугольник | cледующая глава