home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Утром телефон по-прежнему мертво молчал. Создавалась уже явно ненормальная обстановка. Инстинкт подсказывал даже какую-то опасность. И голос Валентина приобрел сдержанно-командирское звучание.

– Шамиль! Раздувай костер, испечете картошку. Я двигаюсь на шоссе. Я и… – Валентина словно толкнуло. – Юрик! – Он заметил, как опять ревниво напрягся Сопливик. Однако в разведке нужны не такие вот липучки, а деловые ребята постарше. Вроде Шамиля или Юрки. Но Шамиль должен остаться командиром здесь…

В лагерной кладовой нашлись два велосипеда (на одном раскатывал в свое время Мухобой). Валентин подкачал колеса, подогнал для Юрки седло, и они покатили по проселочной дороге – рядышком, по двум травянистым колеям.

Велосипеды были старые, да и путь – не асфальт. Но до шоссе не больше шести километров, и Валентин рассчитывал добраться самое большее за полчаса. Молча давили на педали. Только где-то на полпути притомившийся Юрик выдохнул:

– Давно не ездил на такой… бабкиной прялке… Это мой друг Филька Кукушкин так про свой велосипед говорит – «бабушкина прялка»… Он маленько на Женьку похож.

– Велосипед?!

– Филипп. Филька… – засмеялся Юрик.

– А… на какого Женьку? – не понял Валентин.

– Ну, на здешнего, на Протасова…

«На Сопливика!.. Значит, он – Протасов…»

Юрик сказал:

– Только Филипп побойчее… И не сирота…

– А у тебя какой велосипед? – спросил Валентин, чтобы сменить разговор. – Или никакого?

– У меня… боевая лошадь, – почему-то вздохнул Юрик. Видать, пошутил так.

И в этот момент им перегородил дорогу черно-белый полосатый шлагбаум. Которого здесь, в лесу, никогда не было.

С обочины шагнул навстречу парень в пятнистом облачении, в такой же кепке с большущим козырьком и полевой армейской кокардой. С маленьким автоматом под локтем.

– Куда?

– Туда, – сразу наливаясь раздражением в ответ на казарменный тон, сказал Валентин. – К шоссе, естественно.

– Не положено.

– Не положено, так положи… – не сдержался Валентин. – Позови начальника.

Парень пожал плечами, поправил под локтем короткоствольную машину. Дунул в сиплую дудку, вроде боцманской.

В кустах пряталась раскрашенная под плащ-палатку фанерная будка. Оттуда выбрался широкоплечий, черноусый. Тоже в камуфляже. Старше первого. У левого локтя нашиты четыре желтых квадратика, знак вместо погон. Мода сейчас такая пошла у всяких «спецов» и прочих пятнистых героев. Капитан, значит…

– Командир, пузом прут, – сказал часовой, хотя никто пузом не пер. – На шоссе им…

– Вертайте назад, – с зевком велел пятнистый капитан.

– С какой стати?

– С такой, что сказано…

– Сказано непонятно. – Валентин еле сдерживался. – Объясни тогда, где объезд.

– Нет никакого объезда! – Капитан зло зыркнул на бестолкового штатского. – Сиди дома и не рыпайся!

Ощущая за поясом «бергман», Валентин внятно проговорил:

– Ты не хами, генерал. На новобранцев можешь пасть разевать, а я не у тебя в гарнизоне…

Они встретились глазами. Капитан сказал негромко:

– Вот прикажу ребятам отвести в овраг и объяснить… Никто потом не найдет. Пацана только жаль…

– У меня их там еще одиннадцать! – гаркнул Валентин. – Без жратвы, без связи! Мне их вывозить надо! А вы…

– Вся страна без жратвы, – ухмыльнулся капитан. – Потерпите…

– Кто должен терпеть? Дети? Из-за того, что тут у вас идиотские учения или еще какая-то дурь?

– Тут зона, – вкрадчиво объяснил капитан. – Понял, фраер? Зона. И не у нас, а у вас. И сидите, пока не откроют. А будете соваться – могут и пальнуть. Есть полномочия.

– Ну еще бы! – взвился Валентин. – Полномочий у вас всегда больше всех!.. А может, уже случилось? Может, господин военный министр уже глава государства? Тогда понятно. Такие, как дорвутся до власти, – прежде всего зоны и война с детьми! И безопасно, и впечатляет…

– Доскребешь… – пообещал капитан и сузил глаза. А часовой поддернул автомат.

«Не знают, кретины, что мог бы их обоих положить на месте…» – эта мысль доставила Валентину некоторое удовольствие.

– Ладно, Юрик, поехали…

Метров через десять Валентин не выдержал, оглянулся.

– Жаль, мы не одни. Я бы показал тебе «объяснение в овраге», Гарнизонный герцог… Рожу твою усатую я запомню…

– Мотай, мотай, – отозвался капитан, уже спокойно.

Когда отъехали, Валентин сумрачно сказал Юрику:

– Фиговое дело. Если зону устроили, значит, кругом оцепление. Не выберемся.

– А чем это вызвано? – деловито спросил Юрик.

– А ч-черт их знает! Может, правда инопланетян боятся каких-нибудь. А может, переворот. Или просто господам военным силушку девать некуда, решили поиграть мускулами… Вот и тебя теперь никто здесь не найдет.

– Меня-то найдут, – откликнулся Юрик рассеянно.

Минут десять ехали молча. Уже недалеко от лагеря вдруг затрещало в березняке и прямо из чащи выскочил на дорогу легкий мотоцикл. С пятнистым седоком.

Это был не прежний солдат и не капитан. Молодой парнишка с автоматом за спиной, с непокрытой головой и запыленным лицом. Сдернул с багажника, бросил на дорогу рюкзак.

– Возьмите, здесь еда… Для себя собирал… И мотайте из вашего лагеря! Как можно быстрее! Скоро будет поздно! – Синие глаза парнишки резко блестели в пыли и загаре. – Уходите прямо сейчас, через болото! Там нет постов…

Волна вопросов готова была выплеснуться у Валентина. Однако он видел: парень «на нерве», вот-вот нажмет на педаль.

– Спасибо, служивый… Только скажи там своему капитану, что мы все равно…

– Да ничего я не скажу, я к ним не вернусь! А вы срывайтесь немедля!.. – И умчался напролом в березняк.

Валентин подхватил рюкзак, сунул руки под лямки.

– Жмем, Юрик…

И они нажали.


предыдущая глава | Сказки о рыбаках и рыбках | cледующая глава