home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Сопливик терпеливо ждал на гранитных ступеньках. Развлекался с медным кольцом. Рассматривал сквозь него, будто сквозь лупу, травинки…

– Дядь Валь… Ой, Валентин Валерьич, поглядите! – Он в левой руке держал сухой стебелек. Навел на него кольцо. Стебелек позеленел, проклюнулись на нем листочки, зацвела мелким венчиком головка…

Валентин помигал. Не надо было, видимо, делать такой глоток. По жилам циркулировала приятная теплота, голову беззаботно кружило. Чтобы Сопливик не заметил этого состояния, Валентин сказал строго:

– Все это прекрасно. А где труба? Ты ее не потерял?

– Ой… – Сопливик поднял лицо – маленькое, чумазое, с перепуганными глазами. – А вы… разве она не у вас в кармане?

Валентин помолчал, трезвея. Потом сказал:

– Та-ак…

Это была, видно, какая-то постоянная неизбежность – терять трубу то целиком, то по частям. Теперь она осталась на лугу, где проводили Юр-Танку. Он как бросил ее в траву, когда увидел Дику, так она, скорее всего, там и валяется…

– Ну, что же! Идем искать… Да ладно, не переживай… – Очень уж виноватый, убитый просто был вид у Сопливика. – Найдем дорогу-то?

– Ага… я помню…

Очень скоро они вышли к телефонной станции, потом к «своему» дому (там по-прежнему была улица-односторонка) и двинулись по пустырям, по кустарникам, по лугу.

Был разгар дня, солнце пекло, но без особого жара, а скорее с упругой и ласковой силой. Томились в этом тепле луговые цветы и травы (большие – Валентину по пояс, а Сопливику до плеч). Сонно жужжала невидимая насекомая братия…

Сопливик шел, нерешительно трогая плечом рукав Валентина. Поглядывал искоса – все еще виноватый. Валентин взял его за руку. Сопливик успокоенно заулыбался.

«Вот так бы идти, идти куда-нибудь, – умиротворенно подумал Валентин. – Без конца. По лету, по солнцу. Ни о чем не тревожась… И пусть Сопливик, то есть Женька, шагает рядом. Маленький, робко и беззаветно преданный и совершенно уже не противный… Интересно, Валечка, привязывался ли к тебе в жизни кто-нибудь так, как этот затюканный людьми и судьбой мальчишка?.. Господи, а дальше-то что? Как мне с ним быть?»

«Ты не знаешь, как?»

«Ох, не знаю…»

«Бланки-то, однако, зачем-то взял у Абова… А теперь опять боишься?»

«Я знаю, чего боюсь… Что не смогу быть счастливым, значит, и другим счастья не дам…»

«Разве ты никогда не был счастливым?»

«После первой встречи с Косиковым – никогда… Были удачи, была радость работы, был «Репейник», где счастливые ребятишки заставляли меня забывать о всех угрызениях. Были награды и признание… Но проклятие всегда висело над головой…»

«Почему проклятие? Ты же никого не предал! Наоборот, даже сумел кое-кому помочь! Лучше разве было бы, если бы ты послал тогда Косикова и Данилыча к…»

«Думаю, что лучше. Честнее».

«Это «честнее» кому принесло бы пользу? Тебе? Другим? А несчастья, которые были бы следствием этой твоей честности, ты взвесил? Да и что бесчестного ты совершил? Война есть война, ты ступил на ее тропу».

«Если бы я ступил, сразу рассчитав этот шаг! Сознательно! Но первым моим толчком был страх!»

«И все же первый шаг оказался верен. А страх не заставил тебя предать никого…»

«Кроме себя… И всю жизнь после этого я стараюсь и в мыслях, и в делах оправдать себя и отскрестись от грязи. А сделать это невозможно… Поневоле начинаешь мечтать: вот если бы Юр-Танка знал заклинание для лунной рыбки…»

«Ну и что?»

«Ну и… опять оказаться в той комнате, где первый раз увидел этих, из Ведомства. Не бормотать, не вздрагивать, а сказать ясно: вы что мне предлагаете, сволочи!..»

«И что тогда? Легче было бы на душе?»

«Да!!»

«Тебе легче. А другим? Тем, кого ты не сумел бы тогда прикрыть от беды?.. И, в конце концов, тогда судьба не привела бы тебя в «Аистенок» и ты не спас бы нынешних ребятишек… И не встретил бы вот этого несчастного Сопливика…»

«Но судьба дала бы другие дела и встречи… Пусть всякие беды и падения, только бы без этой вечной занозы в совести…»

«Это не заноза, а боль… Почему ты не можешь носить ее, как боль от раны, полученной на войне? Войны бывают не только открытые, фронт на фронт. Бывает еще тайная, но необходимая война…»

«Я говорил себе это много раз… Но каждый раз я знаю, что в чем-то все равно вру… Господи, я больше так не могу!..»

Вот тебе и тихая прогулка по солнцу. Надо же так до крови расцарапать себе душу. Как зудящую кожу нестриженными ногтями…

Сопливик ускакал вперед и крикнул из травы:

– Валентин Валерьич, вот она, труба! Тут и лежит!..


предыдущая глава | Сказки о рыбаках и рыбках | cледующая глава