home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Звуковое письмо

Ыхало уселось в плюшевое кресло и втянуло руки и ноги. Оно было похоже на ком серой пакли с большими зелеными глазами. Глаза удивленно мигали. Ыхало слушало рассказ о недавних Лешиных приключениях.

– Ых, какие дела… Сколько живу, а ни о чем таком не слыхало…

Тень кота Филарета тоже слушала Лешу. Но без удивления. Она лежала на куске меха и мурлыкала, потому что Даша гладила этот мех.

– А вот икринка. – Даша показала Ыхалу стакан с желтой бусиной.

– Ых, какие дела. Чудеса…

Но больше, чем историей с рыбой-луной, Ыхало заинтересовалось маркой страны Астралии.

– Ты мне, Филаретушка, про такую и не рассказывал… Что? Давно, говоришь, отыскал? А где отыскал-то, в каком альбоме?

Тень-Филарет негромко поурчал и мявкнул.

Ыхало глянуло на Лешу и Дашу.

– Говорит, что на каком-то старом конверте. Прямо на нем и вытянул тень из-под марки. С трудом, потому что марка была прочно приклеена… Слышь, Филарет, а конверт этот ты где нашел?.. Что? В нашем доме? А может, он и сейчас где-то валяется? – Глаза у Ыхала разгорелись.

Тень прыгнула на освещенную солнцем дверь, потянулась, потом встала на задние лапы, а передней сделала жест: вперед, мол, за мной.

И все, конечно, заспешили за тенью кота Филарета.

Поднялись в мансарду. Папы в мастерской не было: с утра ушел по своим делам. Тень скользнула в полутемный коридорчик.

– Говорит, здесь где-то кладовка, – разъяснило Ыхало. – Ну да, я помню, там старые журналы…

Разглядели маленькую дверь, дернули. В кладовке пахло залежалой бумагой и было совсем темно. Лешины коленки опять засветились. Но этого света было совершенно недостаточно. Ничего не разглядеть кругом! И уж тем более не увидеть тени кота. Ее было только слышно: «Мр-р, мр-р, мяфф…»

Хорошо, что у Леши оказался с собой тенескоп. Леша включил на нем лампочку.

Тень кота замаячила на корешках могучих книг. Это были подшивки старинных журналов «Нива» и «Живописное обозрение». Слабо блестела позолота.

– Мяу… му-ур…

– Ясненько-понятненько. Ы-ых… – Сопя и кряхтя, Ыхало потянуло с полки тяжелый том. Полка вдруг осела, пудовые книги посыпались на пол, одна треснула Лешу по ноге. Он был в матерчатых домашних тапках, и ему крепко попало по пальцам.

– А-а-а! – Леша заплясал на одной ноге.

– Ай-яй-яй! – перепугалось Ыхало. – Очень больно?

– Ура-а! Тра-та-та, красота! – запищал вдруг кто-то.

– Ах ты, негодная! – воскликнула Даша. И тогда все увидели, как на упавшей книге танцует и вертится черная буква «а». Теперь она была величиной с ноготь взрослого человека.

– Ля-ля-ля! Ля-ля-ля! А я снова подросля!..

– Я тебе покажу «подросля»! – разозлился Леша. – Кто тебя сюда звал? Тебе велено было сидеть в альбоме!

– А я не обязана! Хочу – сижу, хочу – гуляю! Ля-ля-ля, а я снова…

– Как тебе не стыдно! Леша пальцы ушиб, а ты радуешься! – возмутилась Даша.

– Зато он покричал «а-а»! И я сделалась еще крупнее!

– Разве можно расти на чужих несчастьях! – сурово сказало Ыхало. – Это же совершенно бессовестно.

– А какая мне разница? Главное, чтобы кто-нибудь погромче: «А-а-а!»

– Ну, я тебя!.. – Леша брякнулся на четвереньки и хотел поймать букву «а» ладошкой, как кусачего жука. Но та увернулась и прыгнула за дверь. Послышался затихающий голосок:

– Ля-ля-ля…

– Ладно, попадешься еще… – проворчал Леша. Но уже не так сердито, потому что боль почти прошла. Он сидел на полу и при свете лампочки тенескопа разглядывал упавшую книгу.

– Ух какая! С медными застежками… Это не журнал…

– Филарет говорит, чтоб открыли, – сказало Ыхало. Глаза его горели азартной зеленью, будто оно тоже большой кот.

У книги откинули крышку. Оказалось, что это альбом с фотографиями. Очень старинными. На снимках были женщины в длинных платьях и усато-бородатые мужчины во фраках, сюртуках и мундирах. Некоторые даже с саблями. Сабли Лешу очень заинтересовали. Но тень-Филарет поторапливал: перелистывайте дальше…

– Ых-ох, это же Орик! Орест Маркович, когда он маленький был! – обрадовалось Ыхало.

С большого коричневого снимка смотрел мальчик Лешиного возраста. Симпатичный такой, большеглазый, задумчивый. Он был в рубашке с кружевным воротником и в широкой соломенной шляпе с лентой.

– Как красиво одевались в старину, – прошептала Даша. Она очень увлекалась модами и выкройками. Вся в маму.

– Подумаешь, – бормотнул Леша. – Сейчас не хуже…

Но мальчик Орест ему тоже понравился. С таким неплохо было бы подружиться. Сразу видно, что серьезный и не задира. Не то что мальчишки в классе у Леонковаллы Меркурьевны. Там Леша за весь год так ни с кем и не сошелся по-приятельски…

– Хорошо, хорошо, Филаретушка, – отозвалось Ыхало на нетерпеливое урчание-мурчание. – Давай дальше…

А дальше… между страницами оказался плотный большущий конверт с т о й ж е с а м о й м а р к о й!

– Ура… – сказали все. Но шепотом. Потому что приблизилась тайна.

Поразглядывали марку и лишь потом внимательно прочитали адрес:


г. Хребтовскъ

улица Крайняя, домъ 5,

мальчику Оресту Редькину.


А ниже, крупными буквами:


ЗВУКОВОЕ ПИСЬМО


– По-старинному написано, – прошептал Леша.

Даша спросила:

– А как это – звуковое письмо?

– Ну, разве не ясно? Записывают голос на пластинку и посылают.

– Это сейчас можно. А в старину разве так делали?

– А почему же нет? Только пластинки были большие и тяжелые. Видишь, и конверт поэтому такой громадный…

– И без обратного адреса, – вздохнула Даша. – Не узнаем, откуда письмо.

– По марке видно, что из Астралии.

– А где она, эта Астралия?

– Самое обидное, что он пустой, конверт-то, – досадливо сказал Леша. – Была бы пластинка, сразу все узнали бы…

– Интересно, где она? – прошептала Даша.

– Наверно, давно разбилась. В те времена пластинки были хрупкие.

– Разве хрупкую стали бы посылать по почте? – резонно возразила Даша.

– А небьющихся в старые времена не делали.

– А может, делали!

– Я лучше знаю, я читал!

– Какой умный!

– Да уж поумнее некоторых!

– Кого это «некоторых»?

– Всяких простокваш-промокашек…

– Леша – бегемоша…

– Ай-яй-яй, тише, пожалуйста, – быстро сказало Ыхало. – Так мы ни о чем не договоримся.

– А о чем надо договариваться? – спросила Даша (показав брату язык).

– У меня вертится одна мысль. Догадка. Неужели правда?.. Ых, нет, надо сперва проверить…

– Да что проверить-то? – подскочил Леша.

– Если хотите, пошли ко мне в гости.


Ыхало тщательно вырвало у входа в баньку крапиву.

– Проходите, пожалуйста… Само-то я обычно через трубу проникаю, поэтому тут и заросло все…

В баньке, как уже известно, застарело пахло березовым листом. Было полутемно и таинственно. Оконце – маленькое, да и то закрыто сорняковыми джунглями. Ыхало засветило свечку в увесистом медном подсвечнике. На бревнах стены изогнуто обозначилась тень Филарета. Она сидела и вылизывала заднюю лапу.

– Сейчас, сейчас… – пыхтя, торопилось Ыхало. – Вот…

И оно вытащило из-за печки картонную коробку.

– Здесь пластинки. Я их насобирало в доме в разные годы. Старуха все равно никогда не слушала, а я здесь иногда развлекаюсь… Тут старина всякая. «Амурские волны», Шаляпин, Собинов. Певцы были такие… А вот русские романсы, мадам Вяльцева поет… Это, конечно, на любителя, молодежи это неинтересно…

– Папа любит Шаляпина, – сказала Даша.

– Папа ведь уже не молодежь,– возразил Леша. Просто чтобы сказать поперек.

– Ну и не старый…

– А вот та самая пластинка! – торопливо перебило брата и сестру Ыхало, чтобы опять не поссорились. – Я давно заметило, что она не такая, как другие. Дважды роняло – и ни трещинки. И без наклейки – неизвестно, чья и откуда… Я ее в доме за книжным шкафом нашло… Обратите внимание, она тоже старинная – запись с одной стороны, как в давние времена делали.

Леша взял пластинку.

– Ух, какая тяжелая…

– Лешка, не урони!

– Тебе же сказали, что небьющаяся.

– Все равно…

– Если бы все равно, лазили бы в окно!

– Ха-ха, а ты ночью лазил!

Леша засмеялся:

– Сдаюсь, переспорила… Ыхало, а что на ней, на пластинке-то?

– Одну минуточку… Ых… – Ыхало выволокло из-под лавки небольшой чемодан. Положило на скамью. С ржавым повизгиванием открылась крышка.

В чемодане оказался покрытый малиновым сукном диск. А еще – изогнутая блестящая трубка с плоским набалдашником.

– Патефон! – обрадовался Леша.

– Проигрыватель? – спросила Даша.

– Да. Только старинной конструкции.

– А где электрошнур? Или он на батарейках?

– Он вообще без электричества работает… А еще раньше были граммофоны, с большущей трубой. Не слыхала, что ли, про такие?

– Я видела на картинках. Но я думала, что они все равно с проводом… А как же без электропитания?

– Ох и необразованная ты, Дашка! Только и знаешь свою кройку и шитье. Хоть бы изредка техническую литературу читала… Это механическая акустика. Пружина ручкой заводится.

– Да… – вздохнуло Ыхало. – Только, извините, у меня не заводится, пружина давно лопнула. Приходится пальцем вертеть.

– И получается? – удивилась Даша.

– Сейчас покажу…

– А что на пластинке-то? – опять спросил Леша.

– Да, признаться, ничего особенного. Такая приятная песенка. Но в свете последних событий… Давайте послушаем.

Ыхало положило черную пластинку на малиновое сукно. Приготовилось опустить на край блестящую мембрану с иглой. Уперлось пальцем рядом со шпеньком в центре круга – чтобы вертеть.

– Постойте! – подскочил к Ыхалу Леша. – Попробуем без пальца…

Чоки-чок,

Чоки-чок,

Закрутися, как волчок… 

Круг шевельнулся. Ыхало отдернуло палец:

– Ой…

Круг завертелся. Быстрее, быстрее…

– Удивительно-изумительно, – прошептало Ыхало. И осторожно опустило на пластинку иглу.

Патефон зашипел. Потом в нем забрякал какой-то инструмент. Словно негромкое пианино с жестяным звоном. А затем зазвучал голосок, непонятно чей. Похожий на тот, что у Петруши, только без рассыпчатого «р». В общем, кукольный какой-то:

Баю-бай, баю-бай,

Я спою тебе погромче,

Ты смотри не засыпай,

А скорей садись в вагончик.

Трюх-трюх-трюх, дон-дон-дон,

Повезет тебя вагон…

Ты прокатишься версту,

А за ней – саженей триста,

И колеса – стук-стук-стук —

Привезут тебя на пристань.

Ля-ля-ля, ля-ля-ля,

Здесь волшебная земля… 

Песенка была как песенка. Словно из какого-то мультика. Но вот этот припев с «ля-ля-ля» напомнил Леше про букву «а», и он поморщился. А кукольный голосок пел дальше:

Ветры флаги теребят,

Улыбаются все лица,

С нетерпеньем ждет тебя

Астралийская столица.

Баю-бай, баю-бай,

Поскорее приезжай… 

И пластинка кончилась.

– Ничего не понятно, – сказал Леша насупленно. – Чепуха какая-то. «Баю-бай, приезжай». Если «баю-бай», надо спать, а не ехать куда-то…

– Это ведь просто песенка, – заметила Даша.

– А я-то думал, тайна откроется…

– Какая тайна?

– Ну, что за страна Астралия…

Ыхало осторожно вмешалось:

– Видите ли, мальчик Орест в самом деле играл в такую страну. Приключения описывал, которые в ней случаются, карту рисовал. Я помню… Астралия – это ведь, скорее всего, от слова «астра», то есть «звезда». Я полагало, что это сплошная выдумка.

– Ничего себе выдумка! Я вчера вокруг нее на электричке объехал!

– «Ты смотри не засыпай, поскорей садись в вагончик», – сказала Даша.

Леша опять вспомнил ночную электричку и поежился. Но подумал: «Зато тетя Ихтилена была хорошая…»

– Марка-то настоящая, – сказал он.

Даша пригляделась (конверт с маркой был у нее в руках).

– А может, нарисованная? Для игры? И звуковое письмо мальчик Орест сам для себя заказал в какой-нибудь студии? Тоже для игры…

– М-мря, мяфф! – обиженно донеслось со стены. Ыхало сказало:

– Марка настоящая. Филарет подделки не собирает… Кто-то и правда приглашал Ореста в столицу Астралии.

– Где же она? – нетерпеливо спросил Леша.

– Тут-то и загадка… Может быть, на другом этаже пространства?

– На каком это на другом? – удивилась Даша. – Под землей?

– Нет… Видите ли, пространство Вселенной – оно ведь очень многоэтажное. Или, как говорят ученые, многомерное. Ну, они-то, ученые, про это недавно заговорили. А домовые, гномы и прочее древнее население Земли про такую многомерность знало всегда. Иногда они даже бывали в тех краях, только не часто, потому что домоседы… Оттуда к нам, говорят, и залетают всякие штуки, которые называются НЛО…

– Наверно, вы правы, Ыхало, – согласился Леша. – Потому что вчера ночью за насыпью был густой лес, а сегодня – огороды, а потом – новый микрорайон. Видимо, Астралия спрягалась на свой этаж. Как бы ее найти, а?

– Ых, это трудная задача… Вчера тебе просто повезло.

– А может, и опять повезет!

– Надо подумать… – Ыхало почесало бока и притихло. Видимо, и правда задумалось.

В саду послышался голос мамы:

– Леша, Даша! Идите обедать! Папа уже пришел!.. Ыхало зовите с собой! А Филарету я припасла отличную тень от свежего окуня!..

– Мр-р…


Капризное существо | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Кто живет на Проходной