home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Как Ыхало и Лунчик отправились на Луну

Даша сперва не верила Лешиному рассказу про людоеда. Но потом они съездили на Пристань, и Даша убедилась. Сама посмотрела сквозь зарешеченное окошко на Пургена Аграфеновича, который внутри башни качал водяной насос. При этом у него сильно колыхался живот.

Впрочем, живот у Людоедова слегка поубавился в размерах. Это и понятно – от морковки не потолстеешь.

Бочкин рассказал, что сперва Людоедов отказывался есть морковь и сообщил, что объявляет голодовку.

Бочкин ему ответил:

– На здоровье. Шашлыки тебе готовить я все равно не собираюсь.

Голод не тетка. Людоедов потерпел сутки, а потом сжевал сразу полведра морковки.

Вел он себя довольно послушно. В первый день хныкал и просил отпустить, но потом присмирел.

Один раз на прогулке Людоедов пробовал бежать. Но Лилипут догнал его и так цапнул за пятку, что больше таких глупых попыток арестованный людоед не делал.

Один раз Леша с Дашей приехали и увидели, что Бочкин и Людоедов мирно сидят на крылечке станции и увлеченно играют в шахматы. Правда, Лилипут находился тут же и молча приоткрывал клыки, если Людоедов делал слишком резкое движение.

Бочкин слегка сконфуженно сказал Даше и Леше:

– Человек он, конечно, пакостный, но шахматист, надо признать, неплохой… Мне ведь скучно одному-то, а тут все-таки развлечение. Но вы не думайте, я его держу в строгости.

– Может, он еще и в самом деле перевоспитается, – сказала Даша.

А Лунчик заплясал у нее на плече и затараторил:

Жил на свете людоед,

Он наделал много бед.

Не поеду

К людоеду,

Чтобы не попасть

К обеду! 

Луняшкина теперь всегда брали с собой. Ыхало – тот был ленив и предпочитал спать в баньке, а Луняшкину нравилось путешествовать. Он научился хорошо разговаривать и сделался ужасный болтун. Часто молол языком невпопад.

Ему скажешь:

– Лунчик, умойся под краном, ты опять весь перемазанный.

А он в ответ:

Тра-та-та,

Тра-та-та,

Трудно кошке без хвоста! 

Тень-Филарет всегда обижался на эти стихи и оскорбленно уходил в какую-нибудь щель. Стихи напоминали ему о времени бесхвостого существования.

А еще Лунчик сочинил такую песенку:

Жил на свете великан,

Ночью залезал в стакан

И сидел там тихо-тихо,

Чтоб не скушал пеликан.

Не дрожи до самых пят,

Ночью пеликаны спят.

И к тому же пеликаны

Великанов не едят! 

Эту песенку он всегда распевал, когда устраивался на ночь под потолком в баньке или в комнате у Леши и Даши.

Ыхало очень любило Лунчика. Прямо как собственного ребенка. И терпело все его шутки и шалости.

Однажды Ыхало пришло к Леше и Даше чересчур озабоченное. Повздыхало и призналось:

– Такое вот тут дело, мы с Лунчиком решили на Луну слетать. Очень хочется малышу, каждый день пристает: «Давай полетим к бабушке»…

– К какой бабушке? – очень удивился Леша.

– Он говорит, что Луна – его родная бабушка. Потому что тетушка Ихтилена – дочь Луны. Она родилась из лунного отражения в Русалочьей заводи. Триста лет назад.

– Тут какое-то несовпадение, – заметил Леша. – Ведь Ихтилена из страны Астралии. А эту страну маленький Орест придумал всего сто лет назад. Вместе со всеми чудесами. И с тетушкой Ихтиленой тоже. Какие же могут быть триста лет?

– Но ведь Орест придумал Астралию вместе с ее прошлым, – возразило Ыхало. – Со всей ее историей. И тогда получилось, что история эта была на самом деле. Разве непонятно?

– Теперь понятно. Зато непонятно другое. Что вы на Луне-то будете делать? Там ведь никаких условий для жизни. Воздуха нет, на солнечной стороне жара страшная, на обратной – жуткий холод…

Ыхало сказало, что воздух ему и Лунчику не обязателен, они – сказочные существа. Жара и холод их тоже не пугают. А кроме того, они полетят на Луну, которая светит над Астралией, в волшебном пространстве. На той Луне условия могут быть совсем другие, чем на обычной. Ходят слухи, что там есть целые города с лунными жителями.

– Да на чем же вы полетите-то? – вмешалась наконец Даша. – Для этого нужна космическая ракета.

– Не нужна, – объяснило Ыхало. – Есть другой способ. Не очень для меня приятный, зато простой…

Оно рассказало, что недавно по маминой просьбе чистило дымоход камина и убедилось, что эта труба похожа на пушечный ствол, нацеленный в небо. Из нее очень удобно взлетать в космос. А набрать космическую скорость Ыхалу помогут Леша и Даша.

– Как?!

Поеживаясь и смущаясь, Ыхало призналось, что нестерпимо боится щекотки. Теперь из этого неприятного свойства можно извлечь пользу. Ыхало посадит Лунчика в карман, заберется в дымоход, сбросит калошу и спустит в камин ногу. А Даша и Леша куриным перышком (ой-ёй– ёй) пощекочут ему пятку. Этого достаточно, чтобы Ыхало вылетело из трубы со скоростью, которая позволит быстро достичь Луны…

– А с вами там ничего не случится? – жалобно спросила Даша.

– Плохого – ничего, – успокоило Ыхало.

И добавило:

– А если не соглашусь лететь, Лунчик может удрать один. Это ведь такой сорванец… Он вот и сейчас сидит на лавке и сочиняет хулиганские стишки. Знаете какие?

Гу-гу-гу, гу-гу-гу,

На Луну я убегу

И у бабушки родимой

Буду прыгать на лугу.

Там чудесные цветы,

Там сбываются мечты,

Там я рыжих лунных кошек

Потаскаю за хвосты. 

– Объясните ему, Ыхало, что таскать кошек запрещено, – строго заметила Даша. – Это даже неприлично.

– Да он просто так, для рифмы… Но если он полетит один, то вполне может ухватиться за хвост какой-нибудь кометы и умчаться неведомо куда. И ни в какой телескоп не разглядишь, где он. Лучше уж мы вместе… Хотя, по правде говоря, не очень-то хочется на старости лет…


Маме и папе не стали говорить про полет, чтобы зря их не волновать. А то ведь у взрослых есть привычка переживать по всякому поводу. Вот когда Ыхало и Лунчик вернутся, можно будет все рассказать.

Старт прошел успешно.

Когда в той стороне, где Пристань, всплыла в небо выпуклая розовая Луна, Ыхало пожало Даше и Леше руки, посадило беспечного Лунчика в карман на животе и через камин забралось в дымоход.

До свиданья,

Всем привет,

Съешьте килограмм конфет! – 

пищал в кармане Лунчик. Своим поведением он напоминал иногда букву «а», только в нем не было вредности, а одно лишь веселье…

Кстати, буква «а» давно удрала с Лешиной майки и болталась неизвестно где…

Итак, Ыхало забралось в камин, сбросило калошу и спустило левую ногу. Потом глухо скомандовало из трубы:

– Старт…

Леша и Даша куриными перышками защекотали черную пятку.

– Ай-вай-вай!! – заверещало Ыхало и пробкой, со звучным чмоканьем, выстрелилось из дымохода. Только сажа посыпалась да осталась на каминной решетке рваная калоша с тесемками.

Леша и Даша помолчали, подняв глаза к потолку.

– Надеюсь, все будет в порядке, – маминым тоном сказала Даша.

– Я тоже надеюсь, – отозвался Леша.

– Мр-р… – раздалось у двери. Оказалось, что при старте присутствовал и тень-Филарет. Ыхало предлагало ему тоже лететь на Луну, однако тень-Филарет не захотел. Он не был уверен, что лунные условия благоприятны для теней земного происхождения.

Даша села в кресло и расстелила на коленях кусок меха.

– Иди сюда, Филаретушка, я тебя поглажу…

Тень растянулась на искусственной шкуре и заурчала.

Леша взял альбом и стал рисовать акварелью, как Ыхало летит в звездном небе, а Лунчик выглядывает у него из кармана и показывает хвостатой комете крошечный красный язычок.


Конец ужасного происшествия | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Срочный вызов