home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Срочный вызов

Прошла неделя. От Ыхала и Лунчика не было никаких известий.

Ыхало перед отлетом сказало, что не знает, сколько времени оно с Лунчиком пробудет на Луне. Может быть, пару дней, а может быть, месяц. Это, мол, в зависимости от обстоятельств. Так что тревожиться пока не было причины.

Леша и Даша не очень и тревожились. Но скучали. И тень-Филарет, видимо, тоже скучал. Грустно мяукал, когда лежал на шкурке, а Даша гладила его и спрашивала:

– Где-то сейчас наше Ыхало? Где-то сейчас наш Луняшкин?

Мама иногда интересовалась:

– А куда это наше ненаглядное Ыхало запропастилось?

Леша объяснял, что Ыхало, судя по всему, отправилось в отпуск, в гости к другим домовым. Лето ведь, у всех отпуска. Мама кивала. Но потом, кажется, забывала Лешино объяснение, и опять:

– Что же это нашего Ыхала так долго не видать?

А вскоре случилась неприятность: Леша и Даша заболели ветрянкой. Они всегда болели вместе.

Хворь была не очень сильная, но плохо то, что врач запретил две недели выходить из дому: чтобы не случилось осложнений.

Приключись такая болезнь во время школьных занятий, Леша бы только радовался. А в каникулы, когда расчудесное лето за окном, когда на рельсах ждет самовар-паровичок и совсем близко волшебная страна, – ну разве не обидно?

Да еще от Ыхала с Луняшкиным по-прежнему никакой весточки.

Леша и Даша развлекались как могли. Читали, рассказывали друг другу всякие истории, разглядывали в тенескоп коллекцию тень-Филарета. Леша рисовал, Даша вырезала из бумаги для своих картонных девочек и мальчиков разные модные платья и костюмы…

Однажды рано утром кто-то сильно заскреб в оконное стекло. Леша проснулся и увидел… Лилипута!

Ух как Леша обрадовался! Растолкал Дашу, распахнул окно, сказал Лилипуту:

– Прыгай сюда! – И конечно, обнял пса за косматую шею.

Под ошейником у Лилипута был конверт с письмом от Бочкина.

Бочкин писал, что беспокоится, почему Леша и Даша так долго не появляются на Пристани. Сообщал, что Пурген Аграфенович Людоедов сильно похудел от морковной диеты, но ведет себя смирно, на жизнь не жалуется, только часто заводит разговор, что никого никогда по правде не ел и людоедом числился лишь по должности. Зато признался, что старинное оружие стащил из опустевшего замка Бумбура Голодного. Потому что оно, мол, все равно стало ничье, когда Бумбур покинул замок.

А еще Бочкин писал, что главный маг Астралии дон Куркурузо вернулся к себе на Желтые Скалы из научной поездки и продолжает большую работу по расколдовыванию сказочного пространства.

Леша и Даша сочинили ответное письмо, в котором рассказали о своей ветрянке и о всех последних событиях. И пообещали, что теперь уже скоро появятся на Пристани.

Лилипут умчался.

А Леша и Даша пристали к маме, чтобы та разрешила им погулять. Ну хоть немножко! В саду у дома! До конца двух недель, назначенных врачом, осталось всего два дня! Какое они имеют значение!

Мама наконец махнула рукой: идите. Но добавила:

– Чует мое сердце, что добром это не кончится.

Мамы очень часто бывают правы.

Даша на радостях выскочила в сад босиком и тут же наступила на колючий сучок. Проколола ногу…

Надо сказать, что ревела она не сильно, хотя папе пришлось на руках нести ее в поликлинику, а там было промывание, бинтование и даже укол от заражения. Гораздо хуже укола было то, что теперь Даше снова пришлось сидеть дома. Потому что нога распухла, ступать было больно. И ясно, что такое дело – не на один день.

– Я тебе сделаю костыль, – пообещал Леша. И сделал. Но с костылем можно было кое-как ковылять по саду, а на Пристань в таком инвалидном состоянии не поедешь.

Леша пообещал, что без Даши ездить на Пристань он не будет, дождется, когда сестра встанет на две ноги.

Но получилось иначе.

На следующее утро после неприятности с Дашиной ногой кто-то опять заскреб по стеклу. Леша подумал, что снова Лилипут. Но за окном торчали заячьи уши.

– Проша!

Едва Леша распахнул створки, Проша затараторил:

– Очень-очень срочно! Бочкин просил приехать! Важное дело! Страшно спешно! Тобой интересуется сам дон Куркурузо!

– Ну, куда там спешно-то! – с досадой отозвался Леша. – Видишь, у сестры нога забинтована.

Даша сидела в кровати. Смотрела во все глаза, слушала во все уши.

Она была хорошая сестренка, хотя иногда и вредничала. Сейчас она рассудительно сказала:

– Надо тебе, Леша, ехать одному. Там, видимо, в самом деле что-то важное. Нельзя ждать, когда моя нога вылечится.

– Ладно, – решил Леша. – Я съезжу, а потом тебе все подробно расскажу… Только сперва надо позавтракать, а то представляешь, какой переполох подымет мама…

Проша дождался Лешу у поезда на ромашковой поляне. Вдвоем разожгли самовар. И помчались на Пристань знакомой дорогой без остановок.

Впрочем, и на Пристани остановка была короткая. У бревенчатого причала нетерпеливо пыхтел пароход «Отважный Орест». Бочкин поздоровался и сказал:

– Такое вот дело, Леша. Узнал про тебя Авдей Казимирович Белуга, то есть наш главный волшебник, дон Куркурузо. И говорит: «Мне крайне желательно познакомиться с этим молодым человеком. Просто необходимо! Не исключено, что он поможет мне решить задачу с расколдовыванием пространства»… А сегодня на заре позвонил мне по телефону и просит: «Уважаемый Бочкин, пригласите вашего юного друга незамедлительно! Это крайне важно…»

– Как я ему помогу-то? – пробормотал Леша. Он побаивался незнакомого волшебника.

А пароход уже торопливо шлепал колесами. Сперва по реке, потом по широкому разливу среди косматых островов. И через полчаса он пришвартовался к причалу у мыса Желтые Скалы.

Мыс и правда состоял из желтоватых скал. Острых, высоких, без единого деревца. С берега уходила в расщелину крутая тропинка.

– Ты шагай один, – сказал Бочкин. – Казимирыч тебя ждет. А мне надо на станцию, нельзя ее долго оставлять без присмотра.

– Как же я… – оробел Леша.

– Ничего, ничего. Когда свое дело кончите, Казимирыч позвонит, я за тобой приплыву…

Делать нечего, Леша пошел по тропинке, хотя страшновато было одному.

Тропинка скоро перешла в крутую каменную лестницу, а лестница привела к низкой двери, сколоченной из дубовых плах. Дверь эта была прямо в отвесной скале.

Леша и раньше бывал здесь, с Дашей, с Бочкиным и Лилипутом, но тогда на двери висел могучий замок. Теперь замок оказался снят.

Леша потоптался, побрякал медным кольцом, которое заменяло ручку.

Дверь с медленным скрипом отошла внутрь, и Леша увидел Главного мага. И сразу перестал бояться. Маг смотрел очень приветливо и обрадованно.

Это был старый безбородый мужчина в длинном сером халате, на котором слабо виднелись бледные звезды – как рисунок на выцветшей и застиранной материи. На голове у мага торчал газетный колпак. Маг всплеснул худыми длинными руками и воскликнул неожиданно молодым голосом:

– Кого я вижу! Это, несомненно, Леша Пеночкин! Очень, очень приятный и своевременный визит!

– Здрасьте, – выдохнул Леша.

– Здравствуйте! Позвольте представиться! Авдей Казимирович Белуга, он же – Гран-Палтус дон Куркурузо. Осмелюсь попросить не путать с «кукурузой»…

– Я не спутаю, – вежливо пообещал Леша. – Ни в коем случае.

– Спасибо. А то некоторые, бывает, путают, а от этого возникают помехи в колдовстве… Кстати, я должен извиниться, что осмелился так настойчиво и в такое раннее время обеспокоить вас своим приглашением.

– Да ничего, пожалуйста. Обидно только, что Даша не смогла со мной приехать, сидит с проколотой ногой. Это моя сестра…

– Как жаль! Но не огорчайтесь, я дам целебный порошок, с его помощью ваша сестра очень скоро вылечит ногу.

– Как хорошо! – обрадовался Леша. – Спасибо!

– Не стоит благодарности.

Леша подумал, что Авдей Казимирович дон Куркурузо чем-то похож на Евсея Федотыча, собирателя пробок. Только Евсей Федотыч маленький, а дон Куркурузо высокий. Точнее, худой и длинный. И вместо больших круглых очков у него маленькое блестящее пенсне. Оно сидит на самом кончике длинного острого носа Главного мага.

Леше сперва казалось, что пенсне это должно то и дело срываться и падать, но нет, прицеплено оно было прочно. Хотя непонятно зачем. Располагалась эта пара квадратных стеклышек гораздо ниже глаз, дон Куркурузо вовсе и не смотрел через них. Может, они и не для зрения, а просто какой-то волшебный талисман?

Во время разговора Леша успел глянуть вокруг. Он был в круглой каменной комнате – большущей и высокой. Свет косыми желтыми столбами падал сверху в широкие застекленные отверстия разной формы. А внизу стояли всякие удивительные вещи: громадные глобусы, опоясанные медными кольцами; телескопы на разлапистых треногах; непонятная машина со стеклянными колбами и похожим на сковородку маятником; странные приборы с прозрачными пирамидами и круглыми зеркалами; чучело допотопного ящера величиной с корову. Были здесь и старинные шкафы с книгами-великанами, и широкий дощатый стол, заставленный ретортами и бутылками с разноцветными растворами…

– Будьте как дома, располагайтесь, пожалуйста, – предложил дон Куркурузо. Он показал на широченный диван.

И Леша почувствовал себя как дома. Скинул сандалии и с ногами устроился на диване, который был покрыт не то пушистым мохом, не то шкурой неизвестного зеленого зверя.

– А теперь, если позволите, я приступлю к делу… Или сначала чашечку чая?

– Нет, – решительно сказал Леша. – К делу.


Как Ыхало и Лунчик отправились на Луну | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Сплошное колдовство