home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сплошное колдовство

– Как вы уже знаете, я по своей должности Главный маг королевства Астралия, – начал Авдей Казимирович Белуга, он же Гран-Палтус дон Куркурузо. – Казалось бы, я должен был предвидеть все изменения, которые произойдут в нашем астралийском пространстве. Но – увы мне, увы! – сказочная природа не всегда постижима даже для магии. По крайней мере, для магии современного уровня… Что-то, видимо, случилось с генератором волшебного мира, начались непредвиденные изменения. Столица и ее окрестности оказались отрезанными от Приастралья. Понимаете, такая непробиваемая блокада, когда пространство никого не пускает внутрь себя. Возможно, это результат старения сказки, а не исключено, что и следствие каких-то поломок в ГВМ… Я понятно изъясняюсь?

– Понятно… Только я не понял, что за ГВМ…

– Это генератор волшебного мира, я уже упоминал. Его, как и всю страну, придумал мальчик Орест Редькин. ГВМ находится… это трудно объяснить, он находится везде. Это как бы само пространство. А его сердце в глубинах нашей Горы. Оно дает сказочную энергию генератору, а он – всей стране… Но какое-то время назад начались перебои. И наконец случилась вот эта досадная блокада. На беду, я в этот момент находился за пределами столичной области и оказался отрезанным от центра. Попасть обратно не в состоянии, а о причинах всего происшедшего могу лишь догадываться… Увы!..

Во время своей речи дон Куркурузо широко расхаживал по каменной комнате, халат его развевался, под ним обнаруживались полосатые пижамные брюки и вельветовые туфли. Газетный колпак опасно кренился. А длинный нос так дергался, что пенсне металось на нем, как хрустальная бабочка, и от стекол разлетались зайчики. При последнем слове дон Куркурузо резко остановился и горько вскинул руки, причем широкие рукава съехали до плеч.

– Никакое колдовство не помогает? – с пониманием спросил Леша.

– Увы и еще раз увы! Я перепробовал все известные способы. Когда они оказались бессильны, я отправился в научную командировку по разным этажам сказочного пространства, где консультировался с другими магами. Говорят, ум хорошо, а дважды два лучше… И в итоге я вывел верную, на мой взгляд, формулу, которая позволит наконец осуществить пространственный прорыв… Вот, полюбуйтесь! – Дон Куркурузо широким жестом указал в сторону и вверх.

Леша увидел участок закругленной каменной стены – голой от пола до верха. На высоте трех метров чем-то черным были написаны всякие цифры, буквы и математические знаки.

Леша виновато помигал.

– Мы такого еще не проходили…

– Понимаю, понимаю! Но от вас и не требуется понимания этой формулы. Я жду от вас помощи в другом…

– А… какой помощи-то? – Леша опять слегка оробел.

– Видите ли, процесс колдовства по этой формуле достаточно сложен. В частности, для него необходима глиняная корова… Да-да, не удивляйтесь, именно корова! Это один из древних магических символов. Она должна быть, конечно, не в натуральную величину, однако достаточно крупная, размером с большого кота. И главное – ярко раскрашенная. Чем ярче и красивее, тем лучше. А я, несмотря на все свои магические способности, так и не научился ни лепить, ни рисовать…

– А у меня, думаете, получится? – пробормотал Леша. Рисовать он, конечно, умел, но лепить никогда всерьез не пробовал. Так, по мелочам, из пластилина.

– Я уверен! – с жаром воскликнул дон Куркурузо. – Вы прирожденный художник, я видел портрет Бочкина, который вы нарисовали! И корова у вас получится прекрасно!.. А кроме того, есть еще причина, по которой именно вы должны стать моим помощником!

– Какая?

– Вы сын художника Пеночкина, который учился у Ореста Редькина!

– Не у него самого, а у его ученика.

– Не суть важно! Вы живете в доме, где жил когда-то этот замечательный мальчик Орест! Вы, можно сказать, его духовный наследник. Почти что родственник…

– Ну уж… – засмущался Леша.

– Да-да, не спорьте! Это судьба!

Что-то похожее Леша и сам чувствовал в глубине души. Поэтому он стеснительно посопел и спросил:

– А что надо делать-то?


Разумеется, делать надо было корову. Точнее, лепить ее. Для этого нужна была мягкая влажная глина.

Дон Куркурузо выволок из-под стола деревянную лохань. Она была похожа на отпиленную нижнюю часть бочки. Потом дон Куркурузо притащил тяжелый мешок и высыпал в лохань кучу сухих глиняных комков. К медному крану на стене подключил садовый шланг и наполнил посудину водой.

– Вот так. Теперь замесим тесто!

Дон Куркурузо энергично засучил рукава, подвернул халат, встал на колени и опустил руки в лохань. И начал делать движения, как усердная прачка, стирающая тяжелое одеяло.

Леша стоял рядом и смотрел. Вода стала мутной, но глиняное тесто в ней почему-то не появлялось.

Дон Куркурузо быстро запыхался. Вытер локтем лоб и виновато посмотрел на Лешу.

– Возраст сказывается. Одышка…

– Дайте я попробую…

– Нет-нет! Ни в коем случае не смею вас затруднять!

Дон Куркурузо опять склонился над лоханью и так заработал руками, что колпак его совсем скособочился. Блестящее пенсне металось и прыгало на кончике носа и наконец не удержалось – полетело в лохань.

– Ай-яй-яй, какая досада! – Дон Куркурузо выволок его и побежал промывать стекла под краном.

А Леша в этот момент как раз вспоминал кино про древних гончаров. Как они месили глину.

– Авдей Казимирыч, я попробую!

Леша был без сандалий. Он прыгнул в лохань и увяз до середины икр в жидкой глиняной каше.

– Ай, что вы делаете!

– Все в порядке!

Каша оказалась теплая, было даже приятно. Леша бодро зашагал на месте, выдергивая то одну, то другую ногу. А дон Куркурузо топтался рядом и жалобно говорил, что ему очень неловко позволять Леше заниматься таким тяжким трудом.

– Да ничуть не трудно! – весело заверил его Леша. Но потерял равновесие и едва не выпал из лохани. Маг ухватил его за руки.

– Осторожнее, пожалуйста!

Они посмотрели друг другу в лицо и неожиданно оба расхохотались.

– Вы меня заряжаете своей жизнерадостностью! – объявил дон Куркурузо. – Я молодею.

– Тогда не отпускайте меня! Будем вместе плясать! – И Леша, поворачиваясь, затанцевал в лохани, а дон Куркурузо вокруг нее, и они не отпускали руки друг друга.

– Изумительно! – восклицал Авдей Казимирович. – Восхитительно!

А у Леши сама собой придумалась песенка, которую он тут же и запел без стеснения:

Нет, не будет

Слишком длинной

Наша славная работа!

Мы замесим

Эту глину

За два счета,

За два счета! 

– У вас замечательный стихотворный дар! – воскликнул дон Куркурузо.

– Да нет, это случайно придумалось!

– Не скромничайте! Бочкин рассказал мне про стихи, с помощью которых вы победили Людоедова. В них удивительная поэтическая сила!

Леша опять засмущался и сказал с натугой:

– Ну вот, кажется, замесили… – Глина стала уже густой.

– Дайте-ка я сделаю для пробы блин! – Дон Куркурузо ухватил порцию глины и слепил в ладонях лепешку. – М-да… Почти готово, но попадаются комочки… Позвольте, сейчас я поработаю…

Но Леша не позволил. Весело замаршировал в лохани опять и продолжил песенку:

Дон-дон,

Длин-длин,

Комом вышел

Первый блин.

А из блина

Из второго

Скоро слепим мы

Корову! 

– Чудесно, чудесно! Теперь уже готово, я чувствую!

Дон Куркурузо помог Леше выбраться из лохани, потом они поднатужились и вывалили глиняное тесто на каменный пол. Леша хотел тут же приняться за лепку, но маг сказал, что для коровьей скульптуры нужен каркас. И ловко скрутил его из железной проволоки: тощие ноги, хребет, голову в виде рамки с рогами.

Вдвоем они облепили вязкой глиной этот скелет.

– Ну а теперь нужна рука мастера, – заявил дон Куркурузо и отошел в сторону.

Леша… ох, ну какой же он мастер? И коров-то он видел в натуре всего два раза, у знакомых в деревне. Но никуда не денешься, раз уж взялся…

Скоро Леша пришел в отчаяние. Получалось какое-то непонятное существо на толстых ногах, с похожим на бочонок туловищем и с глупой губастой мордой. Только рога вышли, пожалуй, похожими на коровьи.

Дон Куркурузо деликатно стоял в сторонке, чтобы не соваться под руку.

– Ничего не получается, – чуть не со слезами выговорил Леша. – Уродина какая-то…

Но дон Куркурузо с неожиданным восторгом заверил его, что корова замечательная. Да-да! Смотрите, какая симпатичная добродушная голова, какой просто живой хвост! И как уверенно стоит она на ногах! В ней ощущается удивительная жизненная сила и энергия! Это как раз то, что нам надо!

Леша повеселел. Он решил, что магу виднее.

– Только нужно добавить некоторые детали, – подсказал дон Куркурузо.

– Я понимаю, – вздохнул Леша. – Но я совсем не помню, сколько сосков на коровьем вымени.

– Совершенно не важно!.. Впрочем, делайте семь! Волшебное число…

Леша так и сделал. Потом еще вылепил на коровьих ногах раздвоенные копыта, отошел и со стороны посмотрел на глиняное существо, брюхатое, разлапистое, с пухлыми улыбчивыми губами.

– Думаете, годится?

– Уверяю вас, прекрасная корова!.. Теперь ее следует подсушить…

Дон Куркурузо повернул к корове растопыренные ладони, и даже Леша ощутил, как от этих ладоней идет волшебное тепло. От коровы пошел парок, она посветлела.

– А сейчас предстоит очень ответственная операция…

В комнате-пещере был большущий камин. Точнее, каменный очаг с медной решеткой. В очаге установили треножник, на него положили противень, а на этот железный лист поставили корову. Она была очень увесистая, хотя Леша предусмотрительно сделал туловище пустым (и с дыркой для выхода горячего воздуха при обжиге; иначе беднягу разорвало бы).

Дон Куркурузо положил в очаг поленья, сунул под них бересту для растопки. Достал из шкафа коробок со спичками. Коробок был большущий, спички – размером с карандаш. «Специальные, – понял Леша. – Для колдовского огня».

Дон Куркурузо начал чиркать спичками и при этом что-то пришептывал. Наверно, магические слова. Но пришептывание не помогало. Спички шипели, пускали едучий дым и не зажигались.

– Ах ты, наказанье какое… – бормотал дон Куркурузо.

«Коробка старая, истерлась», – подумал Леша. И захлопал себя по бедрам. Он был в своих любимых вельветовых штанах – коротеньких, но с большим числом карманов, где лежало множество полезных вещей. Мама про эти штаны говорила: магазин «Тысяча мелочей». В левом боковом кармане Леша нащупал спичечный коробок. Правда, спичек в нем не было, а лежали глиняные шарики для рогатки, но коричневые боковинки были свежие, не исцарапанные.

– Авдей Казимирович, вот!

– Увы, мой друг, это не годится! Волшебные спички полагается зажигать лишь о волшебную коробку… Да дело не в коробке и не в спичках, а во мне. Ослабело мое колдовство. Старость… А тут еще, на беду, потерял я где-то свой колпак со звездами. Без него ужасно неловко. А газетная замена – это, знаете ли, не то.

– А разве вы с помощью колдовства не можете сделать новый колпак?

– К сожалению, тут замкнутый круг: без колпака волшебство срабатывает плохо, а с плохим волшебством колпак не сделаешь.

Леша подумал. Попросил осторожно:

– А вы попробуйте. Еще разок… Ну, пожалуйста.

– Попытка не пытка. Только едва ли будет прок…

Сидя у очага на корточках, дон Куркурузо взялся пальцами за газетный колпак на голове, зажмурился, забормотал что-то, раскачиваясь.

Леша быстро прошептал:

Чоки-чок,

Чоки-чок,

Тут большого чуда нету:

Ну-ка, превратись, газета,

Ты в волшебный колпачок… 

И… ура! Газета потемнела, стала синим бархатом. На колпаке заблестели серебряные звездочки.

Дон Куркурузо открыл глаза. Секунду сидел неподвижно. Снял колпак, завертел перед носом.

– Удивительно. Невероятно. Непостижимо. Настоящий!

Он вскочил, опять нахлобучил колпак, лихо чиркнул спичкой-великаншей – та запылала, как факел. От этого огня вмиг загорелась береста, пламя охватило поленья. Дон Куркурузо быстро закрыл зев очага железной заслонкой.

– Дрова мигом сгорят, а жар останется, и все пойдет как надо!.. Но признайтесь, мой друг, это ведь вы помогли мне с колпаком! Не так ли?

– Маленько, – прошептал Леша.

– Наверняка с помощью своего «Чоки-чока»! А?

– Ага, – выдохнул Леша.

– Скажите же наконец, как вы стали обладателем такого чудесного заклинания?

– Случайно… Еще давно как-то мама его сказала… Мы с Дашей болтали за столом и баловались, а мама и говорит: «Чоки-чок, зубы на крючок. Кто слово скажет – тому щелчок!» И мы правда замолчали… А слова эти потом ко мне будто прилипли. И оказалось, что волшебные… Только они не всегда помогают…

– В каких же случаях это заклинание не оказывает нужного действия? – осведомился дон Куркурузо.

– Ну… во-первых, когда рядом нет другого волшебства. А кроме того, не всегда ведь найдешь рифму на «чок». Вот, например, хочу насчет Ыхала и Луняшкина узнать, а ничего не придумывается…

– Не могли бы вы подробнее рассказать о своих затруднениях?

Леша рассказал. О том, как Ыхало и Лунчик Луняшкин улетели и как он и Даша тревожатся.

– Одну минуту, – сказал дон Куркурузо. И подошел к старинному телефону, который висел у дверного косяка. Снял трубку, подул:

– Алло!.. Дайте, пожалуйста, справочное «Селена». Благодарю… Справочное? Будьте любезны, скажите, не было ли у вас на Луне за последний месяц гостей с Земли?.. Что? Много?.. Кто такие и как зовут? Видите ли, это довольно запоминающиеся существа. Одно – похоже на косматый самовар, имя у него Ыхало. А другое – несовершеннолетний месяц, Лунчик Луняшкин… В самом деле?! Сердечно благодарю! Да, соедините, пожалуйста…

Дон Куркурузо подмигнул открывшему от удивления рот Леше. Подул в трубку снова:

– Алло! Это гостиница «Кратер дракона»? Скажите, пожалуйста, не живут ли у вас гости с Земли, Ыхало и Лунчик Луняшкин?.. Что значит «по межпланетному телефону таких сведений не даем»? Мне что, самому прикажете для этого на Луну лететь?.. Что значит «ваше дело»? Вы знаете, барышня, с кем разговариваете? Я Главный маг Астралии Гран-Палтус дон Куркурузо, волшебник первого разряда, кавалер ордена Лунного луча… Давно бы так… – Он слушал довольно долго, потом проворчал: – Благодарю вас. Но в следующий раз будьте полюбезнее…

И он весело повернулся к Леше.

– Ваши друзья живы-здоровы, живут в гостинице «Кратер дракона». Но сейчас их там нет, потому что с утра они отправились в Центральный луна-парк. А вечером собираются на представление в один из цирков. Известно ведь, что цирков на Луне великое множество.

– Большущее вам спасибо! – расцвел Леша. У него с души свалилась тяжесть. Он посмотрел на очаг, в котором гудело за железной заслонкой пламя. – Авдей Казимирович, а долго корова будет обжигаться?

– Боюсь, что долго. Вот если бы мы успели поставить ее в очаг до полудня, тогда другое дело. А то ведь управились только в первом часу…

– Как в первом часу?! – подскочил Леша. – Батюшки мои…

– Что случилось? – перепугался дон Куркурузо.

– Ох и нахлобучка мне будет! И вполне заслуженная… Мама думает, что я ушел ненадолго в сад, а теперь даже к обеду не успею… Позвоните, пожалуйста, Бочкину, чтобы скорее приплыл за мной!

– Ай-яй-яй… – встревожился и дон Куркурузо. Засеменил к телефону. Леша вслед ему спросил:

– Можно, я вымою под краном ноги? А то если появлюсь дома с опозданием, да еще в таком виде…

Ноги у Леши почти до колен были в подсохшей глине.

Дон Куркурузо оглянулся. Взялся за кончик носа. Помигал своими зелеными добрыми глазками.

– Знаете что… Вы мне так замечательно помогли с колпаком! Я вам тоже сделаю подарок!

Он прищурился, пошептал и щелкнул пальцами. И на ногах у Леши вместо глины появились сапожки!

Они были из серой узорчатой замши, с отворотами. Вроде мушкетерских, но маленькие и очень легкие. Отвороты свободно болтались вокруг ног, но сами сапожки охватывали ноги плотно и удобно. У них были красные каблучки. Но самое главное – на них блестели золотистые шпоры-звездочки.

– Ух ты… – прошептал Леша, переступая и позванивая шпорами.

– Это семимильные сапоги. Вам надо представить то место, где вы хотите оказаться, и скомандовать: «Шагом марш!» И вмиг будете, где пожелали.

– Правда? Значит, я не опоздаю к обеду!

– Ни в коем случае… Только, к сожалению, сапоги одноразовые. Носить вы их сможете сколько угодно, но волшебства больше не будет. И лучше не старайтесь его вернуть. Даже вашим «Чоки-чоком»…

– А что будет, если попробую? – опасливо спросил Леша.

– Всякое может случиться. Могут развалиться. А не исключено, что и удерут куда-нибудь. Одни, без хозяина…

– Ладно, я не буду…

– Очень хорошо. А когда мы сможем увидеться с вами опять? Ведь наше дело не закончено.

– Завтра утром!

– Прекрасно. Корова к тому времени остынет, и я покрою ее белой краской. А вам останется нанести узоры.

– Только позвоните, пожалуйста, Бочкину, чтобы Проша пригнал поезд к моему дому.

– Можете не беспокоиться. Всего вам самого доброго. До встречи.

Леша закрыл глаза. Представил, что он в саду, у своего окошка.

– Шагом марш!

Он думал, что его завертит, понесет по воздуху в стремительном полете. Но только на секунду закружилась голова. И когда он опять поглядел перед собой, увидел знакомое окно, а в нем – Дашу.

– Лешка! Откуда ты свалился?

– Прямо о т т у д а…

– Мама уже спрашивала: «Где его носит?»

– Сильно волнуется?

– Пока не очень… Ой, Леш, откуда у тебя такие сапоги?

Леша через подоконник забрался в комнату. Похвастался сапожками перед Дашей и спрятал их под кровать. А потом начал подробный рассказ про дона Куркурузо и глиняную корову.

Даша слушала, удивлялась и завидовала. Но все же главным образом ее интересовали сапожки.

– Надень еще раз. Ну, пожалуйста!

Леша надел. Прошелся, постукивая каблучками, позванивая золотистыми звездочками.

– Подожди-ка! – Даша, поджав забинтованную ногу, припрыгала к шкафу, достала оттуда мамин красный платок с бахромой. – Вот, возьми плащ. И еще надо шпагу…

Леша охотно надел через плечо свой узкий пластмассовый меч в красных ножнах.

– Теперь ты прямо настоящий принц! Можно будет сделать костюм для новогоднего карнавала.

– Ага… Только мама скажет: откуда сапоги? Рассказывать про Астралию, что ли? Она знаешь как заволнуется! «Куда это вы ездите, в чужую страну!»

– Можно сказать, что Ыхало подарило, – нашлась Даша.

– А кто говорил, что обманывать нехорошо? – поддел Леша.

– Ну, тогда… Ыхало вернется, мы с ним посоветуемся.

– Да, насчет Ыхала новости! – спохватился Леша. И принялся рассказывать, как дон Куркурузо звонил на Луну.

Даша очень обрадовалась, что с Ыхалом и Лунчиком все в порядке.

– А этот дон Кукуруза, видимо, замечательный волшебник!

– Кур-ку-рузо!.. Конечно, замечательный. Он обещал тебе лекарство для ноги… Ох, а я забыл! Но завтра обязательно привезу…


Срочный вызов | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Продолжение сплошного колдовства