home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Тайна стеклянной свечи

Главные ворота пещеры не закрывались. Она ведь считалась музеем, а вход во все музеи Астралии был бесплатный и круглосуточный.

В залах, как и в прошлый раз, никого не оказалось. Леша и Ростик пробежали их без оглядки. И опять очутились в длинном сером коридоре с зарешеченными арками по сторонам.

– Вот, смотри… – Ростик лучом фонарика повел по решетке из вертикальных ржавых прутьев. Два прута были искривлены. Раздвинуты. Таким тощим пацанятам, как Леша и Ростик, можно пролезть, если постараться.

Они постарались. Правда, Леша зацепился шпорами, а Ростику мешали шипы на плечах, но все же оба исследователя скоро оказались позади решетки, в темном коридоре.

– Кажется, это была одна из лап змея, – прошептал Ростик.

– А что мы будем здесь искать? – тоже шепотом спросил Леша.

Ростик ответил серьезно:

– Приключений. В этом главный смысл жизни.

– Неужели самый главный? – удивился Леша.

– По крайней мере, в Астралии, – объяснил Ростик. – Она для того и создана, чтобы распространять вокруг себя по всем пространствам… это… энергетическое поле приключений и тайн.

Леша вспомнил жизнь здешней столицы, которую видел вчера и сегодня. Продавцы торговали в лавках, садовники продавали цветы, извозчики зазывали прохожих в свои коляски, шоферы на трескучих грузовиках возили всякие грузы, каменщики строили мост через речку, кровельщики чинили острую крышу старого дома. Кстати, некоторые махали Леше руками. Но не назойливо, без криков. Не как наследному принцу, а как доброму знакомому… В открытые окна типографии было видно, как печатаются книжные листы с цветными картинками. А с верхних площадок дворцового сада можно было разглядеть поля на склонах Горы – там работали крестьяне, издалека похожие на крохотных разноцветных человечков.

Леша сказал:

– Что-то не похоже, чтобы все мечтали о приключениях. Живут себе и живут.

Ростик согласился:

– Конечно, живут. И неплохо. Но все радуются, когда случается что-то необычное… Только последнее время это бывает редко. Самое главное событие – то, что ты появился… А еще – обнаружили остров Акватыква. В океане.

– Я и не знал, что рядом океан. Мы там побываем?

– Конечно! Можно даже попросить у его величества корабль и сплавать на остров. Вдруг там тоже случится какое-нибудь приключение!

Леша подумал, что приключения бывают всякие. Одно дело – катанье на надувных камерах по горной речке, а другое, например, встреча с Людоедовым. О таком и вспоминать не хочется…

Коридор между тем соединился с другим – похожим на внутренность широченной трубы. Труба эта плавно изгибалась вдали – там, куда еле доставал сильный луч фонарика.

Несколько минут шли молча. Слышно было только чирканье мела, которым Ростик делал отметки. Да еще звяканье Лешиных шпор.

Раньше Леша думал, что в подземельях всегда холодно и сыро, но в этом коридоре воздух оказался сухой и теплый. Сильно пахло известкой. «Может, потому, что камень – известняк?» – подумал Леша.

Коридор был без ответвлений. Скоро он стал делать крутые повороты. Казалось даже, что он описывает кольца.

– По-моему, мы попали в хвост змея, – прошептал Ростик. – Говорят, он тянется на несколько километров. Извивается и делается все уже. Здесь почти никто не бывал.

Нельзя сказать, что Леше хотелось шагать в темном извилистом подземелье несколько километров. Тем более, что ничего интересного пока не обнаруживалось. Но сказать это он не решался.

А коридор и правда сузился. «Труба» стала такой небольшой в поперечнике, что перья на берете Ростика чиркали по своду. Шепот шумно шелестел и разбегался взад и вперед, словно мохнатые мыши.

Скоро каменная труба сделалась неровной. Порой – такой узкой, что приходилось лезть на четвереньках. Пролезешь, а потом можно встать и разогнуться – словно внутри бочки поперечником полтора метра.

– Это знаешь что такое? Это следы от позвонков на хвосте змея! – возбужденно объяснил Ростик. – Значит, змей на самом деле существовал! А потом испарился! Мы сделали историческое открытие! – И он опять опустился на четвереньки, чтобы пробраться к следующему «позвонку».

С фонариком в руке Ростик храбро лез впереди. На локтях и коленях. Шипы цеплялись за каменные стенки. Одно перо на берете отломилось. Леша подобрал его и сунул под рубашку. «Да, Ростик не то что я, он герой», – подумал Леша. И вспомнил Филимона с надписью «Герой» на бескозырке, в потрепанном красном костюме пажа. С дырами на коленях и локтях. И подумал, что у Ростика будут такие же дыры… Но случилось еще хуже: Ростик спиной зацепился за, острый каменный выступ и разодрал кожаную курточку от лопаток до поясницы.

Когда выбрались в просторный «позвонок», Леша осмотрел прореху и сказал с сочувствием:

– Влетит тебе от мамы…

Ростик закинул назад руки, пощупал дыру.

– Не влетит. У меня ведь нет мамы. А папа уплыл на корабле. Исследовать океан дальше острова Акватыква…

Леша виновато притих. Он-то думал, что в Астралии все счастливые, а тут вот какое дело… Ростик, видать, почувствовал Лешино смущение и сообщил беспечным тоном:

– Я живу сейчас у своего дядюшки, аптекаря Норуса Теодоруса. И у его жены. Они меня никогда не ругают, только жалеют… Иной раз даже сам себе готов уши надрать за всякие фокусы, а они лишь вздыхают и качают головами…

Леша сказал ворчливо:

– Качай не качай, а вон какая дырища… Зачем ты эту крокодилову кожу таскаешь на себе, когда такое тепло на улице…

– Ну… потому что полагается быть в придворной форме, раз я с тобой…

– Почему?!

– Я же… твой постоянный сопровождающий. Вроде как оруженосец…

«Вот тебе и на!» – расстроился Леша. И не удержался:

– А я-то думал…

– Что? – встревожился Ростик.

– Оруженосец – это ведь все равно что слуга. Ты же сам говорил, что кактусята быть оруженосцами не желают.

– Так это у бестолковых рыцарей, а не у тебя!

– Ну, все равно. Я думал, что мы…

– Что? – прошептал Ростик.

– Что мы друзья…

Ростик засопел, зацарапал башмаком камень.

– Я разве против? Я только думал… хочется ли тебе. Ты ведь ничего не говорил…

«Разве про это говорят…» – подумал Леша. Он положил руку на плечо Ростика. Рядом с шипастым валиком. Шепотом признался:

– У меня в классе никакая дружба не получалась. Не люблю, когда пристают и силой хвастаются…

– И я не люблю… По-моему, друзья – это те, кто всегда вместе, до конца. Никогда не бросают друг друга…

– Полезли дальше, – решительно сказал Леша. – Теперь моя очередь быть впереди, дай фонарик…

Скоро «позвонки» кончились. Узкий лаз извивался и делался все теснее. Леша понял, что дальше надо ползти на животе. «Но ведь змеиный хвост кончается, наверно, острием, – подумал он. – Не превращаться же нам в ужей…»

– Ай, – послышалось сзади.

– Что? – испугался Леша.

– Ты мне шпорой нос поцарапал.

– Я нечаянно…

– Да не сильно, не бойся… там, впереди, что-нибудь видно?

– Пока ничего… Ой, видно!

Лаз опять сделал короткий поворот. И больше не суживался. Метрах в пяти перед Лешей было квадратное, забранное решеткой оконце. В него пробивался дневной свет.

Леша, извиваясь угрем, торопливо полез вперед и прижал к решетке лицо.

Все, что угодно, ожидал он увидеть, но такое…

Знаменитый коллекционер графинных пробок Евсей Федотович Кубиков был безмерно изумлен, когда со звоном полетела на пол решетка, а за ней свалились в комнату двое мальчишек.

Один – в мушкетерских сапогах со шпорами, другой будто целиком из сказок братьев Гримм.

– Э-э… позвольте… Как это понимать? Вы откуда?.. Вы не ушиблись?

– Мы не ушиблись! Здрасьте! – дерзко сказал Леша, поднимаясь с пола. И Ростик встал с ним рядом.

– Ох, да это же Леша Пеночкин! – Евсей Федотыч вылез из кресла и растерянно затоптался. – Весьма рад… Но почему таким странным путем?

– Потому что это вовсе даже не вентиляция! И вы это прекрасно знаете! – заявил Леша. Он разговаривал так сурово оттого, что в нем сидела уверенная догадка. И обида за страну Астралию, которую он считал уже своей. И злая досада на коварного коллекционера Кубикова. Этой досадой и этой догадкой он еще там, в тесном лазе, поделился с Ростиком. И Ростик все понял. Тогда Леша и толкнул решетку…

– Признавайтесь, Евсей Федотыч! Ведь это вы стащили из подземной станции стеклянную свечу! Блестящий шарик с палочкой! Решили, что это тоже пробка для коллекции! Много лет назад!

Евсей Федотыч поймал на лету упавшие с носа очки и что-то попытался сказать. Потом сел в кресло и понурился.

– Никуда не денешься… Правду говорят, что рано или поздно наступает день, когда надо каяться в грехах.

–Это уж точно, – все так же сурово произнес Леша и постукал об пол каблуком со звонкой шпорой.

– Вы уж говорите про все, пожалуйста, сразу, – потребовал Ростик, хотя и не так уверенно.

– Придется, придется. От судьбы не уйдешь… – Евсей Федотыч развел руками в обвисших рукавах свитера. – Да, было такое… Вы садитесь, пожалуйста. А я расскажу, как это случилось. Поверьте, я сделал это не нарочно… То есть нарочно, однако по неразумению. Ведь мне было тогда примерно столько же лет, сколько вам… Нет-нет, я не хочу сказать, что в этом возрасте все безответственные и бестолковые. Вы – прекрасный пример тому, что это не так… Но я был именно безответственный и бестолковый…

Я живу в этом доме с самого рождения. И мне всегда хотелось узнать: что за этим окошком с решеткой? И вот один раз я не выдержал. Дождался, когда взрослые ушли из дома, поставил стремянку, снял решетку и полез…

Страшно было до ужаса, но и любопытно сверх меры… Я уже плохо помню этот подземный путь, ведь с той поры прошло больше полувека… Но в конце концов я выбрался в светлый зал, где в углублении вращался громадный круг. Наверно, я был очень легкомысленный мальчик. Убедившись, что в помещении ни души, я спустился на этот круг и покатался на нем, как на карусели. А потом… потом-то я и увидел эту пробку…

– Это не пробка, а свеча с волшебным зарядом, – хмуро перебил Евсея Федотыча Леша. – Ее вставил туда Орест Редькин, когда придумал Астралию…

– Я ведь ничего подобного не знал…

– Может, сперва это и была графинная пробка. Но Орест зарядил ее своей фантазией. Вы же сами говорили, что пробки заряжаются от людей…

– Несомненно, несомненно!

– Вот и получилась свеча зажигания для подземной станции. Самая главная деталь…

– Ах, если бы я это знал тогда! А я увидел пробку – красивую, сверкающую, – и сердце у меня заколотилось. Я ведь в ту пору как раз начал собирать свою коллекцию!.. Я схватил этот блестящий шарик и, ни о чем не думая, вернулся домой…

– Совсем ни о чем не думая? – подозрительно спросил Ростик.

– Да… сначала. Потому что пробка была прекрасна, от нее исходило какое-то особое тепло. И радость. Как от волшебного талисмана… Но через какое-то время я стал понимать, что совершил неблаговидный поступок. Даже начал опасаться, что это мне принесет несчастье. И однажды решил вернуть пробку на место. Пробрался в подземный зал снова. Но там, на каменном столбике, была уже другая пробка (или, как вы говорите, свеча), такая же. И я решил, что ничего страшного не случилось. Уже без всякого беспокойства вернулся с прежней добычей к себе.

Леша спросил с грустным удивлением:

– И вам не хотелось узнать, что там за подземелье, какая там вокруг волшебная страна?

– Ну… во-первых, я не догадывался про волшебную страну, я думал, что это просто подземный цех или станция какого-то завода… К тому же коллекция уже тогда была для меня самым главным и заслоняла все остальное. Я считал вполне справедливым, что таинственный ход привел меня именно к хрустальной пробке. И она стала главным экспонатом моей коллекции…

Леша опять открыл рот, но Евсей Федотыч поднял ладонь.

– Простите, я доскажу… Однажды случилось, что меня опять стала грызть тревога. И, видимо, совесть. Да-да… Но к тому времени я так подрос, что уже не мог пролезть в это оконце. По прошествии же нескольких лет стало мне казаться, что все случившееся было детским сном…

– А пробка? – подал голос Ростик.

– Да, вы правы… Когда я открывал ящик, где она лежала, снова все вспоминалось… Но разве случилась какая-то беда оттого, что я давным-давно взял себе эту стеклянную безделицу?

– Еще бы! – подскочил Леша. – Целая страна стареет и может совсем пропасть без энергии! А вы говорите – «безделицу»!

– Какой ужас! Но, может быть, еще не поздно что-то исправить?

– Значит, эта свеча до сих пор у вас?! – воскликнул Ростик.

– Без всякого сомнения! И если она необходима, я сию минуту… я сниму с души многолетний груз!

Евсей Федотыч зашлепал домашними туфлями к шкафу.

Леша повернул сияющее лицо к Ростику:

– Мы вставим свечу на место, и Астралия… ну, все в ней опять помолодеет! Как при Оресте!

– Теперь ты просто обязан стать наследным принцем, – заявил Ростик.

Леша вовсе не был в этом уверен. Сейчас, однако, было не до спора. Евсей Федотыч принес в ладонях т у с а м у ю волшебную свечу.

Когда-то, видимо, она в самом деле служила пробкой графина. Мальчик Орест зарядил ее своим безудержным желанием, чтобы Астралия жила сказочной и кипучей жизнью. Так оно и было до поры до времени…

– Вот, пожалуйста… – шепотом сказал Евсей Федотыч. – И попросите жителей этой страны: если можно, пусть они извинят глупого восьмилетнего Евсейку, который причинил им такие неприятности.

– Да они ничего не узнают! – воскликнул Ростик. – Просто маховик завертится быстрее и всякие веселые дела начнут случаться каждый день! Спасибо вам!

– Ох… это вам спасибо, что не сердитесь на меня, старого…

– Но только нам придется еще раз побеспокоить вас, – вежливо предупредил Леша. – Когда полезем обратно. Это самый короткий путь в Астралию…

– Пожалуйста, пожалуйста! Всегда располагайте мной! В любую минуту!..

– А сейчас, Ростик, давай забежим ко мне домой! А то я… – Он чуть не сказал «соскучился». Но вышло бы, что соскучился и по маме, а у Ростика-то мамы нет, и получилось бы неловко. – А то смешно даже: быть рядом с домом и не заглянуть!

– Конечно, забежим! – обрадовался Ростик.

– Ох, а как ты пойдешь в таком… нездешнем костюме? Все глазеть будут…

– Подумаешь! Я уже не раз ходил! Если спросят, скажу: из театрального кружка!

Леша замигал от удивления.

– Ты ходил? Здесь? У нас?

Ростик смутился:

– Ну да… Я ведь тебе не все еще про себя рассказал… Я потом объясню!

– Значит, у тебя тоже есть дорога сюда? Своя?

– Конечно! У многих есть…

Леша даже обиделся. Почему Ростик скрывал такое дело?

Но всерьез обижаться было некогда, очень хотелось домой.

– Пошли!


Что было внутри Горы | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Всяческие неприятности