home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Коварные заговорщики

Леша уже потом догадался, что за ним следили. И в городе, и здесь, в пещере. Подлый Виття фон Люмпо-Лампо отвлек Лешу разговором, а другой злодей – Его Етугоро – выбрался из боковой ниши и набросил на мальчишку мешок.

Леша не очень удивился. И не очень испугался. В глубине души он чего-то подобного ждал. Так всегда бывает: если уж начались неприятности, сразу не прекратятся. Поэтому он молчал и даже не дергался, пока его куда-то несли.

Вскоре Лешу довольно осторожно вытряхнули из мешка. Он встал. Увидел, что находится в каменной комнате без окон, с яркими лампочками. Значит, по-прежнему в подземелье.

Вытряхнул Лешу из мешка Его Етугоро – главный распорядитель всех массовых дел и праздников. Рядом пританцовывал и потирал руки Виття. А за длинным столом сидели еще двое: маркиз Аугусто-Негусто дон Сеял и незнакомый дядька с похожим на красный кулачок лицом, окруженным торчащими, будто жесткие швабры, бакенбардами. Потом узнал Леша, что это начальник астралийской полиции его превосходительство Бельдевул Хвост де Каракара.

Виття и Его Етугоро тоже поспешно уселись за стол. Виття поигрывал рогаткой, которую успел выхватить у Леши. Обезоружил, так сказать.

– Свинство какое! – сказал Леша. – Четверо на одного! Да еще такие здоровые!

– Ну и что! Ну и что! – заподскакивал Виття. – Мы же не на турнире!

– Вы забыли, что я почти королевский принц? Я скажу его величеству, он вам покажет!

– Пфы! – опять подпрыгнул Виття. – Очень мы боимся этого величества! Рекукамбо Первый, ха-ха…

Бакенбардистый дядька тоже насмешливо пфыкнул, а у маркиза под крючковатым носом зашевелилась ядовитая улыбка.

Его Етугоро привстал и насмешливо проговорил:

– Мы приносим извинения вашему «почти высочеству», что обошлись с вами несколько бесцеремонно. Но жаловаться его величеству вы не станете. После того, как вы ответите на несколько вопросов, мы почтительнейше попросим вас отправиться домой и забыть дорогу в Астралию…

– Чего вам надо-то? – совсем не по-придворному перебил его Леша.

– Нам надо, чтобы вы открыли один ма-аленький секрет! – опять подскочил Виття. – Один ма-а…

– Постойте! – перебил его бакенбардистый генерал Хвост. – Пускай Етугоро ведет допрос.

– А собственно говоря, почему вы прерываете меня, ваше превосходительство?

– Для порядка! – Генерал блеснул красными глазками. – Продолжайте, господин Етугоро!

Его Етугоро впился в Лешу колючим блеском темных очков.

– Барон прав. Один ваш маленький секрет. С помощью какого заклинания вы сумели сделать стреляющим незаряженный мушкет? Да еще так стреляющий, что из двух стволов ухитрились выпустить три пули подряд!

– Ка… кой мушкет? – почему-то очень испугался Леша. – Когда?

– Ты забыл? – И у Его Етугоро вдруг, будто у громадной лягушки, растянулся рот.

– Людоедов!

– Он самый, милый мой! – заулыбался Етугоро. Стащил темные очки и парик. – Удивляешься, да? Небось думаешь: «Как это он десять лет служит при дворе, если совсем недавно сидел в башне у Бочкина?» Хе-хе…

Леша в самом деле удивлялся. И мысли его перепуганно прыгали.

– Чтобы ты не отвлекался на посторонние размышления, объясняю сразу. Когда я не выдержал издевательств твоего друга Бочкина и освободил себя, то прежде всего пробрался в пещеру к шарлатану Куркурузо. Лишь чуть-чуть опередил тебя, но двух минут было достаточно. Я кое-что понимаю в колдовстве и сразу разобрался, где там у этого бездельника машина времени. Самое лучшее место для укрывательства после побега – прошлые времена. Хе-хе… Машина проста в управлении, я отвел рычаг на десять лет назад и – пожалуйста! Явился ко двору и с той поры верно служу Респектабо Первому, хотя данное величество этого и не заслуживает.

– Втерлись в доверие, значит, – заметил Леша. Он уже пришел в себя.

– Именно! Именно!.. А прежде чем воспользоваться машиной, я прихватил у Куркурузо его колпак, – самодовольно сообщил Етуторо-Людоедов. – Рассеянный дурень уронил его за бочку с глиной и не мог найти. А колпачок-то не простой! Я сразу сообразил, что он, помимо всего, – шапка-невидимка!.. Вуаля! – Етугоро выхватил из-за пазухи синий звездный колпак, вывернул на левую сторону, нахлобучил его и пропал! А через несколько секунд возник опять. – Ну, как?

– Не забывайте, что вы обещали передать после установления новой власти эту шапку в распоряжение законного правительства, – скрипуче напомнил генерал Бельдевул Хвост.

– Обещал, обещал… Сейчас речь не об этом. Надо разобраться с «наследником», хе-хе…

У Леши в голове опять началась сумятица: «Значит, они задумали захватить власть!.. Где же Ростик?.. Знают ли они о пробке?.. Что делать-то?..»

Он оглянулся на дверь. Может, так: «Чоки-чок, отопрись, дверной крючок?»

Но дверь была предусмотрительно закрыта не на крючок, а на могучий засов с висячим замком.

– Ускользнуть вам, сударь, не удастся, – хрипло сообщил генерал Хвост. – Лучше отвечайте по-хорошему.

– Да про что отвечать-то?

– Не притворяйся! Про мушкет! – рявкнул дон Сеял и стукнул кулаком по столу. Так, что мигнули лампы, а Леша даже подскочил. Но отвечать не стал. Сказал упрямо:

– Все равно вам мой секрет не поможет. Это только я умею.

– Поможет или не поможет, мы сами разберемся, – заявил Етугоро. – Ты давай выкладывай.

– Да зачем вам это! – отчаянно крикнул Леша. Он чувствовал, что рассказывать злодеям про «Чоки-чок» ни в коем случае нельзя.

– Он еще спрашивает! – перебил Виття. – Какие там, в несказочном пространстве, бестолковые дети!.. Для армии это нужно, для армии! Если не надо будет делать ни порох, ни пули и каждый солдат сможет заряжать ружье с помощью двух-трех слов, тогда что?

– Что? – бормотнул Леша, стараясь протянуть время.

– Такая армия будет непобедима! – веско произнес дон Сеял.

– Кроме того, стреляющие ружья нужны полиции, – напомнил генерал. – А сейчас у нас что? Позор для цивилизованной страны! Всего десять полицейских, да и те вооружены алебардами! Попробуйте тут навести порядок!

– Разве в Астралии нет порядка? – возразил Леша.

– Ни малейшего! – отрезал генерал Хвост. – Вот вам наглядный пример: проникают в страну всякие подозрительные личности!..

– А разная зеленая мелкота совсем обнаглела, – вмешался маркиз. – Нельзя даже кустики вырубить, чтобы расчистить место под гараж для велосипеда. Сразу скандал на все королевство.

– Ну, ладно! А зачем вам армия-то? С кактусятами воевать? – Леша снова тянул время. Он ждал, что откуда-нибудь придет спасение.

– Он глуп так же, как наш король, – отозвался Виття.

– Неужели непонятно? Если будет армия, враг всегда найдется. Во-первых, этот остров Акватыква! Может, они только притворяются мирной страной…

– А если даже не найдется врага за пределами государства, всегда можно разделить армию на две. Они прекрасно сумеют сражаться друг с другом, – заявил дон Сеял.

– Зачем?! – уже совершенно искренне изумился Леша.

– Для воспитания в людях боевого духа и героизма! – воскликнул генерал Хвост. – Без этих качеств настоящая нация не может существовать!

– Да, мы должны воспитывать героев! – поддержал его дон Сеял. – Наступают трудные времена. Стране нужны будут сильные личности! Скоро эта дурацкая вертушка Ореста Редькина остановится совсем, и в стране наступит энергетический голод. Начнутся трудности и борьба!

– И превосходно! – заявил барон Виття фон Люмпо-Лампо. – Без борьбы не бывает развития и прогресса! Борьба за лучшее будущее – задача любого нормального общества!

– Эта страна поросла плесенью! – заразился общим энтузиазмом Его Етугоро. – Мы разрушим эту сонную жизнь и на ее месте построим новую – светлую и свободную!

– А сейчас она разве не свободная? – опять удивился Леша.

Дон Сеял возбужденно объяснил:

– Это сонная свобода! А мы добьемся такой, чтобы никакого спокойствия!

– Только борьба! – завопил Виття. – Цель человечества в вечной борьбе! Ура!..

Тут все четверо забыли про Лешу. Вскочили, задрали подбородки и заголосили:

Мы взорвем этот пакостный свет!

Он протух, как гнилая селедка!

И к другой, лучезарной земле

Поплывет наша храбрая лодка! 

Они спели, посмотрели друг на друга и, кажется, слегка смутились. Строго глянули на Лешу.

«Про свечу им, значит, ничего не известно. Это хорошо», – подумал Леша. И сказал:

– Вы же всю страну разорите!

– И прекрасно! Мы построим на ее обломках новую! – отрезал Виття.

– Там не будет места всяким глупостям вроде сказок и приключений, – добавил генерал Хвост. – Число полицейских возрастет в четыреста раз. И школы я предлагаю тоже подчинить полицейскому ведомству. Чтобы новое поколение росло таким, каким полагается…

– Его светлость герцогиня Флориэлла Дальнополянская предлагала свою кандидатуру на должность директора главной столичной гимназии, – сообщил дон Сеял. – Она уже разработала ряд реформ.

– Каких? – полюбопытствовал Виття.

– Например, соединить в одном предмете обучающую и воспитательную роль. В указке! Известно, что слова «указание» и «наказание» имеют один корень. И в школьном деле корень тоже должен быть один. Только указки для этого следует делать прочными и гибкими…

«Экая новость, – подумал Леша. – Наша Леонковалла давно знала такой способ…»

Он сказал:

– Король все равно не позволит!

– Ха! – опять подскочил Виття. – При чем тут король, если полиция и армия будут подчиняться не ему, а нам!.. Ну, говори свой секрет, пока не поздно! А то худо будет!

Нельзя сказать, что Леша не боялся. Но злость на этих подлых заговорщиков была сильнее страха.

– Ничего я вам не скажу!

– Худо будет, – повторил Виття зловеще и ласково.

– Пусть! Можете меня даже съесть!

Злодеи посмотрели на Людоедова. Тот развел руками:

– К сожалению, не могу! Этот бесстыдный Бочкин так долго кормил меня морковью, что я совсем испортил здоровье: не в силах есть ничего, кроме морковных блюд. Недаром так похудел!

– Тогда я р-разорву его на части! – пообещал генерал.

Етугоро-Людоедов покачал головой:

– Если мы разорвем или съедим нашего пленника, кто нам откроет волшебство? Есть другие способы, чтобы заставить его заговорить!

– Да-да! – воскликнул барон Виття. – Мое изобретение! «Веселое кресло»! Оно развязывает язык лучше всяких хитроумных мучений!.. – Он захихикал и заегозил.

Леше отчаянно захотелось домой.

– Ну! – прищурился дон Сеял. – Последний раз спрашиваем! Будешь говорить?

– Нет… – слабым голоском откликнулся Леша.

Его схватили за плечи, лязгнули засовом на двери, втолкнули пленника в другую комнату.

Она была гораздо просторнее первой. И с таким же ярким светом. У стен громоздились механизмы и приспособления, жуткие на вид: скамейки с шипами, какие-то колеса с петлями и деревянные рамы с цепями. Не было ни малейшего сомнения, для чего в с е э т о. Потому что прямо против Леши на стене висела черная мраморная доска в деревянной раме и с медными старинными буквами:


Помhщенiе

для

пытокъ


«Мамочка…» – простонал про себя Леша.

Етугоро-Людоедов по-лягушачьи заулыбался и потер руки. Виття захихикал:

– Не бойся, мальчик, мы не какие-то мучители. Тебе будет даже весело. Потому что… хе-хе… Вот сейчас…

И он выкатил из угла на середину комнаты большущее деревянное кресло на роликах. С какими-то крючками и отростками.

С Леши мигом сдернули рубашку и майку. Стащили сапожки. Он заверещал, забрыкался, но было поздно. Его усадили на жесткое сиденье, прижали к твердой спинке. Хлоп – на ногах, на руках, на плечах защелкнулись холодные железные скобы. Наверно, электромагнитные.

– Приступаем к демонстрации! – Виття, пританцовывая, нажал кнопку на пульте у стены. С боков и снизу у кресла выросли механические руки. Суставчатые. С длинными шевелящимися пальцами. На некоторых пальцах были волосяные кисточки.

Леша никогда не боялся щекотки – не то что Даша или Ыхало! Но сейчас ему стало жутко от своей беспомощности. Он понял, что вот-вот заревет. И крепко зажмурился.

– Действие такое, – объяснял своим сообщникам Виття. – Верхние конечности обрабатывают пациенту бока и подмышки, а нижние мягко, ла-асково щекотят его под коленками. И пяточки, пя-аточки…

– Прекрасно, прекрасно, – радовался Людоедов-Етугоро. – Давайте попробуем…

– Да зачем? – возразил генерал Хвост. – Подследственный и так готов выложить всю подноготную. Смотрите, какой он перепуганный!

– Ну, самую чуточку, – умиленно попросил Етугоро. – Любопытно, как он будет дергаться и визжать…

– Ни в коем случае! – возразил дон Сеял. – Мальчишка от хохота потеряет связность речи и не сможет ничего рассказать толком. Соображать надо своей головой, Егоро… тьфу, Еготуто…

– Моя голова очень даже соображает, – ответил бывший Людоедов. – А вы себе много позволяете, господин маркиз. Будто самый главный начальник!

– А кто же здесь начальник, позвольте узнать? Не мне ли поручено разработать план всех изменений в стране? По-моему, ясно, что председателем новой государственной коллегии буду я! И как первое лицо в государстве, я…

– Отставить! – рявкнул полицейский генерал.

– Что значит «отставить», господин Хвост?! – возмутился дон Сеял.

– Мы договорились, что власть в стране будет принадлежать военным! Чтобы все было «ать-два»! Следовательно, первым лицом в государстве является главнокомандующий!

– А не кажется ли вам, господа… – начал с вкрадчивой угрозой Етугоро.

Виття перебил его:

– Постойте, постойте! Спорные вопросы такой важности не следует решать при посторонних. Выйдем в соседнее помещение…

– Сначала пусть пленный скажет свой секрет! – потребовал генерал Бельдевул Хвост и потряс пышными эполетами на малиновом мундире.

– Ни в коем случае! – заявил маркиз дон Сеял. – Мальчишка никуда не денется. Сперва мы должны разобраться, кто же у нас глава государства! Идем!

И они друг за другом исчезли в дверном проеме, который тут же задвинулся решеткой.


Всяческие неприятности | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота | Старая знакомая