home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Четвертая часть, очень короткая

О ТОМ, ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ

Дальше было много всякого. Интересного. Добираться до Горнавера стало очень легко. Сперва Леша и Даша ехали до Пристани на самодельном поезде с паровозом-самоваром (который, как выяснилось, приходился Ыхалу дядюшкой). А там пересаживались на звонкую электричку с разноцветными вагончиками (Леша сам разрисовал их – пестро, как глиняную корову).

Кроме того, бабка Глаша со станции Чьитоноги сообщила всем, что открывает регулярную авиалинию между своей платформой и столицей, и несколько раз подбрасывала Лешу и Дашу по воздуху, на большой пассажирской метле. Даша сперва визжала, но скоро привыкла.

У Ихтилены вывелось из икры много лунят – братьев и сестренок. Они расселились в окрестных лесах и в столичном парке. Иногда казалось, что это большие жуки-светляки. Лунчик время от времени летал к ним в гости. Но постоянно он жил по-прежнему вместе с Ыхалом.

Отец Ростика вернулся из плавания. Его парусный корабль «Океанский бродяга» пришел в портовый городок Грин-Бумсель, который располагался у западного подножья Горы, на берегу Изумрудной лагуны. Эта лагуна соединялась, кстати, широкой протокой с Заливом у Желтых Скал, а значит, и с речкой, где стояла Пристань. И оказалось, что от Пристани можно плавать прямо в Грин-Бумсель на пароходике «Отважный Орест».

Отец Ростика открыл в Астралийском океане архипелаг, населенный жизнерадостным племенем югги-лакамбуры, которым управлял вождь Якки Белый Гусь. Он приехал в гости к Респектабо Первому. Опять был в столице праздник (совпавший с праздником Летнего звездопада): фейерверк, выступления артистов лунного цирка и футбольный матч между столичными мальчишками и зайчатами-барабанщиками (счет: три – три). Король и Якки Белый Гусь так развеселились, что танцевали туземную румбу на площади среди карнавальной толпы. А с ними – Серебряная Танцовщица с Луны (земная нагрузка ей, видимо, не мешала).

Ростик ни на шаг не отставал от отца, даже про Лешу и Дашу вспоминал лишь временами. Но они не обижались. Понимали: у человека такая радость!

Бочкин слегка завидовал отцу Ростика. Он ведь тоже был капитаном судна, но дальше Грин-Бумселя ни разу не плавал. И теперь поговаривал, что неплохо бы отправиться на «Храбром Оресте» в дальнюю экспедицию. Тем более что Проша сдал экзамены на должность помощника начальника станции и с этой поры имел право заменять Бочкина, пока тот в командировке.

Среди шумных и веселых событий король не забывал иногда напоминать Леше: не надумал ли тот окончательно сделаться наследным принцем Астралии? И Леша почти согласился. Без особой, правда, охоты.

А Даша радовалась:

– Значит, я буду принцесса!

Впрочем, в последнее время король возвращался к этому разговору все реже. Может быть, считал, что дело решенное, а может быть, просто утомился от частых праздников и приемов гостей.

Его величество сделался задумчивым и рассеянным. Все чаще сидел один в королевском кабинете. Его любимым занятием стало разглядывать коллекцию, которую подарил Филарет. Особенно его величеству нравились марки с серебристым и голубым отливом. Он смотрел на них подолгу и вздыхал…

А Филарет никогда не вспоминал о своем прежнем увлечении. Он вел теперь жизнь кота-дворянина, полную любовных похождений и боевых подвигов.

Был Филарет знаменит и в Астралии, и в Хребтовске. И немудрено! Единственный в мире сумчатый кот! Ведь карман-то, где раньше лежали марки, у него сохранился. Правда, некоторые жители Хребтовска отказывались удивляться. Пожимали плечами:

– Что здесь особенного? Он же австралийский. В Австралии полно сумчатых животных.

Но, во-первых, они путали Австралию с Астралией. А во-вторых, даже в Австралии сумчатых котов нет.

Леша хотел нарисовать Филарету хорошую, густую тень, но тот, поразмыслив, отказался. Быть не только сумчатым котом, но и единственным в мире котом без тени – это тоже оригинально!

Кроме того, Филарет, оказывается, сохранил способность снова превращаться в тень. Когда хотел. Это было очень удобно, если встречались превосходящие по силе коты-противники или бестолковые окраинные псы, не признававшие дворянского достоинства Филарета.

А большой карман на животе очень пригодился. Симпатичная придворная кошечка Муринелла родила Филарету сынишку Митю. Филарет им гордился. Словно кенгуру, таскал сына в кармане и хвастался перед знакомыми. Юный кошачий герцог Митя де Филаретто был очень славный, все его любили, особенно Даша. Митя Дашу развлекал и утешал в печали. А печалилась Даша оттого, что Ростик уехал с отцом в какую-то деревню к родственникам и не показывался в столице.

Время в Астралии мчалось большими веселыми скачками, а в Хребтовске еле ползло. Но, оказывается, и здесь оно двигалось. Потому что папа успел написать картину «Портрет детей художника с Ыхалом и тенью кота Филарета на солнечной стене». Картина появилась на выставке, и о ней много спорили. Некоторые критики возмущались: что за Ыхало и почему художник ударился в такую неуемную фантазию! Но многим картина нравилась…

То, что тень Филарета превратилась в настоящего кота, папу и маму не очень удивило. Они уже привыкли к чудесам.

Впрочем, эта привычка не мешала маме трезво смотреть на вещи и напоминать детям о будничной, несказочной жизни. Однажды мама сказала:

– Уважаемые школьники! Вы не забыли, что через три дня у вас начинаются занятия?

Гном Петруша высунулся из окошечка на часах и подтвердил:

– Скор-ро пер-рвое сентябр-ря!

Вот такие дела. Пускай лето хоть самое бесконечное, а все равно приходит день, когда надо садиться за парту.

Леша уже знал, где находится школа, в которой будут учиться он и Даша. Совсем недалеко, в двух кварталах. Поэтому в первый день занятий он отказался от маминого и папиного провожания. Сам отвел Дашу в первый класс, а потом отыскал на школьном дворе место, где собирался второй «б».

Учительница Вера Васильевна оказалась молодой и веселой. Совсем не похожей на Леонковаллу Меркурьевну. Она обрадовалась Леше, словно давно ждала его.

– Говорят, ты хорошо рисуешь! Да?

– Только левой рукой, – на всякий случай предупредил Леша.

– Это неважно! Мы будем с тобой выпускать классную газету. Придумай название!

– Акватыква! – бухнул Леша. И немного испугался. Но Вера Васильевна обрадовалась еще больше:

– Замечательно! Такой газеты еще ни у кого никогда не было!

Потом она сказала, что до звонка много времени и пусть Леша познакомится с ребятами, побегает с ними на школьном дворе.

Утро стояло солнечное, совсем летнее, даже жаркое. Пестрая толпа шумела и резвилась среди кленов и рябин.

– Вон там, у волейбольной площадки, наши ребята.

Леша подошел…

Второклассники оказались дружелюбные. Сразу сказали:

– Будешь играть в скакалки-вышибалки? Тогда становись вон в ту команду…

Леша поиграл. Это было, пожалуй, не хуже, чем резвиться с кактусятами в Горнавере.

Потом он отошел, чтобы передохнуть. Оглянулся. И заметил стоящего в сторонке мальчика. Тот стоял спиной к Леше и что-то разглядывал в листве клена.

Мальчик был «растительных тонов». В салатной рубашке, в шортах защитного цвета, в зеленых гольфах и в спортивной кепочке «пограничной» расцветки. Мало того! За плечами у него висел ярко-зеленый лаковый ранец, с улыбчивым человечком-кактусом на крышке.

Леша подошел осторожно. Постоял еще, посмотрел, чтобы не ошибиться. Потом сказал:

– У кого-то здесь уши зеленым просвечивают…

– Леша!

– Ростик!

Они обнялись.


Ростик сказал, что будет жить в Хребтовске, у бабушки, и учиться здесь, во втором «б». Потому что отец опять ушел в далекое плавание.

– Я просился с ним, но он говорит, что еще маленький, – вздохнул Ростик. – Ну и ладно. Зато будем вместе с тобой…

Вот это было счастье!

Вера Васильевна, конечно, позволила им сесть за одну парту. Потому что друзья.

– Только не болтайте на уроках и не отвлекайтесь. Договорились?

Но они, по правде говоря, иногда болтали.

А на переменах бегали к первоклассникам – повидаться с Дашей.

Решено было, что в первое же воскресенье они опять отправятся в Горнавер, чтобы навестить друзей и узнать новости.

Но случилось так, что в столице Астралии Леша и Ростик оказались еще раньше.

В четверг на уроке чтения вдруг сильно постучали в дверь. Потом дверь отворилась, и на пороге возник… Туто Рюмбокало! При полном параде – в парике и расшитом белом камзоле. Он поднял свой жезл, чтобы трижды грохнуть о половицы, но вовремя спохватился: школа все-таки, а не дворцовый зал. Стукнул осторожненько, однако с торжественностью.

– Его величество Результато… э, Респектабо Первый просит Лешу Пеночкина и Ростика Цветкова срочно пожаловать на заседание Королевской коллегии…

Конечно, все ужасно удивились. А одна девочка спросила:

– Сейчас театр будет, да?

Ростик и Леша растерянно смотрели то на церемониймейстера, то друг на друга, то на Веру Васильевну.

Вера Васильевна пришла в себя раньше остальных.

– Ну, хорошо. Пусть Леша и Ростик идут, раз уж Королевская коллегия. Но только попросите его величество в дальнейшем назначать совещания попозже, чтобы они не совпадали с уроками.

Туто Рюмбокало важно согласился передать королю эту просьбу. Леша же оглянулся в дверях и успокоил учительницу:

– Не волнуйтесь, пожалуйста, мы вернемся через пять минут…

Когда шли по школьному коридору, Леша деловито спросил:

– На чем поедем?

Туто Рюмбокало вдруг по-ребячьи подмигнул, достал из кармана серебряный молоточек и металлическую пластинку с какими-то буквами. По углам у нее торчали гвоздики. Туто Рюмбокало остановился у двери третьего класса «а».

Наложил на дверь пластинку и застучал молоточком.

– Там же урок! Нам попадет! – испугался Леша.

Туто Рюмбокало приложил палец к губам:

– Тс-с…

На металлической полоске было написано: «Лифт».

Туто Рюмбокало открыл дверь. Класса не было! Была просторная кабина лифта. Опять чудеса!

Они вошли. Туто Рюмбокало нажал одну из множества кнопок. И кабина помчалась. Непонятно, вниз или вверх.

– А что случилось-то? – запоздало встревожился Леша. – Почему такая срочность? Что-то важное?

Туто Рюмбокало покивал значительно и слегка печально.

– Крайне важное… Король просто не знает, как быть.

– Неужели несчастье какое-то? – испугался и Ростик.

– Трудно сказать. В какой-то степени любовь – это всегда несчастье, – задумчиво сообщил Туто Рюмбокало. – Хотя и радость тоже… Вы обратили внимание, сколь задумчив и рассеян был государь последнее время?

Леша и Ростик закивали.

– Это объясняется сердечными причинами, – доверительно сообщил церемониймейстер. – Король влюблен.

– В кого?!

– Вы не поверите… Он испытывает самые сильные и нежные чувства к Серебряной Танцовщице… Долгое время его величество не решался открыть ей свое сердце. А вчера наконец решился…

– А она что?!

– Она… ответила благосклонностью и согласилась стать королевой Астралии. Скоро свадьба.

– Ну и прекрасно! – воскликнул Леша.

– Значит, опять будет праздник! – обрадовался Ростик.

– Праздник-то праздник, но этим ведь дело не кончится, – замялся Туто Рюмбокало (а лифт между тем все ехал и ехал). – Возникает один очень деликатный вопрос.

– Какой?! – опять разом спросили Ростик и Леша.

– Видите ли… через какое-то время после свадьбы у жены и мужа появляются дети. И… возможно, родится королевский сын. По закону он должен сделаться наследником трона… И в этом случае… В общем, государь очень неловко чувствует себя перед Лешей. Сперва уговаривал его стать наследным принцем, а теперь…

– Да пусть рождается королевский сын! Слава Богу! – обрадовался Леша. – Потому что мне эта королевская должность ну вот ни капельки не нужна! Я просто не знал, как быть! И не хочется, и отказываться неловко…

– Значит, вы не будете обижаться на его величество?

– Да нисколечко!.. Вот разве что Дашка огорчится. Она уже всерьез нацелилась сделаться принцессой…

– А она ею и будет! Король в любом случае пожалует вам титулы принцев королевской крови!

– Тогда и Ростику, – попросил Леша. – Чтобы, когда принцесса Дарья вырастет, жених у нее тоже был принц…

Ростик незаметно дал Леше тумака, но Туто Рюмбокало серьезно заявил:

– Нет ничего проще.

– А я, если его величество разрешит, стану потом директором королевской картинной галереи…

– А я – директором Астралийского ботанического сада, – решил Ростик. – Только сперва мы с тобой, Леша, попутешествуем. На папином корабле.

– А твой папа нас возьмет?

– Я думаю… Или, в крайнем случае, можно попросить Бочкина, чтобы отправиться в плавание на «Отважном Оресте».

– А если Бочкин не захочет взять нас, тогда… мы… однажды ночью… – начал Леша дурашливым и таинственным шепотом, – проберемся и… Я ведь умею управлять пароходом…

– Ай-яй-яй, – сказал Туто Рюмбокало. Леша и Ростик засмеялись. Они были уверены, что добрый старик на них не наябедничает.

Лифт наконец остановился. И они вышли в королевском саду – прямо из ствола толстенного ясеня. Зашагали по солнечным лужайкам и оплетенным цветами висячим мостикам.

– У короля есть еще один деликатный вопрос к Леше, – осторожно сказал Туто Рюмбокало.

– Какой?

– Понимаете, в чем дело… Его высочество герцог Филарет последнее время взял обыкновение часто обращаться в тень. Это само по себе никому не мешает. Но одновременно с этим превращаются в тени и все марки коллекции, которую герцог преподнес государю. Один раз король показывал коллекцию послам, и вдруг… Получилось очень неудобно… Король хотел узнать: не можете ли вы, Леша, сделать так, чтобы марки всегда оставались марками и не зависели от превращений его высочества Филарета? С помощью вашего «Чоки-чока»…

– Надо попробовать…

И Леша на ходу стал бормотать себе под нос. Никакие подходящие рифмы не шли в голову. Но Леша не унывал. До зала заседаний Королевской коллегии оставалось еще шагов полтораста. Леша был уверен, что за это время он успеет что-нибудь придумать.

1992 г.


Новый герб Астралии | Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота |