home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ ПЯТАЯ

РОКИЧАНА

Кохан Рава был типичным панским фаворитом. Он себя чувствовал прекрасно в этой роли, потому что ни к чему другому не стремился и был доволен своими занятиями, в которых он проявлял особенные способности.

Он жил жизнью своего пана и заботился о нем больше, чем тот о самом себе. Во время своего пребывания вместе с Щедриком в Праге, увидев при дворе императора красавицу Рокичану, которая понравилась ему своей величественной красотой, он сразу подумал о Казимире.

– Такая женщина могла бы его сделать счастливым, – подумал он.

Лишь только у него появилась эта мысль, он тотчас же стал подробно разузнавать о красавице: кто она такая, чья она дочь, какой репутацией пользуется и что о ней говорят.

Красивая Кристина имела своих поклонников. Богатая семья, к которой она принадлежала, гордилась ею, как жемчужиной; при дворе императора она славилась своей красотой. Воспитание, которое она получила, необычайная красота, которой она уже с детских лет отличалась, открыли перед ней даже двери императорского дворца.

Не было ни одной молодой девушки, которая танцевала бы грациознее, лучше ее играла бы на цитре и пела бы более звонким голосом, чем она. Кроме чешского и немецкого языков, она говорила по-итальянски, понимала по-французски, а что касается ее поведения, то ее нельзя было ни в чем упрекнуть. Она вовсе не была кокеткой, а скорее даже отталкивала своей строгой гордостью.

Огромные богатства, незапятнанное имя, восхищение, выказываемое ей каждым, кто к ней приближался, делали ее неприступной.

Смолоду выданная замуж за человека значительно старше ее, она в продолжение своей короткой супружеской жизни держала себя с достоинством, но сердце ее не пробудилось и не играло никакой роли в этой жизни, а осталось замкнутым, холодным.

После смерти мужа она, оставшись молоденькой вдовой, красивая, богатая, бездетная, сбросив с себя траур, начала новую жизнь, окруженная многими поклонниками, которым она дала почувствовать, что будет очень разборчива в своем выборе.

Высокого роста, алебастровой белизны, с темными волосами и глазами, с удивительно красивыми и благородными чертами лица она в себе имела действительно что-то королевское, но, вместе с тем, и то холодное величие и равнодушие, которыми отличаются королевы.

Вынужденная улыбка редко появлялась на ее коралловых устах, и взгляд ее почти никогда не выдавал глубокого внутреннего чувства. Жизнь или сила воли научили ее никогда не выказывать того, что происходило в глубине ее души. Глядя на нее во время оживленной забавы, можно было подумать, что она к ней совершенно равнодушна. Она выслушивала льстивые речи, не выказывая при этом никакого удовольствия, а неприятное она слышать не хотела. До сих пор никто не мог похвалиться тем, что хоть на одну минуту был ею предпочтен. Лишь иногда, когда знатнейшие вельможи, князья и графы, находившиеся при императорском дворце, привлеченные красотой восхитительной мещанки, приближались к ней, лицо ее покрывалось румянцем, в темных глазах появлялись огоньки, и дыхание в груди становилось быстрее. Обыкновенных простых смертных она еле удостаивала взглядом.

Она с молодых лет провела свою жизнь, имея все в изобилии и ничего не делая. В доме было много слуг; разных нарядов и драгоценных камней у нее было вдоволь, и у нее было много свободного ничем незанятого времени; она несколько раз в день тщательно переодевалась, бренчала на цитре, распевала песни, ходила по комнатам и прислушивалась к разговорам гостей.

Она обыкновенно мало говорила, и нельзя было поручиться за то, что ее особенно интересуют разговоры, которые она, казалось, рассеянно выслушивала.

Пиршества и собрания, на которых она могла бы появиться с триумфом и блеснуть, может быть, были бы ей приятнее всего. Когда она собиралась куда-нибудь, несколько горничных должны были ее одевать, завивать, украшать, что иногда продолжалось довольно долго, так как она была очень требовательна.

Для нее важнее всего было везде быть первой и затмить других. Рассказы о том, как люди ею восхищаются, делали ее счастливой.

Казалось, что она мечтала только о блестящей будущности. По некоторым ее словам родня догадывалась, что ее желания столь честолюбивы, что с трудом могут быть осуществлены. У нее было предчувствие чего-то необыкновенного в будущем, и она ждала этого.

В действительности многие знатные вельможи при дворе императора ухаживали за ней, но ни один из них не выступил как претендент на ее руку. Убедившись в том, что их намерения не серьезны, она их отталкивала гордостью и презрением и смотреть даже на них не хотела, когда они возвращались обратно.

Семья, родственники и близкие ей девушки были недовольны ею, но их замечания и упреки на нее не действовали. Она их выслушивала, пожимала плечами и отделывалась от них загадочными улыбками.

В доме молодой вдовушки находилась бедная родственница, скромная, тихая старушка, которая ее повсюду сопровождала, и в отсутствие которой она никого не принимала.

Эта старушка была для нее снисходительной компаньонкой, нечто вроде слуги, обязанностью которой было охранять это сокровище и следить за ее жизнью.

С тех пор, как Рокичана получила доступ ко двору и начала появляться на придворных вечерах и забавах, гордость ее еще больше возросла.

Все были уверены, что ей удастся влюбить в себя одного из наиболее знатных панов, и она достигнет своей цели. Но она вовсе не была кокетливой, не была даже приветливой, не подавала вида, что ей кто-нибудь нравится, отталкивала своей холодностью, и те, которые начинали льнуть к ней, вскоре удалялись обиженные.

Лишь один только, один, который полюбил ее, когда она была еще девочкой, но не смел претендовать на ее руку, так как, хоть и был зажиточным мещанином, но сравнительно менее богатым, остался ей верен и любил ее до сих пор.

Кристина об этом знала, но она не обращала на него никакого внимания, не желая ему подавать ложных надежд.

Енджик из Подбжежа, наследовавший от родителей прекрасный дом в Старой Праге и магазин шелковых товаров и тканей, был красивый, способный, умный юноша, немногим старше Рокичаны, но не обладал ни одним из тех качеств, которые она требовала от своего будущего супруга.

Зато любовь его была сильна и постоянна. Он даже не хотел жениться, не теряя надежды на то, что случится какое-нибудь чудо, и счастье улыбнется ему. Он издали смотрел на нее, стараясь иногда приблизиться к ней, но никогда не слыша от нее приветливого слова, он молча страдал и не жаловался.

Енджик никогда не терял ее из виду, следил за каждым ее шагом, знал о каждом выраженном ею желании и торопился его исполнить, не надеясь ни на какую благодарность.

Его любовь не была требовательна, и Енджик был весел и счастлив, если ему удавалось хоть издали ее увидеть или если она, проходя мимо него, окидывала его хотя бы гордым взглядом. Никто не смел перед ней заикнуться о нем, потому что ее возмущала одна мысль, что какой-то купчик осмеливается любить ее, Кристину, вдову Рокичана, и лелеять какие-нибудь надежды.

Кохан, имевший большие знакомства в Праге, скоро разузнал все о красавице, которая его так очаровала; ему казалось, что подобная женщина судьбой предназначена быть королевой.

Все прежние любовные похождения Казимира, о которых столько говорили и которыми его так попрекали, не имели ничего общего с любовью.

Ни красота, ни свежесть молодости не в состоянии были надолго привязать короля. Невоспитанность, неинтеллигентность, простые манеры любовниц его отталкивали, и он через несколько дней их бросал.

Из беседы с королем Кохан вынес, что Казимир мечтает о такой женщине, как Маргарита, и жаждет больше душевной красоты, нежели телесной. Рокичана, по его мнению, вполне отвечала этому идеалу; даже ее холодное равнодушие и гордое обхождение могли привлечь короля.

– Да! Эта женщина нам заместит королеву! – повторял Кохан по приезде в Прагу.

Прием, оказанный польскому королю, был так же пышен и сердечен, как во времена слепого короля Яна.

Немецкий император, поклявшийся в братской дружбе к Казимиру, приветствовал его, как брата.

На время пребывания гостей ежедневно были назначены увеселения, турниры, пиры, охота, так что король почти не имел ни минуты отдыха. В первый же вечер Кохан, бывший в свите короля, обратил его внимание на восхитительную Рокичану. Она в тот день так сияла своей красотой, что Казимир сейчас же ее заметил, не зная еще ее имени. Но ему не представился случай подойти к ней и завести разговор.

Она с любопытством присматривалась к польскому королю, который своей наружностью, выражавшей доброту и достоинство, мог понравиться.

Хотя Казимир был не первой молодости, но он был полон жизни, о чем свидетельствовали вся его фигура, движения, оживленное лицо и умные проницательные глаза. Душой он еще был молод и не давал своему телу состариться. Взоры других женщин тоже останавливались с вниманием и интересом на Казимире, который в этот день был особенно красив, благодаря богатому наряду, украшенному драгоценными камнями.

Лицо его было оживлено и сияло от радости, вызванной оказанным ему гостеприимством. Кохан, желая сблизить эту пару, которую он хотел сосватать, прибег к простому, но старому средству.

На следующий день утром он постарался попасть к ней в дом. Один из императорских чиновников, знавший всю семью Рокичан и бывавших в их доме, обещал ввести его туда.

Красавица Кристина приняла очень холодно королевского слугу, заподозрить его в том, что он осмелился возмечтать о ней.

Но Рава скоро обезоружил ее, поспешив рассказать ей о том, что его пан влюбился в нее, со вчерашнего вечера потерял свой покой и не перестает о ней думать.

Слова эти, сказанные шепотом, вызвали румянец на ее лице и польстили ее самолюбию. Однако она через минуту с гримасой на губах возразила:

– Ведь у польского короля имеется жена?

Кохан вовсе не надеялся на такой вопрос и, застигнутый врасплох, колебался ответить.

– Король, – произнес он, – уже много лет как не живет с женою и не встречается с ней. Этот брак, по всей вероятности, в недалеком будущем будет расторгнут папой.

Кристина после некоторого размышления, не стесняясь, так как современные обычаи допускали свободу в разговорах, сказала:

– Но о вашем пане говорят, что он легкомыслен и что у него много любовниц.

– Эту ложь выдумали ксендзы, которые хотели бы его заставить жить с некрасивой и невыносимой женщиной, – ответил Кохан. – Казимир не из таких, чтобы влюбиться в первую попавшуюся женщину. Лучшего пана с лучшей душой на свете нет, – добавил Кохан. – Я сожалею, что он сюда приехал, потому что он потерял здесь спокойствие и потом будет по вас тосковать.

Кристина улыбнулась и ничего не ответила; самолюбие ее было очень польщено.

– Я знаю, – продолжал Кохан, – как он жаждет с вами познакомиться… Не позволите ли вы ему посетить ваш дом?

Возможно, что в глубине души вдовушка и рада была этой просьбе, но она считала ниже своего достоинства сразу выразить свое согласие. Она сильно покраснела и, покачав головой, ответила:

– Это слишком возбудило бы людские толки, потому что, хотя в нашем доме не раз бывали знатные вельможи, но королей мы еще никогда не принимали… А я должна беречь свою честь.

Кохан живо начал убеждать ее в том, что посещение Казимира не запятнает ее доброго имени, но Кристина и слышать об это не хотела. Покачав головой, она отказала в своем согласии.

Гость не настаивал.

Просидев затем еще некоторое время и получив от красивой вдовушки разрешение посещать ее, Кохан удалился. Он поспешил в замок к королю и, улучив удобный момент, завел с Казимиром разговор о том, как все были поражены тем, что красавица Кристина глаз не сводила с короля, и что он из ее собственных уст слышал, как она восхищалась фигурой и лицом польского короля…

Подготовив таким образом обе стороны, королевский фаворит был уже уверен в том, что после ближайшей встречи между ними завяжутся более близкие отношения; потирая руки от радости, он повторял одно и тоже:

– Эта женщина нам заменит королеву…

Во все дни пребывания Казимира в Праге, после турниров и раздачи дамами наград победителям по вечерам устраивали танцы и веселые игры. Кохан, у которого было много друзей при дворе, шепнул придворным, которые распоряжались танцами и указывали дамам места, чтобы они постарались поместить Кристину ближе к королю, сделав это так, чтобы не было заметно, что это умышленно.

Они охотно согласились исполнить его просьбу, так как все старались быть так же любезны с почтенным гостем, как и сам император. Никто не удивился тому, что вдовушка ему понравилась.

И вышло так, что Казимир, зайдя в залу после турнира, очутился недалеко от Кристины. Глаза ее смело встретили его взгляд. Но несмотря на то, что она вполне владела собой, румянец, показавшийся на лице, и четь заметная дрожь на губах выдали ее волнение. Оно было вызвано удовлетворением ее самолюбия, но его можно было признать как проявление другого чувства.

Казимиру было очень легко приблизиться к восхитительной мещанке, которая в этот день была одета с особенным вкусом и очень богато. Пояс ее, украшенный дорогими камнями, крупный жемчуг на шее, в волосах светящиеся рубины вызывали зависть в глазах женщин. Король, подойдя близко к ней, начал разговор словами восхищения ее необыкновенной красотой.

– Ваше величество, – ответила смело Рокичана, – вы не мало красивых женщин видели в жизни, но вы не должны думать, что преувеличенными похвалами вам удастся подшутить над бедной пражской мещанкой.

– Я принял бы вас за королеву, – возразил Казимир, – если бы я еще вчера, пораженный вашей красотой, не спросил бы, как вас зовут.

Это было подтверждением того, что Казимир сказал ей утром, и Рокичана улыбнулась.

– Это для меня большая честь, – ответила она, опуская глаза, – но она легко могла бы перейти в печаль, если бы не то, что вы скоро забудете… Король не дал ей договорить до конца.

– Прекрасная Кристина, – начал он, – вы можете быть уверены, что, пока жить буду я, я вас не забуду.

– Вы, ваше величество, должно быть научились у французских трубадуров красивым словам, которыми они увлекают бедных женщин, но и мы им знаем цену, – ответила Кристина.

Казимир, восхищаясь ее пышной красотой, смело смотрел ей в глаза и не находил слов для ответа. Гордая Кристина, почувствовав его испытующий, пронизывающий взгляд, отодвинулась и, величественно, посмотрев на него, тихо сказала:

– Королевские взоры для нас, женщин, не сотворенных для трона, часто бывают причиной несчастья…

Сделанное ею движение, казалось, указывало на то, что она собирается удалиться, поэтому Казимир поспешил ответить.

– Ведь и короли имеют право восхищаться красотою женщины и чувствовать к ней любовь, подобно другим людям.

– А! – Любовь, – с насмешливой улыбочкой прервала Кристина, – она так скоро не приходит…

Короли привыкли, чтобы все было к их услугам, а честная женщина не должна позволить говорить ей о такой любви.

– Не сердитесь, прекрасная Кристина! – воскликнул Казимир со смехом. – Я не хотел вас обидеть, я хотел бы с вами подружиться…

– Я не чувствую себя способной к этому, – возразила вдовушка, –возможно, что вы, ваше величество, встречали в жизни таких женщин, которых можно было бы сразу победить улыбкой и словом… Я не принадлежу к таким…

– Я ничего не требую от вас, а прошу только немножко расположения, –произнес король, – и, хотя вы, прекрасная Кристина, очень строги, однако я не лишаю себя надежды, что ближе узнав меня, вы станете снисходительнее. Разговор Казимира с Рокичаной обратил на себя всеобщее внимание: на них указывали пальцами. Вдовушка была довольна, и гордость ее была удовлетворена, но, считая нужным показать перед людьми, что она дорожит собой, Кристина тотчас же удалилась и присоединилась к женскому обществу. Однако раньше чем уйти, она, вопреки тому, что уста ее раньше говорили, взглянула на короля так выразительно и так ласково улыбнулась, что в нем кровь заиграла…

Увеселения при дворе продолжались до поздней ночи. Казимир должен был лишь один еще день пробыть к Праге, так как важные дела требовали его возвращения в Краков.

Начатое ухаживание, которому Рава так искусно помогал, грозило остаться безрезультатным, потому что Кохан знал из собранных сведений, что красивая чешка не поддастся ни на какие обещания и приманки, а Казимир оставаться дольше в Праге не мог; на ее же приезд в Краков нечего было рассчитывать. Королевский фаворит не переставал думать о том, как бы помочь своему пану в его сердечных делах.

В последний день пребывания Казимира в Праге после охоты, было пиршество, закончившееся танцами; Рокичана на этот пир не явилась. Король рано возвратился домой, сильно расстроенный и не переставая думать о красивой вдовушке, которую так трудно было победить.

– Ее не было, – обратился он к Кохану, волнуясь, – я не могу уехать, не имея никакой надежды. Как поступить?

– Вашему величеству нельзя теперь пойти к ней, – ответил Рава, – об этом пошли бы толки, и посещение вдовушки скорее повредило бы вам, чем помогло, так как она очень дорожит своим добрым именем.

– Пойди ты, в качестве моего посла! – воскликнул Казимир, снимая с пальца перстень с дорогим сапфиром. – Отнеси ей этот маленький подарок на память обо мне и передай ей, что я приглашаю ее в Кракове, где ее приму, как королеву.

Рава пожал плечами.

– Из того, что мне о ней известно, я заключаю, что ее можно победить, лишь сделав ее в действительности королевой, – ответил фаворит. – Однако я пойду испробовать счастье.

– Я для нее не пожалею ничего и не остановлюсь ни перед какими жертвами, – произнес влюбленный король. – Объясни ей это, поговори с ней откровенно и обрадуй меня хорошим ответом.

Кохан отправился к Рокичане, не взяв никого с собою, так как хотел поговорить с ней наедине.

Хитрая вдовушка, приглашенная в этот день в замок, желая показать Казимиру, что ее нельзя так легко победить комплиментами, решила отказаться от приглашения под предлогом болезни.

Она была уверена в том, что король не уедет, не попрощавшись с ней или не дав о себе весточки. Нарядно одетая, она весь день провела в ожидании, ежеминутно подходила к окну, надеясь увидеть какого-нибудь посла от Казимира, но до самого вечера никто не явился.

Хотя в доме никого не было, кроме старушки компаньонки, но все комнаты были освещены, и стол, уставленный винами, пирожными, фруктами был красиво сервирован. Тем временем, наступивший поздний час было лишил ее надежды увидеть кого-нибудь в этот вечер, но вдруг пришел Кохан и попросил принять его.

В первый момент ему оказали некоторые затруднения, но его все-таки провели к вдовушке.

Кристина приняла гостя холодно, с большим достоинством и высказала свое удивление по поводу его прихода. Рава начал с того, что его пан, не видя ее в замке и беспокоясь за ее здоровье, нарочно послал его осведомиться о ее здоровье.

Вдовушка ответила, что в действительности чувствовала себя очень уставшей и не совсем здоровой, а потому осталась дома.

– Ваше отсутствие сильно огорчило моего пана, – произнес Кохан, –потому что мы должны завтра возвратиться в Краков, и он, не повидавши вас, уедет с печалью в сердце, так как он окончательно влюбился.

Рокичана улыбнулась.

– О, мужчины, – воскликнула она, – а в особенности короли легко влюбляются и еще легче забывают. Очень жаль, что вашему пану не приглянулось в течение этих нескольких дней какое-нибудь другое красивое личико, и ему легче было бы одержать победу. Я опытная женщина! Поверьте мне, что у меня нет никакого желания быть игрушкой на несколько дней хоть бы даже для знаменитой царствующей особы!

Рава был смущен оборотом, который принял разговор.

– Любовь моего пана не кратковременная, – произнес Кохан после размышления, – она, по всей вероятности, долго продолжится, если только встретит взаимность. Лучшим доказательством является то, что он, не осмелившись лично придти, из боязни вызвать ваш гнев, послал меня сюда и просил вас принять от него на память этот маленький подарок.

Кохан передал вдовушке красивое кольцо с сапфиром, ценность которого Рокичана сразу отгадала. Она покраснела, смутилась и в первый момент оттолкнула перстень, притворившись обиженной.

Рава настаивал, доказывая, что в этом нет ничего необыкновенного, так как это в порядке вещей, чтобы короли давали подарки тем, которые им нравятся.

– А если вы, прекрасная Кристина, стесняетесь принять подарок без реванша, то прошу вас послать королю взамен какое-нибудь колечко, хоть самое простое, но из ваших рук оно будет ему дорого.

Вдовушка колебалась, смотрела на сапфир, на свои руки, на пол… И наконец, подняв голову, смело взглянула на своего собеседника и произнесла:

– Милый королевский посол, вы чудесно помогаете своему пану в его сердечных делах; видно, что это вам не впервые, а потому лучше поговорим откровенно.

– Да, будьте искренней, прекрасная Кристина, и скажите мне – мой пан вам не противен? – воскликнул Кохан.

– Будь он даже мне милее всех, – быстро ответила вдова, – и имей он не одно, а два таких королевства, что может дать такая любовь? Я не гожусь в любовницы и не променяю легкомысленно своего спокойного дома на какой бы то ни было дворец, из которого могу возвратиться опозоренной. Говорю вам об этом заблаговременно. Подарки, уговоры, лесть обещания – все это ни к чему не приведет. Моя честь для меня дороже любви, и я ее не отдам ни за какие блага. Поэтому все ваши старания напрасны!

Кохан, получив такой категорический отпор, однако, не считал себя побежденным.

Во-первых, он прекрасно знал, что женщины, дорожа собою, чтобы их больше ценили, в конце концов всегда сдаются. К тому же он не особенно верил искренности ее отказа и хотел выиграть время, так как оно часто влияет на самые твердые решения.

– Прекрасная Кристина, – произнес он с многозначительной улыбкой. –Там, где вспыхнула такая великая любовь, как в сердце моего пана, вероятно, найдутся и средства для ее удовлетворения…

Кто знает? Брак не исключен, и корона могла бы украсить ваше прекрасное чело. Ведь это чего-нибудь да стоит, надо лишь быть более благосклонной и не отталкивать от себя.

Кристина внимательно слушала.

– Вы меня искушаете, – прервала она, – как сатана Еву в раю. Тот ей обещал познание всего, а вы мне, как ребенку игрушку, показываете издали корону, но… Я не верю. Нет, не верю!

При этих словах она машинально взяла со стола перстень с сапфиром и, надев его на палец, поднесла руку к свету, любуясь прекрасной игрой камня. Это был хороший признак.

– Вы правы, – прибавила она, – за подарок короля следует отблагодарить его тем же, но я бедная вдова, и у меня не найдется ничего, достойного такого могущественного господина…

Она медленно сняла с руки кольцо с небольшим, но прекрасным рубином и, как бы прощаясь с ним, приложила к своим губам и бросила на стол перед Коханом.

Тот жадно схватил его.

– Камень стал в тысячу раз ценнее с тех пор, как ваши уста к нему прикоснулись, – сказал гость, бережно пряча перстень. – Я передам королю, что вместе с перстнем вы ему послали поцелуй.

– Вы не должны этого говорить, – кокетливо улыбаясь, произнесла Рокичана, – это было лишь прощание с дорогим для меня колечком… Больше ничего!

Рава сделал насмешливую гримасу.

– Все равно! – воскликнул он. – Вы это называете прощанием с колечком, а я скажу, что поцелуй предназначался для короля! Пускай, бедняга, хоть этим себя успокоит. А завтра, прекрасная Кристина, когда мы рано утром выступим из Праги, мой пан проедет мимо вашего окна, подарите ему хоть один приветливый взгляд, прошу вас об этом.

На это вдова ничего не ответила; она занялась разливанием вина в бокалы и придвинула Кохану стоявшие на столе пирожные. Высказав все, что она нашла нужным, и что ее больше всего удручало, она себя почувствовала гораздо свободнее и стала более ласковой с гостем.

Последний, исполнив данное ему поручение, начал рассказывать о своем господине, о его могуществе, богатстве и силе.

– Люди могут говорить о нас все, что им вздумается, – сказал он, –что наша страна дикая пустыня, что у нас нет городов с каменными постройками, что мы одеваемся в звериные шкуры и питаемся кашей и мукой. Но если бы вы увидели королевскую сокровищницу, груды серебра и золота, сундуки с жемчугом, сотни пурпуровых покрывал и разных материй, тысячи дорогих мехов, прекрасную посуду, которой хватит для приема целого города, – тогда бы вы знали, что значит польский король… А при нашем дворе и при дворе его сестры, королевы Елизаветы, нет недостатка ни в прекрасных рыцарях, ни в певцах, ни в артистах, ни в рассудительных людях, потому что они это любят. И жизнь у нас вовсе не так монотонна и бесцветна, как это кажется издалека.

– Я всему этому верю, – ответила Рокичана, – но что мне до того? Я этого не увижу.

– Почему? – прервал Кохан. – Я совсем не теряю надежды увидеть вас при нашем дворе.

Они взглянули друг на друга. Рокичана опять сделалась серьезной.

– Для осуществления этого, – произнесла она, – нужна свобода короля, чтобы он мог на мне жениться, иначе вы меня там не увидите.

Кохан, помолчав немного, возвратился к прежнему разговору.

– Любовь творит чудеса, – произнес он, – но для этого необходимо, чтобы ей отвечали тем же.

Вдовушка ответила многозначительным взглядом.

– Рассчитываете ли вы когда-нибудь опять посетить Прагу вместе с вашим паном? – спросила она.

– Мы здесь часто бывали и, даст Бог, не один еще раз приедем; ваши прекрасные глаза, вероятно, нас привлекут сюда!

Затем, выпив большой бокал вина за здравие хозяйки, он взял из-за пояса перчатки и собрался уходить.

– Передайте через меня, – сказал он напоследок, – хоть одно ласковое слово моему господину, нам легче будет уезжать отсюда…

– Вы уже слышали все, что я могла сказать, – ответила Рокичана, не поднимаясь с места. – Передайте ему мою благодарность и мой совет – лучше забыть меня, чем мечтать о том, что я для него пожертвую своей честью. Один лишь путь ведет ко мне – законный брак.

Выражение ее лица вовсе не соответствовало только что произнесенным словам; оно не было строгим, и подавало кой-какую надежду.

Рава почтительно поклонился и, обещав вдове исполнить ее поручение, вышел из комнаты с иронической улыбкой на устах.

Возвратившись в замок, он не нашел нужным дословно передать королю свой разговор с Кристиной; отдавая ему перстень, он уверил его, что вдовушка относится к нему очень благосклонно, приглашает его возвратиться в Прагу и со временем станет уступчивее.

– Прекрасная вдова ломается, – кончил он, – она говорит о браке, о том, как она дорожит своей честью, но ведь это все знакомые песенки, которые все женщины распевают… Ей жалко будет лишиться короля, потому что таких, как наш, мало, и если ей приготовить замок, двор и сокровищницу, – птичка с удовольствием пойдет в позолоченное гнездышко. Так думал Кохан, но он ошибся в своих предположениях. Семья Рокичан принадлежала к числу самых богатых и знатных в Праге. Муж Кристины, Миклаш, умерший в 1346 году, выстроил на свои средства костел Св.Духа в Старом Городе и не раз помогал деньгами королю Яну, императору и городу. Вдова этим очень гордилась, и все ее родственники подстрекали ее самолюбие и охраняли ее честь. В Праге уже все говорили о любви польского короля к Кристине, но мало верили в его успех, так как Рокичана была слишком горда и слишком заботилась о своем незапятнанном имени, чтобы быть любовницей короля, а он, связанный браком, не мог на ней жениться.

Енджик, влюбленный в вдову и ревнуя ее, внимательно следил за всем, что происходило при ее дворе; он знал о том, что вскоре после посещения короля к Рокичане приезжали какие-то послы, приносили подарки, но он лишь иронически улыбался; он слишком хорошо знал Кристину, чтобы опасаться за нее.

Король, возвратившись в Краков, не давал своему фавориту покоя, не переставая вздыхать о прекрасной вдове. Его не столько привлекала ее красота, сколько осанка и манеры. Вынужденный предаваться любовным интригам, которые вызывали в нем чувство отвращения, он мечтал о прочной любви, о тихом, спокойном домашнем счастье, которого у него не было.

Рава, видя нетерпение Казимира, старался найти средство склонить вдову к уступкам. Он два раза тайком ездил в Прагу и возвращался оттуда с одним и тем же ответом, что путь к ней – только брак. Аделаида Гессенская стояла поперек дороги, потому что, хотя королю и обещали расторгнуть этот брак, однако, никто не брался выхлопотать это у папы.

Несмотря на все серьезные дела, которыми в то время Казимир был занят, мысль о Кристине не покидала его.

Ему удалось, наконец, присоединить к королевству на ленных основаниях Мазовье, учредить в Кракове высший судебный трибунал для немецких судов, но, обессиленный приставаниями сестры и своего племянника, Людовика, о передаче последнему короны, о чем у них был возобновлен разговор, Казимир еще сильнее чувствовал свое одиночество и удручался неимением наследника, так как брак с Аделаидой лишил его всякой надежды.

В одну из таких минут раздражения и нетерпения, которые у него часто бывали, приехавший из Танца ксендз Ян нашел его таким расстроенным и печальным, что должен был удвоить свою разговорчивость и веселость, чтобы вывести короля из этого состояния.

Казимир не скрыл перед ним причин своего горя.

– Проклятая ворожея была права, – сказал он, – мне везет во всем, что я предпринимаю для блага страны, но личного счастья я не могу найти! Я не обвиняю покойного короля Яна и императора Карла, что они заведомо и со злым умыслом навязали мне эти цепи, но если бы не этот несчастный брак, который связал меня по рукам и ногам, я мог бы иметь сыновей, Людовику не пришлось бы передать короны, и я не был бы последним в роде!..

Как мы уже об этом говорили, ксендз Ян был одним из самых легкомысленных людей, и когда дело шло о выгодном разъяснении стеснительных церковных правил, у него всегда можно было найти хороший совет.

– Но ведь я говорил вашей милости и повторяю, – сказал он, – что этот брак, продолжавшийся около пятнадцати лет без сожительства, недействителен, даже согласно церковным уставам. Вы, ваше величество, свободны, но нужно иметь мужество, нужно говорить и действовать сообразно с этим.

Король смотрел на него с удивлением.

– Да, да, – повторил аббат, – этого нельзя назвать браком.

– Кто же из духовных осмелится меня обвенчать, прежде чем папа разрешит этот вопрос? – спросил король. – А если ждать решения какого-нибудь дела в Авиньоне, то и жизнь пройдет. Нет, никто меня не обвенчает!

Аббат почтительно склонил перед королем голову и произнес с улыбкой: – Я обвенчаю! Собственно говоря, для венчания короля необходим, по крайней мере, епископ, но епископа Бодзанту трудно будет к этому склонить, а я, хоть и не епископ, ношу митру и, принарядившись, выгляжу очень представительно.

Казимиру это обещание показалось до того невероятным, что он принял его за шутку.

Аббат вторично его повторил.

– Найдите только, ваша милость, невесту по вкусу, и я не отрекусь от своего обещания: я вас обвенчаю.

Казимир задумался и хотя ничего не ответил, однако, не забыл слов аббата.

Вечером к ксендзу Яну пришел Кохан, и речь зашла о короле; когда фаворит стал описывать, в каком удрученном состоянии находится Казимир, как он убивается бездетностью и одинокой жизнью, аббат живо прервал его:

– Напрасно вы жалуетесь! Я говорил это королю, повторяю и вам: пускай он только найдет невесту, я его обвенчаю! Я! Слышите? Как меня видите живым. Я не боюсь ничего… Папа, в конце концов, признает его брак с Аделаидой недействительным. Что это за брак, когда они пятнадцать лет уже живут врозь! Ему насильно навязали некрасивую, несносную женщину, он с ней даже не сблизился и никогда не был ее мужем.

– Так это возможно? – воскликнул Рава.

– Было бы возможно, если б только король был так же решителен, как я. – Решимости-то у него хватит, потому что он больно тяготится и бездетностью, и жизнью без семьи в пустом доме, и любовными интригами, которые ему надоели. Но какая княжна или знатная дама захочет выйти за него, когда существует сомнение… Когда…

– А вам непременно нужна княжна! – рассмеялся аббат. – Ведь королевское дитя, от какой бы то ни было законной жены рожденное, будет таким же королевским, несмотря на то, какая в нем течет кровь. Пусть берет, кого хочет! Была бы только молода, по сердцу и могла бы ему дать наследника.

Аббат еще раз весело повторил, поднимая руку, как бы для благословения:

– А я обвенчаю!

Рава задумался.

– Гм! – произнес он. – Король будучи в Праге, наметил себе одну, которая ему очень понравилась.

– Какого сословия? – спросил ксендз Ян.

– Мещанка, но очень богатая; он с ней познакомился при дворе во время императорских празднеств. Она не слишком молода, статная, красивая, с хорошими манерами, вдова Рокичана…

Ксендз Ян быстро повернулся, так как, бывая часто в Праге, знал тамошние дела.

– Я ее знаю, – произнес он, – муж ее, Миклаш построил на свои средства костел. Семья хорошая, хоть и мещане; невеста известна своей красотой, и никто не осмелится сказать про нее дурного слова.

– Это правда, – произнес Кохан, – но ведь для королевы этого мало.

– Ну, тогда ищите другую; в Германии при княжеских дворах достаточно девушек, но оттуда, пожалуй, не дадут. Из Руси король не захочет брать из боязни получить какую-нибудь неотесанную, вроде Альдоны.

Веселый ксендз покачал головой, и продолжал:

– Это уж не мое дело – сватать! Ищите невесту, а я не откажусь от своего обещания; еще раз повторяю – как меня живым видите, уж обвенчаю.

– А что скажет на это краковский епископ? – спросил Кохан.

– Пусть его говорит, что ему угодно, – возразил аббат, – я его не боюсь. Лучше обвенчать короля, чем допустить его гибель…

Разговор с аббатом заставил Кохана так же призадуматься, как и короля. На следующий день они вместе поехали на охоту, и всякому, кто лично не знал ксендза Яна, трудно было бы догадаться, что это аббат.

В штатской одежде, с мечом у пояса – по уставу духовные имели право носить при себе оружие для защиты на случай опасности – верхом на статной лошади, которой он правил как рыцарь, в плаще, небрежно накинутом на плечи, красивый, молодой ксендз Ян своим молодцеватым видом вовсе не похож был на духовное лицо, и лишь раздаваемые им по привычке благословения могли вызвать подозрение.

Всегда в хорошем расположении духа, большой охотник оживленной беседы, веселый сотоварищ пира, не слишком строгий к человеческим слабостям, ксендз Ян пользовался общей любовью; однако более требовательное и более строгое духовенство косо на него поглядывало, но он на это не обращал внимания.

Король его очень любил и, по возможности, старался держать при себе. На охоте, во время отдыха в лесу, ксендз Ян возобновил с королем вчерашний разговор.

– Милостивый король! Ищите невесту – ксендз и все необходимое для обряда венчания к вашим услугам! Кохан что-то говорил о Рокичане.

Казимир вздрогнул, потому что со вчерашнего дня не переставал о ней думать.

– Этой женщиной все любуются при императорском дворе, и она занимает там первое место, – произнес Казимир. – Я не скрою того, что она мне очень понравилась, и что я ее полюбил… Ее чело достойно короны…

– После того, как вы столько лет промучились с той, которую любить нельзя было, – произнес аббат, – наступило время взять ту, которая вам по душе. Разве не случалось, чтобы короли женились на мещанках, а в истории римских народов и других бывали примеры, что даже и на крестьянках! Если она вам нравится, то зачем же искать другую?

Король покраснел и, протянув ему руку, произнес:

– Подождите немного, ксендз аббат. Кто знает? Может я и воспользуюсь вашим обещанием.

Ксендз Ян снова навязчиво предложил свои услуги.

Возвратившись в Краков, Казимир в тот же вечер призвал к себе Кохана, игравшего с Добком в шахматы.

– Послушай, – сказал он, приближаясь к нему с нетерпением, которое обыкновенно овладевало им при всех важных предприятиях, – слушай, мне нужно… – при этих словах он запнулся и в раздумьи остановился.

– Мне необходимо побывать в Праге, но я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о том, что я там буду.

Для Равы это не представило никакого затруднения, и он тотчас же ответил.

– Отправимся, как будто на охоту. Кто за вами будет следить? А в дороге можно будет устроить так, чтобы нас не узнали.

– А в Праге? – перебил король, но сам тотчас же прибавил:

– В Прагу нужно кого-нибудь вперед послать.

Кохану легко было догадаться о цели этой поездки.

– Если нужен посол к Рокичане, – сказал он, – то я поеду!

– Послы и посредники ни к чему не повели, – ответил король. – Я лично должен с ней переговорить… Наступил решительный момент. Ксендз Ян вызвался нас обвенчать. Я готов на все решиться, лишь бы иметь надежду, что Людовик не отнимет короны от моего потомства. Рокичана хоть и мещанка, однако, достойна быть королевой.

Рава ничего ему не возразил.

Для безопасности Казимира его мог сопровождать Добек Боньча, прозванный Фредрой, так как можно было смело положиться на его находчивость, храбрость и громадную силу; сам же Рава взялся ехать вперед в Прагу, чтобы приготовить помещение для короля и предупредить вдову. После короткого разговора и обсуждения решено было поступить по совету Кохана: он поедет один в Прагу, а король в сопровождении небольшой свиты отправится туда на следующий день.

На рассвете Кохан, закутанный в капюшон, тронулся по направлению к чешской столице, выбирая кратчайший путь и хорошо знакомые ему тропинки. Для себя лично он мог найти помещение в старом городе, у мещанина Вуйка, у которого он уже несколько раз останавливался; ему нужно было позаботиться лишь о помещении для короля и о разговоре с Рокичаной.

Он рассчитал, чтобы приехать в город в сумерки, но еще до закрытия ворот, и прямо отправиться к Вуйку. Он знал, что его там радушно примут, так как никогда не скупился и щедро платил, а дочь Вуйка, красивая Зоня, веселая, миловидная, игривая девушка была к нему расположена и всегда была ему рада. Все знали и догадывались, почему он так часто туда заглядывал, и его приезд ни для кого не был секретом.

Да и Зоне, с утра до ночи говорившей, трудно бы сохранить секреты; она выболтала бы и собственные грехи, до того у нее язык чесался. Будучи сама легкомысленной и кокеткой, она всегда была рада помочь во всякой интрижке, так как ей казалось, что чужой грех оправдывает ее собственное поведение.

Как раз в то время, как приехавший Кохан переодевался в отведенной ему комнате, Зоня, стоявшая на крыльце дома, заметила приходившего мимо Енджика. Она его хорошо знала, слышала о его любви к Рокичане, и хотя жалела его, однако часто над ним подтрунивала. Он шел с опущенной головой и не заметил девушки, которая шаловливо нагнувшись к нему, шепнула:

– Тебе остается только повеситься, Енджик! Они отнимут-таки от тебя Кристину. Опять приехал от польского короля посол, который возит ей драгоценности; если б она была каменная, то и то не устояла бы… Да, она счастливая женщина.

Енджик остановился и сильно насупился; из слов Зони он догадался о приезде Кохана, на которого он давно уже точил зуб. Девушка, между тем, со смехом убежала в комнату.

Енджик, мучимый ревностью и желанием принять меры для охранения доброго имени вдовы, притаился за углом дома, поджидая Кохана.

– Ничего они не достигнут, – шептал он про себя, – пускай же даром не шатаются и не пятнают ее доброй славы. Этому же должен быть положен конец! В сумерках Кохан выбежал из дома Вуйка, спеша к вдове; но лишь только он появился на улице, как Енджик его остановил.

Думая, что его по ошибке приняли за другого, Рава пробормотал что-то и хотел обойти нахала, заступившего ему дорогу, но Енджик удержал его за плащ.

– Не бойтесь, – сказал он, – я не разбойник, я знаю, кто вы и с какой целью сюда прибыли; мы должны переговорить.

– Но я не знаю, кто вы, – возразил нетерпеливо Рава, хватаясь за меч, – да и у меня нет ни времени, ни желания с вами разговаривать.

– Я Енджик, здешний купец, меня все знают, – воскликнул чех, не позволяя Раве уйти, – вы должны со мной поговорить!

Рава вспылил.

– Никто не смеет меня принуждать! – крикнул он.

В этот момент Енджик что-то шепнул ему на ухо. Рава притих, и они оба вошли в дом Енджика, находившийся на расстоянии нескольких шагов.

Осветив комнату, купец, как гостеприимный хозяин, велел подать пива и, усевшись на скамейке против Равы, начал:

– Вы опять приехали? Что? Но напрасны все ваши труды. Король, или не король – никто не возьмет Рокичану без венчания! Я ее знаю с детских лет. Если бы даже она согласилась – чего, конечно, никогда не случится – то родные и друзья этого не допустят. Зачем же напрасно давать пищу людским толкам?

После минутного раздумья Енджик взглянул на Кохана глазами, метавшими молнии, и видимо на что-то решившись, сказал:

– Я скажу вам всю правду. Я ей ни брат, ни сват, между нами очень далекое родство, но я ее люблю с детских лет и, хотя эта любовь до сих пор мне дала лишь одно горе и в будущем ничего лучшего не предвещает, я от нее не откажусь. Кристина для меня недосягаема, но я не позволю, чтобы другие ее обидели. Вы должны знать о том, что страстная любовь толкает людей на безумные поступки. Примите это к сведению. Я скажу вам только, что если ее кто-нибудь обидит, я на всякую месть готов. У нее мужа нет, а родственники – Господь их знает – заступятся ли, но я…

Клянусь Богом, я этого не допущу! Я человек маленький, купец, но это ничего не значит, руки у меня есть, и я не пожалею последней копейки, чтобы…

Он не закончил, ударив кулаком о стол и, сжав губы, взглянул на противника, как бы требуя ответа.

Кохан, человек опытный, мог хранить хладнокровие или быть пылким, смотря по тому, как этого требовали обстоятельства. Он придерживался правила: против пылких быть хладнокровным, а против хладнокровных –горячиться. Видя перед собой сильно взволнованного, хотя и сдерживающего себя Енджика, он старался оставаться спокойным.

– Послушайте, – произнес он, – я, собственно говоря, не понимаю, что вам нужно. Не стану врать; король меня посылает к Рокичане, и если она меня принимает, то это ее дело. Она вдова и может поступать по собственному усмотрению.

– Ну, нет! – крикнул Енджик. – Женщину нужно всегда охранять… Это уж вы напрасно…

– Ее опекуны – братья покойного Миклаша, – возразил Рава.

– Да, – ответил Енджик, – но они не могут за ней присмотреть и уберечь ее, а я…

Остановившись на минуту, он резко спросил:

– Скажите, чего вы от нее хотите? Чего? Чтобы она к вам в Краков поехала? Обещаете ей богатства? Землю? Что?

Рава, пожав плечами, ответил:

– Я не намерен перед вами исповедоваться. Скажу вам лишь, что вы напрасно беспокоитесь. Рокичана – умная женщина и сама за себя постоит.

– Да, – перебил Енджик, – но ведь она – женщина, а он – король.

– Помимо того, что он король, он человек, который не желает ничьей обиды.

Они взглянули друг на друга, как бы измеряя свои силы. Шансы были неравны: Кохан, хитрый придворный, представлял собой полную противоположность Енджику, честному и слишком пылкому простаку.

– Я вам вот что скажу, – отозвался после минутного молчания Енджик, –сохрани вас Бог, если вы ее обидите, я вам не прощу…

Он облокотился и продолжал:

– Вспомните только эту громкую историю Амадеев в Венгрии. Здесь о ней все знают. Старик отец, правда, поплатился жизнью, не отомстив за дочь, но он пытался это сделать – значит дорожил своей честью. Рокичана для меня дороже, чем дочь для отца; у меня нет ни отца, ни матери, ни семьи. Один я, как перст…

Кохан покачал головой.

– Что же делать? – произнес он. – Вы высказались, я выслушал – и довольно. Я вам лишь одно отвечу: вы нас предостерегли, и этим вы стали для нас менее опасным. Ну, а теперь баста…

Енджик, видя, что Кохан собирается уходить, и раздраженный еще больше его хладнокровием, вскочил со скамьи.

– Я поступил честно и вас предостерег, потому что не хотел напасть на вас из-за угла.

– А вы думаете, что мы вас испугаемся? – спросил Кохан.

Енджик, схватив себя за голову, в сильном волнении воскликнул:

– Это уже ваше дело; а если бы мне даже пришлось истратить последнюю копейку, чтобы нанять пятьдесят или сто людей… То я готов!

– А мы можем выставить таких триста! – рассмеялся Кохан. – Впрочем, чего нам тут болтать – ведь это все равно, что воду в ступе толочь… Кохан вновь попытался уйти.

Енджик, наконец, вышел из себя.

– Бросьте эти бесполезные посещения, – воскликнул он, – это ни к чему не приведет, говорю вам! Ни к чему! Вскружите лишь голову женщине. На ней мог бы жениться какой-нибудь из более богатых мещан или господ…

– Или вы, – расхохотался Рава.

– Нет! – воскликнул Енджик, – я не смею претендовать ни на ее руку, я для этого слишком ничтожен, но я не позволю погубить ее жизнь. Бросьте ваши посещения, – повторяю вам.

– Но ведь вы знаете, что я слуга короля, – возразил Рава, – и я не могу противиться его приказаниям.

– Объясните королю!

Рава махнул равнодушно рукой.

– Простите, – сказал он, снова поднимаясь. – Вы хотели переговорить, я дал себя втянуть в этот разговор, выслушал вас, а теперь у меня нет времени. Прощайте!

Енджик что-то бормотал, хмурился, сердился, но не мог его больше задерживать. Взглянув вслед Кохану, он вторично повторил свою угрозу и заломил руки.

Кохан в ответ на это, равнодушно пожимая плечами, направился прямо к дому Рокичаны, но не застал ни ее, ни старой воспитательницы, которая была им подкуплена наравне с другими слугами.

Его пригласили в приемную и предложили обождать возвращения Рокичаны, которая, по словам, должна была вскоре возвратиться со свадьбы в Старом Городе. Это вовсе не соответствовало его планам, потому что он должен был еще искать безопасного помещения для короля, выехать ему навстречу и провести туда.

Поздно вечером богато одетая, покрытая драгоценностями, утомленная продолжительными танцами вдова возвратилась в сопровождении красивого, статного мужчины. Это был – как Рава легко догадался – новый претендент, какой-то бедный немецкий барон, служивший при императорском дворе; он ухаживал за вдовой, вероятно, больше ради ее денег, чем ради ее красоты. Увидев ожидающего Кохана, он подозрительно взглянул на него, грозно нахмурился и ушел. Для Равы это была уже вторая неприятная встреча.

Вдова не особенно обрадовалась его приезду и приняла его довольно сухо.

Но Рава, не смущаясь и не откладывая в долгий ящик, шепнул ей, что на следующий день тайком прибудет сам король.

Услышав это, Рокичана даже всплеснула руками.

– Зачем? – воскликнула она. – Разве для того, чтобы услышать из моих уст то, что я ему столько раз передавала через вас? Это совершенно напрасно, потому что меня он не купит ни за какие богатства. Зачем же он едет?

Рава не хотел выдать ей намерения своего пана.

– Не знаю, – сказал он, – хотя бы для того чтобы взглянуть в ваши глаза; что же тут удивительного?

– Да, ему это конечно, не повредит, – едко ответила вдова, – ему это будет развлечением, а мне-то сколько потом придется выслушать упреков, с этим вы не считаетесь, вам это все равно? Вы думаете, что, как бы хорошо вы его ни скрыли в Праге, об этом не будут знать? А что потом обо мне станут говорить, когда узнают, что король приезжает ко мне тайком?

Слезы потекли из глаз Рокичаны, и она, закрыв лицо платком, направилась в другую комнату; Кохан кинулся за ней.

– Зачем король приезжает, это не мое дело, – произнес он, стараясь ее успокоить. – Одно могу вам лишь сказать, если он на этот раз приедет напрасно, то вы его больше не увидите. Он везет вам… Веское слово!

Рокичана взглянула на него.

– Какое слово?

Рава после некоторого молчания ответил:

– Вы это услышите из его уст. Не унывайте, мне кажется, что вас ждет большее счастье, чем вы надеетесь!

С этими словами Кохан ушел, оставив Рокичану сильно заинтересованную тем, что же мог сообщить ей король.

Было уже довольно поздно, и Кохан в этот день ничего больше предпринять не мог; он возвратился к Вуйку и провел весь вечер с его дочерью Зоней среди веселых шуток и проказ. Девушка была неутомима хохотунья и безжалостная кокетка. Шутя, они договорились до того, что Зоня шепнула Кохану:

– Если вы увезете отсюда Рокичану для польского короля, знаете что? Возьмите меня тогда в качестве старшей служанки при ней. По вечерам будем там так же проводить время, как и здесь.

– Даже лучше! – воскликнул Кохан со смехом. – Я согласен, прекрасно! Захотели бы вы только, а за мной дело не станет.

– Поеду, но только вместе с Рокичаной. Я буду за ней смотреть.

Она что-то шепнула Кохану на ухо.

– Ведь так или иначе ей необходимо иметь при себе девушек, –прибавила она.

Кохан не то шуткой, не то серьезно обещал ей это устроить и в благодарность получил поцелуй, подававший некоторые надежды.

Девушка размечталась о роскошном придворном житье и о богатом замужестве.

Кохан, посоветовавшись с Вуйком, которому он открыл тайну, нашел, что лучше всего поместить короля в одном из монастырей Старого города, где его не так легко могли бы заметить. Это не представляло никаких затруднений, так как все монашеские ордена, имевшие монастыри в Кракове, имели такие же и в Праге и находились с ними в постоянных сношениях. Поэтому Кохан отправился к настоятелю доминиканцев, и после короткого разговора с ним наедине ему удалось все устроить. Настоятель обещал приютить Казимира так, чтобы никто об этом не узнал.

Освободившись от тяготившей его заботы, Рава сел на коня и выехал навстречу королю.

Но уж видно судьба решила ставить ему разные препятствия на этот день и отнимать у него дорогое время.

Лишь только он отъехал несколько шагов от дома Вуйка, навстречу ему попался верхом на лошади тот самый соперник, барон Гаш, которого он видел у Кристины.

Узнав его, Кохан хотел проскользнуть мимо, но Гаш, очевидно, поджидавший его, догнал его и довольно невежливо начал разговор.

– Не уйдете теперь от меня! – кричал Гаш. – Я знаю, кто вы и что делали у прекрасной Кристины. Прибыли ли вы в качестве посла, или для себя лично, – это все равно, – прежде чем пробраться к моей вдове, вы должны иметь дело со мной!

– Как это, к вашей? – спросил Рава, остановившись, и немного раздраженно.

– К моей, потому что я за ней ухаживаю и терпеть не могу соперников. Кохан презрительно расхохотался.

– Если вы знаете, кто я, – сказал он, – то вы должны знать, что я не для себя сюда прибыл.

– Гм! – воскликнул Гаш, – люди толкуют разное. Вы слуга короля. Находятся и такие, которые утверждают, что вы для него готовы жениться… Раве кровь бросилась в голову.

– Я такого же происхождения, как и вы; я дворянин и рыцарь, –произнес он спокойно, – после того, что вы мне сказали, мне не остается ничего более, как вас вызвать и драться. Сегодня на это у меня нет времени, а завтра я к вашим услугам.

Гаш сжал губы.

– Хорошо, – произнес он, – до завтра.

Кохану хотелось как можно скорее освободиться от своего соперника, чтобы вовремя поспеть навстречу королю; он ловко бросил ему перчатку в знак вызова, стегнул лошадь хлыстом и поскакал. Немец хотел что-то ответить, но было уже поздно, и он за ним не погнался.

Рава, отделавшись от него вызовом, помчался по большой дороге, ведущей в Краков, и, лишь отъехав на большое расстояние, он остановился на опушке леса. Решив обождать здесь приезда Казимира, он слез с коня, вошел в лес и спрятался в кустарниках, все еще опасаясь погони.

Уже был вечер, когда вдали показался небольшой королевский отряд, сопровождавший короля: он состоял из нескольких всадников, одетых в серые и невзрачные платья. Сам король, чтобы не обращать на себя внимания, ехал между всадниками, а впереди гордо выступал статный и красивый Добек Боньча, которого вся эта мистификация, казалось, сильно забавляла.

Придворные отдавали ему честь, как будто он был первым лицом. Кохан тотчас же узнал короля и подъехал к нему, чтобы дать ему отчет во всем.

Всадники остановились, но нельзя было потратить много времени на разговоры, так как надо было торопиться, чтобы поспеть в город до закрытия ворот.

О Енджике и об его угрозах Кохан не счел нужным передать, но о Гаше и о его вызове не мог умолчать. Казимир нахмурился и остался очень недоволен тем, что прибытие в Прагу его фаворита было обнаружено; он это приписывал неосторожности Равы и опасался, что оно может обнаружит его собственный приезд в Прагу.

В плохом расположении духа, с пасмурными лицами, они проскользнули в город, назвав себя у ворот польскими дворянами, приезжающими по собственным делам. На них не обратили особого внимания, так как между Чехией и Польшей были постоянные сношения, и ежедневно много поляков прибывало в Прагу. По малолюдным улицам Раве удалось провести короля в доминиканский монастырь, не встретив никого по дороге. Вечером того же дня он известил Рокичану о приезде Казимира и стал искать секундантов к завтрашнему поединку с Гашем.

Прекрасная Рокичана имела обыкновение ежедневно посвящать много времени своему туалету; даже в те дни, когда она гостей не ожидала и сама не собиралась в гости, она заботилась о том, чтобы быть одетой к лицу. Ходили слухи, что для поддержания в полном блеске своей красоты она употребляла какие-то таинственные средства, какие-то дорогие воды, эликсиры, румяна, лекарства.

Отдельная комната, в которую нельзя было никому входить, была предназначена для этого. Ключ от нее Рокичана всегда носила с собой. С утра, прямо с постели, она отправлялась туда, и слугам нельзя было ее сопровождать. Только старая родственница, она же и экономка, входила вместе с ней; они запирались на ключ, и часто долго приходилось ожидать выхода оттуда вдовы.

Все это сильно возбуждало любопытство слуг, и они всеми силами старались проникнуть в эту тайну. Они следили за Рокичаной, но все их старания были напрасны: вдова ни на минуту не расставалась с ключом, берегла его как зеницу ока и даже в бальном туалете носила его при себе, так что они, наконец, отказались от надежды узнать эту тайну.

Строили разные догадки; многие видели в этом колдовство и считали старую экономку, ее единственную поверенную, колдуньей. К ней обращались многие, желавшие вернуть молодость и красоту, но старуха отплевывалась, смеялась и клялась, что она ничего не смыслит в колдовстве и ни о чем не знает.

Известно было, что старуха иногда любила хлебнуть больше вина, чем требовалось для сна; девушки думали этим воспользоваться и вытянуть от нее какое-нибудь неосторожное словцо, – но и тут они ушли ни с чем. Замечательную красоту вдовы единогласно приписывали этим тайным утренним стараниям старухи. Напрасно было бы спорить об этом; со временем все единогласно стали такого же мнения, и никто в этом не сомневался.

В день посещения короля вдова просидела больше обычного в своей комнате, а затем, что случалось очень редко, во второй раз вошла туда с экономкой и, наконец, вышла оттуда со столь искусно убранной головой, такой величественной, а главным образом, такой свежей и молодой, что ей завидовали девушки, которые были на десять лет моложе ее.

Казимир, не дожидаясь полудня, скромно одетый, с бархатным, опущенным на глаза, покрывалом, в сопровождении лишь одного Бобека пешком отправился к вдове.

Его там ждали, и Рокичана нарядная, надушенная, волнуясь в ожидании короля, ходила от одного окна к другому. Лицо ее не выражало в этот день ни радости, ни торжества; она была чем-то озабочена, раздражена. Вообще, она никогда не отличалась особым весельем, и улыбка редко появлялась на ее устах. Обыкновенно, среди всеобщего веселья, когда кругом раздавался хохот, она оставалась с тем же серьезным лицом, и это приписывали ее печали по мужу.

Когда король вошел в комнату, Рокичана даже не улыбнулась, встретила его почтительным поклоном и молча провела в большую гостиную, куда в этот день перенесли самую лучшую мебель со всего дома.

От волнения Казимир даже не обратил внимания на окружающее; не спуская глаз с прекрасной Кристины, он стал рядом с ней и, взяв ее за руку, начал говорить о своем чувстве и о тоске по ней, заставившей его бросить все и сюда приехать.

Рокичана молча слушала, не меняя выражения лица.

Казимир указал ей на перстень на своем пальце и, взглянув на ее руку, увидел свой сапфир.

– Милостивый король, – начала после некоторого молчания Рокичана, заранее приготовившаяся к этому предисловию, – я вам очень признательна за ваше внимание ко мне, я его умею ценить, но… Люди заставляют меня дорогой ценой его оплачивать…

Казимир с удивлением взглянул на нее.

– Люди? Это каким образом? – спросил он.

– Они завистливы и злы, поэтому позорят честь беззащитной вдовы, –произнесла Кристина. – Уже ваши послы мозолят им глаза, что же будет, когда они узнают о вашем приезде?

Она судорожно сжала руки.

– Умоляю вас, ваша милость, – продолжала Рокичана, – не губите меня! Король прикоснулся к ее руке.

– Довольно! Довольно! – возразил он, – я сюда приехал с другими намерениями. Выслушайте меня, потому что эта минута будет для меня и для вас решающей. Ваша честь мне не менее дорога, чем вам… Я ее пятнать не хочу. Вы сказали, что путь к вам – законный брак. Прекрасно… Я согласен, я готов с вами обвенчаться.

Румянец покрыл лицо вдовы; она задрожала и молча провела рукой по лицу.

– Каким же образом? – спросила она. – Ведь всем известно, что у вас жена?

– Но ведь и всем известно, что я пятнадцать лет с ней не живу и даже не вижусь с ней, – произнес Казимир. – Я просил ее отца взять ее обратно, и он на это согласился. Брак этот недействителен, папа согласится его расторгнуть, а епископ нас обвенчает.

Рокичана к этому не была подготовлена; и эти слова до того ее удивили, что она некоторое время сидела, как немая, не будучи в состоянии произнести ни слова. Она чувствовала на челе холодное прикосновение королевской короны, ей казалось, что на плечах ее пурпурная мантия, и она сидит на золотом троне, выше всей этой завидующей черни – словом, она воображала себя королевой.

Но она скоро очнулась от этого призрачного видения.

– Государь, – воскликнула она, – не обманывайте меня! Этого быть не может!

– Мое королевское слово служит вам в том порукой, – ответил король с достоинством. – Ведь я вам не давал никаких обещаний и ничего не говорил об этом, пока не удостоверился, что все это возможно. Теперь я все предусмотрел и уверен в том, что нас обвенчают.

Вдова опустила голову, зажала губы, не находя никаких возражений. Казавшееся столь невозможным, было близко к осуществлению – Рокичана королева! Она взглянула на того, который хотел быть ее мужем, впервые видя его так близко перед собой при дневном свете.

Его благородные черты лица и лоб, покрытый морщинами, носили на себе отпечаток прожитых лет и многих страданий; молодости уже не было на этом мужественном лице, но оно все еще было красиво, дышало добротой, и отпечаток грусти придавал ему особенную прелесть. Красивый мужчина в цвете лет, с темными длинными волосами, спускавшимися на плечи, в которых кое-где пробивалась седина, не спускал восхищенного взора с Рокичаны и с нетерпением ждал ее ответа.

Но вдова от волнения вся дрожала и не могла собраться с мыслями, и Казимир, не дождавшись ее ответа, продолжал:

– У меня нет наследника; вы знаете, что Бог отказал мне в нем, и корона уже обещана моему племяннику. Но я еще не потерял надежды, и вы, может быть, будете матерью этого желанного…

– Ваше величество! – перебила взволнованная Рокичана. – Умоляю вас! Скажите, это несомненно? Неужели это правда? Это не сон?

– Я говорил вам: нас обещали обвенчать… Я протягиваю вам руку… Клянусь…

При этих словах он на минуту приостановился.

– Конечно, все это так, как я вам говорю, – прибавил он, – но так как я уже несколько лет на ножах с королевским епископом, то венчать нас будет другой. До тех пор тайна должна быть сохранена для того, чтобы нам не помешали. Князь-отец берет Аделаиду к себе, а я введу вас в замок. Рокичана молчала; все это казалось ей до того неправдоподобным, что она не могла придти в себя.

Судорожно сдавливая виски руками, она воскликнула:

– Ваше величество, вы сами знаете, могла ли бы я отказаться от короны и от такой чести для меня и для моего потомства? Но мне все это кажется чудным сном. Дайте мне собраться с мыслями и успокоить взволнованное сердце. Я не знаю, что думать, что говорить, не знаю, что делать!

Казимир воспользовался этой минутой ее растерянности и прикоснулся губами к ее белому челу, ее рука очутилась в его руках, но она этому не сопротивлялась и, обессиленная, нагнулась к нему. Он понял, что она побеждена и сдается, а ей все это казалось неправдоподобным, невозможным, несмотря на все уверения короля.

– Скажи, прекрасная Кристина, – настаивал Казимир, – ведь ты мне дашь слово? Да!

– А родня? – спросила вдова.

– Ради Бога! У нее будет довольно времени радоваться этому, когда мы после венчания уведомим их о случившемся, – гордо сказал король. – Ведь не будут же они этому противиться?

– Дайте мне хоть минуту подумать! – шепнула Кристина, сжимая голову руками.

– О чем тебе думать? – возразил король с нетерпением. – Я сюда пробрался тайком; при дворе императора не знают о моем приезде и не должны об этом узнать; я должен возвратиться как можно скорее, я ждать не могу, откладывать не хочу. Все тут же должно быть обдумано и решено. Ты не должна преждевременно разглашать это, чтобы не вызвать каких-нибудь препятствий. По дороге в Краков ты остановишься в Тынце, где нас обвенчают. Там уже все приготовлено.

Но прекрасная Кристина была до того взволнована, что не в состоянии была здраво размышлять; это неожиданное, как бы с неба свалившееся, счастье пугало ее, и она боялась, чтобы оно столь же скоро не улетучилось. – Король мой, – воскликнула она, обращаясь к нему, – ты мне оказываешь поистине большую честь; даешь мне надежду на счастье, которого я никогда не ждала, но позволь мне успокоиться, собраться с мыслями, помолиться Богу. Я вся дрожу!

Казимир взглянул на нее с состраданием и медленно поднялся с места. Поцеловав ее в лоб, он тихо сказал:

– Я ухожу, возвращусь через несколько часов. Успокойся, прекрасная Кристина, верь королевскому слову, не бойся ничего. Ты меня осчастливишь, и я буду стараться отплатить тебе тем же.

С этими словами он пожал ее дрожащую руку, посмотрел ей в глаза и, улыбаясь, медленно вышел из комнаты.

Рокичана не имела сил провожать его; она опустилась в кресло и дала волю слезам, даже не отдавая себе отчета, почему она плачет. Ее охватила какая-то тревога, страх за будущее; сердце ее усиленно билось, по телу пробегала дрожь. Королевой, она будет королевой, но здесь среди своих она уже была ею по своей красоте и по своему богатству, а там, нося имя королевы, она будет себя чувствовать, как будто унесенная в высь. Она чувствовала, что делаясь королевой, она теряет много – король был для нее привлекательным мужчиной, но любви к нему она не чувствовала. Неужели новая жизнь, прекрасная, полная блеска даст ей счастье? Здесь она была окружена толпой обожателей, а там? Что ждет ее там?

В отчаянии она ломала руки, не зная, на что решиться, с кем посоветоваться. Отказать – не позволяла гордость, принять – мешал страх. Она еще сидела, погруженная в раздумье, вытирая слезы, как вдруг вошел Енджик, почти насильно ворвавшись в комнату.

Кристина с детства привыкла к его любви и покровительству; иногда случалось, что он ее раздражал, и она прогоняла его, когда он слишком явно и навязчиво вмешивался в ее дела; однако она ему очень доверяла и была уверена в том, что он ей желает добра.

В ее теперешнем положении она очень обрадовалась его приходу в надежде с ним посоветоваться. Купец поклонился и по обыкновению начал извиняться.

– Сердитесь на меня, если хотите, – произнес он, – но я вошел сюда чуть ли не силой. Выслушайте меня, прекрасная Кристина; Бог свидетель, никто вам больше добра не желает, чем я.

– Верю, – ответила вдова, медленно приближаясь к нему, – верю и докажу это. Вы ведь меня не выдадите?

– Я? – ответил Енджик, кладя руку на грудь.

– Скажу вам первому, может быть, вам одному, о том что со мной случилось. Польский король…

Енджик, всплеснув руками, перебил ее.

– Кто же не знает о том, что он в вас влюбился? Ведь весь город трубит об этом, а я прихожу к вам с просьбой, чтобы вы прогнали этих… Кристина, сделав нетерпеливый жест, грозно на него взглянула.

– Польский король женится на мне, – гордо ответила она, наблюдая за Енджиком, какое впечатление произведет на него это известие. Но тот лишь насмешливо улыбнулся.

– Они вас бессовестным образом обманывают! – воскликнул он. – Каким образом король может жениться? Ведь он пятнадцать лет уже женат! Ведь жена его, Аделаида, до сих пор еще жива!

– Послушай, – прервала его вдова недовольным тоном, – король, сам король сказал мне об этом; из его уст я это слышала: тот брак расторгнут, она уезжает к отцу, а он женится на мне.

Енджик своим ушам не верил.

– Да! – подтвердила Кристина. – Это так решено. Епископ взялся обвенчать нас.

Купец в задумчивости молчал; он не мог освоиться с этой мыслью.

– Я не знаю всех хорошо этих законов и не знаю, дозволено ли королю то, что запрещено другим, но все это мне кажется враньем, обманом. Помню, что слышал когда-то о каком-то французском короле, который женился на меранской графине, удалив первую жену. А что было потом? Ведь папа велит ему развестись с ней!

Рокичана призадумалась и, скрестив руки, начала ходить по комнате. Енджик следил за ней глазами со странным выражением лица.

– Нет! – воскликнула она, вдруг останавливаясь. – Нет! Королевскому слову можно верить. В его глазах – благородство, этот человек не умеет лгать.

Енджик задрожал и быстро приблизился к ней.

– Так вы намерены, никому не сообщая об этом, довериться и отдаться ему?

– Рассказывать об этом я не могу. Вам я сказала, потому что вы пришли как раз в такой момент, когда я не в силах была сохранить тайну, к тому же, я уверена, что вы меня не выдадите.

– Отказаться от короны? Не согласиться быть королевой? – прибавила она. – Для этого надо быть безумной, ведь люди осмеяли бы меня!

Она ходила по комнате.

– О, Господи! – воскликнула она, как бы про себя. – Что мне делать? Что ответить? Голова идет кругом…

У Енджика вырвался глубокий вздох, он почувствовал к ней жалость.

– Знаете что? Я дам вам хороший совет, – тихо сказал он. – Никто лучше не разъяснит вам этого, как наш добрый епископ Ян из Дражиц. Он –духовный, тайны не выдаст, а поймет он это лучше вас.

Кристина размышляла.

– Нет, не могу я разглашать этого! Не могу обращаться за советами! Мне некогда! Я и то плохо поступила, что вам рассказала, но это уже случилось. Через час я должна дать ответ – да, или нет.

Купец долго молчал; он раздумывал.

– Когда же король говорил вам об этом? Сам король? – спросил он. –Ведь он в последнее время здесь не бывал?

Вдова покраснела, спохватившись, что могла выдать приезд Казимира, и воскликнула:

– Как дошло до меня королевское слово, это уж мое дело, достаточно, что оно у меня, и я в нем уверена…

– А я ему не верю, – произнес купец, – не понимаю. Для вас многое можно сделать, я это знаю, многое перетерпеть, но бывают иногда такие препятствия, которые даже короли преодолеть не могут. Бросать жену нельзя, и я не поручусь за ваше счастье, которое будет куплено ценой ее слез. Зачем вам гоняться за какой-то короной? Разве вы не королева среди своих? Чего вам недостает? Неужели вы так любите этого короля?

Кристина, казалось, не слушала его; она в задумчивости прохаживалась. – Енджик, – промолвила она, наконец, – не проговорись, я бы тебе этого не простила. Пусть совершится предназначенное мне Богом. Да исполнится Его святая воля…

При этих словах слезы брызнули из ее глаз, и она бросилась в кресло с закрытыми глазами, судорожно вздрагивая в истерическом плаче. Енджик, стараясь ее успокоить, прошептал несколько утешительных слов, но, не дождавшись ответа, видя наконец, что бесполезно было бы убеждать ее, вышел расстроенный и так погруженный в свои мысли, что даже не заметил, как очутился дома.

– Кристина погибла! – повторял он про себя; – спасенья нет!

Несколько часов спустя Казимир возвратился к Рокичане и, пробыв у нее час, вышел оттуда весь сияющий, веселый; он приказал Добку, бывшему вместе с ним, тотчас же готовиться к отъезду. Препятствием для отъезда могло служить отсутствие Кохана, который с самого утра отправился на дуэль с Гашем, и о котором до сих пор не было известий. Хотя королю очень хотелось иметь Кохана при себе, однако, он не решался оставаться дольше в Праге.

– Он нас догонит, – обратился Казимир к Добку, – ждать здесь опасно. Чего доброго при дворе узнают! Пойдут потом толки да пересуды.

Уже были готовы к отъезду, как прибежал слуга Вуйка с известием, что Кохан лежит, тяжело раненный в руку, и должен оставаться несколько дней, пока рана не заживет.

Король был очень недоволен, однако велел свите тронуться в путь, а сам щедро вознаградив монахов, в сопровождении Добка поехал к дому Вуйка, желая увидеться с Коханом и поговорить с ним наедине.

Со стороны Казимира такое путешествие среди бела дня по многолюдным улицам города было большим риском; но он себя чувствовал в этот день таким смелым и отважным, что его прельщала мысль вмешаться в толпу и не быть ею узнанным.

Когда Казимир вошел в комнату, он нашел Кохана лежащим в постели с перевязанной рукой и разговаривающим со своим хозяином.

При виде короля Рава сильно смутился и от волнения ничего не мог сообразить. Казимир знаком показал ему удалить присутствовавших в комнате. Они остались одни.

– Ты должен остаться в Кракове, – быстро промолвил король. – Смотри за Рокичаной; она дала мне слово. Отправь ее в Краков; по дороге остановитесь в Тынце, я тоже там буду, и аббат Ян нас обвенчает. Пусть едет, пусть как можно скорее едет, а ты, если обстоятельства уже так сложились, сопровождай ее. Вержинек пришлет тебе денег. Смотри, не медли. Кохан не успел ответить; Казимир, закутываясь в плащ, уже собирался уходить.

– Ты будешь вознагражден за рану, – прибавил он, – так как ты ранен из-за меня. Не огорчайся, приезжай поскорее, а пока будь здоров.

Насколько ему позволяла раненая рука, Рава склонился перед королем, который приветливо ему улыбнулся, вышел и сел на коня.

Раненый Кохан должен был в течение нескольких дней оставаться дома; его лечил самый лучший врач, пользовавшийся славой хирурга, а заботливая Зоня ухаживала за ним, как за братом.

Между тем, в Праге никто не узнал о пребывании польского короля: Енджик молчал, а Рокичана, хоть и готовилась к отъезду, но тщательно скрывала это, исполняя просьбу Казимира – ничего не разглашать преждевременно.

Боязнь и нерешительность первых минут совсем прошли; надежда сделаться королевой завладела всеми ее мыслями, рисуя ей все более и более заманчивую будущность. Енджик, пытавшийся было поколебать ее решение, был так бесцеремонно выгнан, что не смел более показываться ей на глаза. И он тоже усомнился. Он понял, что богатая мещанка не могла отказаться от такого счастья, от такой завидной доли.

Ни родне своей, ни брату мужа Рокичана ни о чем не сказала; в ней можно было лишь заметить какую-то внутреннюю перемену, все увеличивающуюся гордость и своеволие.

Дома и со всеми близкими она уже заблаговременно держала себя как королева. Не переносила ни малейшего возражения. С людьми она виделась меньше обыкновенного. Гашу совсем отказала и заперлась у себя дома.

О ее приготовлении к отъезду знали лишь экономка и Зоня, которую Кохан, верный своему слову, приставил к Рокичане, ручаясь, что девушка не выдаст тайны. Она хоть и была болтушкой, но желание попасть в число придворных будущей королевы заставляло ее молчать.

Рана Кохана скоро зажила, благодаря умелому лечению врача, и он мог бы с подвязанной рукой отправиться в Краков, но нарочно оставался, чтобы сопровождать Рокичану.

Труднее всего было вырваться из Праги, не обратив на себя внимания родни, которая могла бы воспротивиться этому, не зная цели путешествия. Братья мужа с некоторого времени подозрительно смотрели на свою золовку, наблюдали за ней и как будто о чем-то догадывались. Позволить ей стать наложницей, хотя бы и королевской, они никогда бы не согласились, а в крайнем случае удержали бы ее силой.

Поэтому Кохан посоветовал Рокичане притвориться больной, не выходить из дому и никого не принимать. Сам он взялся собрать свиту и держать ее наготове. Старая экономка должна была остаться, чтобы отвечать на все расспросы о болезни своей госпожи, а Зоня – сопровождать ее в дороге.

Королевский фаворит торопил Рокичану, принуждаемый к этому постоянными письмами своего господина; сундуки с нарядами и драгоценностями были заранее отправлены, и, наконец, в назначенный вечер вдова проскользнула через заднюю калитку и прошла за ограду, где ее ожидали лошади и свита. Сильно взволнованная, она выехала из Старой Праги, чтобы добиться короны, о которой она так мечтала, и для получения которой она пожертвовала всем.

В назначенный день Казимир прибыл в Тынец, сопровождаемый несколькими близкими придворными, но ни на лице его, ни на лицах его спутников, свидетелей будущего торжества, не было той радости, того покоя, которые появляются при исполнении желанного и давно решенного предприятия.

Все, которым король доверился и сообщил о том, что аббат Ян обещал обвенчать его с Рокичаной, приняли это молча, с грустью, робко выражая свое сомнение, будет ли этот брак признан действительным, а потомство законным.

Людовик, назначенный будущим наследником короны на случай отсутствия мужского потомка у Казимира, имел друзей среди приближенных короля и среди его родни. Злые языки болтали о подкупе и о различных заманчивых обещаниях; кроме того, у дворян могли быть еще и другие причины: король Людовик обещал землевладельцам, этому сословию, преимущественно обиженному Казимиром, новые привилегии, которые должны были в будущем доставить им большое значение.

Поэтому дворяне, соблазненные обещаниями королевы Елизаветы и ее сына, косо смотрели на новый брак; они не могли рассчитывать получить то же от законного наследника, который имел бы больше прав на корону, чем Людовик, а потому склонялись на сторону последнего.

Что же касается духовенства, то даже наиболее преданные королю единогласно утверждали, что обряд венчания, совершенный аббатом, в глазах церкви будет недействительным.

Сам ксендз Ян, в минуту возбуждения легкомысленно взявший на себя это обязательство, начал беспокоиться и обратился за советом к людям, сведущим в церковном праве; из разговоров с ними он убедился, насколько вся его затея необдуманна. Те немногие, которым он доверился, объяснили ему всю рискованность предприятия, которое грозило королю покаянием, а для аббата не могло пройти безнаказанным.

Если бы не слово, данное им королю, он готов был отказаться, но это был человек, сильный духом, и он решил исполнить свое обещание, какие бы ни были последствия. Он не сомневался, что король будет защищать его и не дозволит ему погибнуть.

Рокичаны еще не было в Тынце, когда ксендз Ян торжественно встретил Казимира в воротах старого аббатства и повел его в приготовленные обширные покои, находившиеся вне монастырской ограды.

При встрече король и аббат прочли друг у друга на лице не то, что ожидали. Казимир был обеспокоен и раздражен, ксендз Ян не мог скрыть сомнений, которые его мучили. Не будучи в состоянии скрывать их и не желая притворяться перед Казимиром, он высказал ему все свои опасения, лишь только они остались вдвоем в комнате, отведенной королю для отдыха.

– Милостивый король, – произнес он, – я должен сознаться в грехе. Моя любовь к вам довела меня до того, что мое страстное желание услужить вам показалось мне исполнимым.

При этих словах ксендз Ян тяжело вздохнул.

– Но к сожалению, – продолжал он, – я вижу, что я ошибся. Обвенчать-то я вас обвенчаю, но наши суровые, строгие законы, которых нельзя обойти, противятся этому браку. Все наши юристы утверждают, что этот брак не будет иметь значения. Не могу я умолчать об этом перед вами, тем более, что это касается будущего наследника престола, и если бы Господь нам даровал его, они добьются того, что этот брак будет признан папой незаконным. Как бы то ни было, королева – хоть отец и берет ее в Германию – жива. Ваш брак с ней был законным. Если бы вы, ваша милость не жили с ней ни одного дня, тогда можно было расторгнуть эти узы. Но вы пятнадцать лет молчали…

Король грустно поник головой, как бы с равнодушной решимостью.

– То же самое я слышал и от других, – тихо произнес он. – Но, полагаясь на вас и на ваше слово, я дал уже слово этой женщине, которая вскоре должна сюда прибыть; я не могу взять его обратно! Это было бы недостойно меня, а за грех, как видно, придется впоследствии понести наказание. Делать нечего, поздно, – грустно продолжал король. – Борьба с судьбой, отказавшей мне в семье, завела меня слишком далеко. Я выйду, вероятно, из нее побежденным, потому что судьба и Божья воля сильнее нас, но я хочу бороться до последней минуты. Кто знает? Господь может смилостивиться.

Аббат ничего не ответил.

Лица всех присутствующих были озабочены и нахмурены. Многие были недовольны тем, что король женится на женщине неодинакового с ним положения; это находили позором для короны, которую он носил. Казимир видел устремленные на него странные, холодные, чуть ли не злобные взоры, да и ему самому было как-то не по себе, и он не мог принудить себя быть веселым.

Любовь к Рокичане зародилась при таких странных обстоятельствах, пришла так быстро, разрослась так искусственно под влиянием пламенных желаний и надежд, что теперь при наступлении решительного момента король почти изумился, что мог так необдуманно и поспешно поступить.

Как раз когда он собирался в Тынец, пришло известие, что Аделаида, которую отец должен был увезти в Германию, с некоторых пор больна, чувствует себя очень плохо, и лечивший ее врач не ручается за ее выздоровление.

В случае ее смерти Казимир мог сделать более соответствующий выбор и сочетаться законным браком. Но он не хотел отказаться от своего слова; свита, посланная за Рокичаной, в тот же вечер прибыла с ней в Тынец. Казимир вышел навстречу, заставляя себя быть веселым и радостным.

В костеле все уже было приготовлено для совершения обряда венчания. Ксендз Ян был в митре и с посохом, в сопровождении духовенства, появился перед алтарем.

Король и Рокичана стали перед ним. С какой-то поспешностью, как бы боясь чего-то, чего никак не могла понять невеста, ксендз связал руки, благословил, и король с молодой женой тотчас же уехал в Краков.

Дорогой Казимир сообщил Кристине, что по причине ссоры между ним и краковским епископом их брак до поры до времени должен остаться, если не тайной, то, по крайней мере, не разглашенным во всеуслышание.

Прекрасная Кристина приняла это распоряжение с угрюмым молчанием. Выдернув руку, которую король держал, она повернулась в другую сторону. Это была первая размолвка двух почти незнакомых людей, и размолвка, обещающая не увеличение и расцвет любви, но раздражение, недоверие и ссоры.

– Для меня, – произнес король, – ты жена, но с объявлением тебя королевой нужно обождать.

Кристина приняла эти слова с гордым молчанием и, по прибытии в замок, заперлась в своих комнатах, сказываясь больной. Казимир пытался ее утешить, но все было напрасно. В нем заговорила королевская гордость, и спустя несколько дней после свадьбы, он уехал на охоту, оставив молодую жену одну. Самолюбие Рокичаны было задето за живое, и она плакала от обиды и гнева.

Кроме Кохана, который, казалось, был к ней расположен, она не имела в Кракове никого, кто бы ей сочувствовал; на нее все смотрели не как на королеву, а как на неприятную и унизительную помеху. Никто к ней не приближался, не заискивал, как бы предчувствуя, что она не будет иметь здесь никакого значения. Все громко и повелительно порицали смелую попытку короля вторично жениться.

Кохан, видя ее раздраженной, грустной, в слезах, в отчаянии от равнодушия супруга, советовал ей снискать его расположение кротостью, смирением. Но на это она не была способна. Она требовала своих прав, упрекала, и Казимир после каждого посещения охладевал к ней и уходил все более и более раздраженным.

Кохан видел, что они не могут быть счастливыми, и его смущало то, что все, единогласно, начиная с аббата, считали этот брак недействительным. Рокичане никакое сомнение не приходило в голову: она была уверена, что обряд венчания, совершенный епископом – ибо никто не открыл ей истины – имеет законную силу.

Казимир с каждым днем охладевал к ней и становился равнодушнее; этому способствовала их семейная жизнь, которую лишь редкие проблески счастья делали сносной. Окружающие составляли планы относительно будущего и открыто поговаривали о том, как бы выжить гордую чешку, отвязаться от этой мещанки, а вместо нее найти для Казимира подругу жизни более молодую, с лучшим характером и более знатного происхождения. Рокичана, однако, не падала духом под ударами судьбы; но вместо того, чтобы вызвать в себе сочувствие, она надоедала всем жалобами, надменным обращением, все возраставшими требованиями. Ее начали избегать.

Не найдя радости в семейной жизни, король искал утешения в государственных делах. После введения новых законов, учреждения верховного суда в Вавеле и приведения в порядок соляных копей он всецело отдался делу украшения городов и занялся постройкой зданий и замков.

До того времени почти все они были деревянные, окруженные земляными валами, частоколом и рвами; понятно, что такие укрепления не могли выдержать даже самого слабого нападения.

Во всех частях огромного государства, которым управлял Казимир, нужно было построить для защиты и для безопасности каменные стены, так как они одни могли противостоять новым осадным способам, таким как подбрасывание огня, пробивание стен тараном.

Вокруг Вислицы и Плоцка были уже воздвигнуты стены, но надо было еще построить замки в завоеванной Руси и возвести укрепления везде, куда неприятель мог только пробраться; а куда же он не мог беспрепятственно проникнуть в этих широких низменностях, защищаемых лишь маленькими речками, покрывающимися зимой льдом?

Казимир задался целью укрепить города и замки; ему стыдно было за эти старые лачуги, загородки из хвороста и глины, за сараи из сосновых бревен, так часто становившиеся добычей огня.

Каждая его поездка по стране вызывала новые распоряжения: в одном месте должен был быть воздвигнут замок, в другом – город и могучие стены. Его теперь также захватила мысль оставить после себя каменные, долговечные постройки в городах, как прежде вислицкие законы.

Одним из его любимых приближенных наравне с ксендзом Сухвильком сделался Вацлав из Тенчина, которому все завидовали.

Это был человек знатного происхождения, но с пустым карманом. Он был из семьи Топорчиков, одной из древнейших рыцарских фамилий в Польше, и по своему образованию не мог избрать другого занятия, кроме военного.

Семья Топорчиков была довольно многочислена, и некоторые из них, материально не обеспеченные, ждали лучших времен, надеясь на наследство, брак или королевские подарки.

В молодости Вацлав обучался военным наукам, затем его уговаривали сделаться духовным, предсказывая ему почетное положение, но он предпочел школы, книги и отправился в Италию, в которой тогда можно было многому научиться.

Вацлав из Тенчина, присматриваясь к великолепным остаткам римских древностей, к новым постройкам и городам, возвышающимся на вершинах гор, пристрастился к архитектуре.

Землевладелец, рыцарь добровольно сделался архитектором. Ничто не могло отвлечь его от изучения искусства, с каким тамошние жители строили из огромных глыб стены и выводили своды; в Польше ничего подобного не было, а между тем, могло быть.

Опьяненный этой мыслью, молодой Вацлав, возвратившись на родину и получив доступ ко двору, так увлекательно изобразил Казимиру картину виденных им чудес, что у короля явилась мысль украсить подобными постройками свою родную страну, и он назначил Вацлава своим главным помощником.

Он взялся ему доставить людей, денег и материал. Великая мысль об укреплении страны наподобие тех, которые ее уже опередили, овладела ими обоими.

С завистью смотрели на этого нового любимца, к которому король с каждым днем все более и более привязывался. Родственники и приятели косо смотрели на этого рыцаря, который осмелился стать простым каменщиком, а король называл его своим другом, помощником, сажал вместе с собой за стол, проводил продолжительное время в беседах с ним и относился к нему с такой же любовью, как тот к своему искусству.

В те часы, когда они касались всего, в чем нуждалась тогдашняя Польша, и что они надеялись сообща доставить ей, Казимир забывал обо всем: о былом горе и новых разочарованиях. Он утешал себя надеждой оставить после себя страну с незыблемыми законами, благоустроенной, разбогатевшей и более могущественной, чем раньше, в городах которой живут крестьяне, иностранцы, поселенцы, множество переселенцев; все они счастливы, пользуются безопасностью, находятся под защитой законов и впоследствии становятся верными сынами той земли, на которой они работали.

Такие мысли доставляли ему величайшее наслаждение, и он часто шептал про себя:

– Я не оставлю после себя наследника, но потомством моим будут города, суды, народ, возрожденный миром, и эти вековечные постройки.

Часто после таких разговоров с Вацлавом король, вспомнив о каком-нибудь городе, тотчас же отправлялся туда, чтобы осмотреть и обсудить, как его укрепить. Тогда уж никакие препятствия не могли его удержать. Забывая о всех заботах, отказываясь от всяких развлечений, он с небольшой свитой, в сопровождении неизменного Вацлава ездил осматривать местность, искать средства для скорейшего выполнения задуманного плана; чаще всего он выделял для этих грандиозных построек крупные суммы из денег, собранных в копях Велички, и работа быстро двигалась вперед под наблюдением умелого любимца.

Строил король, и его примеру следовали другие: Бодзанта продолжал снабжать брата деньгами на постройку баснословного дворца, узреть который ему никогда не пришлось; строили и купцы в городах, и сельские обыватели в деревнях…

Подобно тому, как весеннее солнце заставляет произрастать из земли засеянные зерна, так и покровительство Казимира создавало великих в то время людей: ксендза Сухвилька, Вацлава из Тенчина. Все они были его питомцы.

В характере Казимира было браться за дело с рвением, не позволяющим погибнуть однажды зарожденной мысли. Взявшись за какое-нибудь дело, он непременно доводил его до конца, не обращая внимания на все препятствия, как в браке с Рокичаной. Но там, где дело шло о личном счастье, у него скоро наступало пресыщение и разочарование; если же дело шло о благе страны, его ничто не могло остановить. Так он, не обращая внимания на неудовольствие и ропот дворян и духовенства, обнародовал вислицкие статуты и положил таким образом краеугольный камень будущего законодательства Польши.

Кохан с завистью смотрел на новых приближенных к королю людей, таких как Сухвильк, Вержинек, Вацлав из Тенчина, которые служили королю, не доставляя ему разочарований, не вызывая его упреков, между тем, как его собственные услуги способствовали лишь удовлетворению быстро проходивших прихотей короля, оставлявших после себя разочарование и отвращение. Казимир не упрекал фаворита за уже тяготившую его связь с Кристиной, хотя в действительности Кохан был ее главным и первоначальным виновником, а остальное произошло, благодаря заманчивому обещанию аббата Яна.

Лишь только Рава заметил, что Казимиру надоели надменное, холодное обращение и упрямство прекрасной Кристины, он начал придумывать средства избавиться от нее. На первом плане у него всегда было услужить своему господину, и он не задумывался о тех, которые для этого должны быть принесены в жертву.

Несносное сожительство с гордой мещанкой, постоянно напоминающей о своих правах и дерзко требующей короны и королевского титула, заставляло короля часто покидать дом.

Достаточно было одного намека Вацлава на сооружение нового замка, как король тотчас же велел готовиться к отъезду для осмотра места будущей постройки.

Возвращаясь с одной из таких поездок, Казимир, намеревался переночевать в Опочне; за несколько дней были отправлены квартирмейстеры, чтобы приготовить ему удобное помещение для отдыха. На охоте и в военное время Казимир, подобно своему отцу, довольствовался любой палаткой, любым шалашом; когда же он объезжал страну как администратор, он везде останавливался и охотно со всеми вступал в разговоры; поэтому приходилось приготовлять для него хату и помещение для свиты; во время таких поездок он часто вместо одного дня проводил несколько в местности, которая на себя обращала его внимание собой или своими жителями.

Там, где голод, неурожай, наводнение и другие бедствия постигли народ, король, выслушав жалобы, тотчас же принимался за облегчение участи пострадавших. Чаще всего случалось, что не имевшие хлеба, были вызываемы для проведения каналов, для переноски строевого леса, камней, кирпича и для постройки стен и излюбленных Казимиром укреплений, и страна, как бы в вознаграждение за перенесенное бедствие, получала новые города и новые дороги.

Когда квартирмейстер, по прозвищу Гречин, – некоторые называли его Хречин, – прибыл в Опочно, то вначале был сильно обеспокоен, не найдя подходящего помещения для короля и его свиты. Единственный более просторный и с некоторыми удобствами дом в местечке принадлежал еврею, а Гречин, человек старый, с предрассудками, хоть и знал, что король так же заботится об евреях, как и об остальных жителях своей страны, ни за что не хотел поместить короля у нехристя…

Владелец дома Аарон выделялся из среды своих соплеменников огромного израильского племени, составлявшего тогда уже значительную часть населения больших и малых городов Польши. Его родственник Левко, арендатор величских копей, известный богач-купец, вел значительную торговлю, продавая преимущественно костельным сокровищницам золотые изделия и драгоценные камни. Сам Аарон много путешествовал и видел почти всю Европу; это был, как выражались многие, человек науки с обширными техническими познаниями, просиживающий над книгами все свободное от торговли время. Его считали чуть ли не колдуном, боялись его, но, вместе с тем, относились к нему с уважением, так как он никогда никого не обижал, а напротив, многим помогал.

В то время, как Гречин рыскал по местечку, не находя помещения и проклиная тяжелую обязанность квартирмейстера, из дома, мимо которого он проходил, вышел мужчина, одетый в черное шелковое платье, в собольей шапке, с палкой, украшенной серебряным набалдашником; спросив что-то у его слуги, он прямо обратился к квартирмейстеру.

Приблизившаяся скромная фигура в дорогой одежде так расположила к себе старого королевского слугу, что Гречин, несмотря на то, что он догадывался о его национальности, и на свое отвращение к евреям, чуть ли не ответил на приветствие еврея.

Это был Аарон, который шел в сопровождении двух молодых израильтян, вероятно, своих слуг.

Гречин не мог догадаться, чего от него хотел еврей.

– Мне сказали, – произнес старый, но еще довольно бодрый еврей, – что вы, ваша милость, ищете помещение для нашего короля.

– Да, да! – ответил Гречин.

Аарон погладил бороду и, указывая рукой на дом, из которого он только что вышел, прибавил:

– Мое скромное жилище – к вашим услугам. Оно, вероятно, недостойно такого великого монарха, но вы в Опочне лучшего не найдете, а в дороге король не особенно требователен. Я же буду счастлив.

При других обстоятельствах Гречин, пожалуй, отклонил бы подобное предложение, но тут нечего было делать, нельзя было выбирать, так как он помещения не нашел, а время шло.

– Прошу вас, не откажите войти ко мне в дом и осмотреть его, – сказал Аарон. – Я с удовольствием уступлю его, я готов вместе со своим семейством переночевать хоть в сарае, только бы не лишиться такого счастья.

С этими словами Аарон ввел королевского слугу в обширный двор, где стояло несколько только что прибывших нагруженных возов. Кругом находились сараи, склады, конюшни для лошадей и различные простые, но довольно красивые постройки. С одной стороны стоял жилой дом, не особенно красивый на вид, частью каменный, частью, как водилось в старину, деревянный. Аарон вначале указал на сараи, обещая сейчас же очистить их для дворни короля, а затем повел гостя во внутрь дома, который очень немногие знали, так как Аарон всех своих посетителей по большей части принимал в одной и той же комнате, тщательно охраняя остальные от чужого глаза.

Первая комната, в которую они вошли, ничем особенным не отличалась, разве лишь своей чистотой, редкой в те времена даже в домах дворян и духовенства. В окнах вместо бывшей в употреблении слюды были вставлены стекла, что тогда считалось большой роскошью. Быстро пройдя через первую комнату, Аарон открыл двери следующей, и Гречин от удивления развел руками, так как он ничего подобного не предполагал увидеть.

Комната была такой же величины, как и первая, но устроена с замечательным комфортом и роскошью. Деревянный потолок был покрыт резными квадратами, на стенах красовались дорогие обои, пол был устлан коврами. Кругом стояли скамьи, кресла, шкафы из дубового дерева искусной работы, вероятно, привезенные из-за границы, так как в Польше таких еще не делали. На полках виднелась дорогая красивая серебряная, стеклянная, оловянная, глиняная посуда.

Гречин при виде такого богатства от изумления покачивал головой.

Аарон не ограничился этими двумя комнатами; он указал еще на меньшую третью, где стояла прекрасная кровать с пологом, и находились все принадлежности спальни.

– Наш господин этим удовольствуется, – произнес еврей, обращаясь к Гречину, – а я буду счастлив, что мог услужить ему, так как я обязан ему многим. Кому-нибудь другому, – прибавил он, понизив голос, – я не только не отворил бы двери, но откупился бы даже от постоя, потому что я знаю, что еврею небезопасно показывать свои богатства; но наш король!..

И он поднял вверх белые, худые, но красивые руки.

Гречин не мог и не думал отказываться от сделанного ему предложения; он кивнул головой в знак согласия и с любопытством осматривал все, не веря своим глазам, что у простого купца была бы такая богатая и комфортабельная обстановка.

Лицо Аарона прояснилось и, проводив гостя в первую комнату, он знаком велел одному из слуг подать напиток.

Утомленный квартирмейстер был этому рад, тем более, что поданное вино было отличное, а заграничные лакомства после дороги показались превкусными.

Аарон отдал распоряжение, чтобы слуги тотчас же очистили двор и сарай, а сам занялся уборкой книг, свитков и разных вещей, слишком напоминавших о том, что этот дом принадлежит еврею. Довольно многочисленная прислуга начала прибирать комнаты, переставлять мебель, и работа закипела.

Аарон непременно хотел лично встретить гостя и расспрашивал Гречина о времени прибытия короля. К вечеру он уж был с квартирмейстером в самых лучших отношениях, так как последний, утолив голод и жажду, был счастлив, что избавлен от хлопот и получил такое удобное для короля помещение. Стояла очень теплая прекрасная весна, хотя и ранняя. К вечеру ожидали приезда короля. В доме Аарона происходила большая суматоха. Высланный вперед гонец возвратился с известием о приближении короля. На рынке, на улицах стояла толпа народа в ожидании его приезда. Казимир пользовался любовью народа, в особенности обездоленного класса, что и выразилось в данном ему прозвище. Все живущие в местечке высыпали на улицу. Духовенство стояло у дверей костела, землевладельцы, узнавшие о прибытии короля, отдельной кучкой верхом на лошадях поместились в сторонке.

Наконец уж после заката солнца показалась королевская свита.

Король в дороге, как и всегда, любил появляться с царским великолепием; его небольшая свита выделялась тем, что имела европейский вид. Оружие, одежда, сбруя, телеги – все было на французский, немецкий, итальянский лад, но приспособлено к местным обычаям.

Сам король ехал верхом; на добродушном лице его играла веселая улыбка: ему удалось построить несколько новых замков в таких местностях, где они ему были в особенности нужны. Сойдя с лошади у дверей костела, чтобы принять благословение духовенства, он на минуту вошел в маленькую часовню и, выйдя оттуда, пешком отправился к дому Аарона.

С разрешения королевского слуги хозяин дома должен был встретить короля, и действительно, еще издали Гречин увидел его в воротах в черном длинном плаще, но возле него виднелась какая-то фигура, присутствие которой он не заметил при первом посещении.

Подойдя ближе, они увидели женщину такой необыкновенной красоты, что Казимир остановился в изумлении, а с ним вместе и вся сопровождающая его свита.

Это была девушка лет 16-17 с таким прекрасным, благородным лицом, что ее легко можно было принять не за еврейскую, а за королевскую дочь. Затейливая, богатая одежда, покрытая жемчугом и драгоценными украшениями содействовала увеличению этой восточной красоты.

Большие черные глаза, наполовину прикрытые длинными ресницами, смело и с чувством смотрели издали на короля. Белые, немного дрожавшие руки держали золотое блюдо, покрытое шелковым, шитым золотом, полотенцем. Несмотря на заметное на ее прекрасном лице волнение, вся ее фигура дышала отвагой, которую дает молодость и сознание могущественной красоты. Король не мог оторвать глаз от этого прекрасного создания. При его приближении Аарон указал на нее рукой и, низко поклонившись, сказал:

– Ваше королевское величество, да будет благословлен день и час, в который вы переступили порог моего дома. Это мое единственное дитя, обязанное вам жизнью, и оно этого не забыло. Удостойте принять от нее этот знак благодарности.

При воспоминании о том, что эта прекрасная еврейка обязана своей жизнью королю, все с изумлением взглянули друг на друга; Казимир тотчас же вспомнил ребенка, спасенного им вместе с окровавленной матерью во время избиения евреев в Кракове. В этой расцветшей красоте можно было найти сходство с тем чудным ребенком, в испуге, в полуобморочном состоянии, приютившемся под плащом короля.

Дочь Аарона преклонила колени перед королем и дрожащими руками поднесла ему блюдо. Она вся дрожала от волнения, но глаза, эти чудные черные глаза были смело устремлены на него и вместо слов говорили о глубоком чувстве благодарности.

Король нагнулся, чтобы принять из ее рук дар, и еще более был удивлен, услышав, как девушка серебряным голоском на чистом польском языке промолвила:

– Я мечтала о том, чтобы дожить до сегодняшнего дня и увидеть моего пана и благодетеля. Я нарочно изучала польский язык, чтобы его поблагодарить.

При этих словах девушка упала ниц перед королем, но он поспешно поднял ее и весело произнес:

– Какой прекрасный цветок расцвел из того маленького, красивого бутона! Как вас зовут?

– Мое имя Эсфирь, – смело ответила покрасневшая девушка.

Стоявший сзади короля духовник, делая гримасу, тихо произнес:

– Nomen omen![10], – лишь бы только оно не исполнилось…

Вслед за тем Аарон ввел короля в приготовленные покои. Свита шла вслед за ними, немного удивленная; некоторые улыбались и насмешливо пожимали плечами, глядя на ласковое и приветливое обращение Казимира с еврейкой; другие же, в особенности духовные, были обижены и возмущены. Аарон ввел Казимира в комнату, посреди которой стоял стол, покрытый роскошной скатертью, уставленный богатейшими блюдами, дорогими винами и самыми изысканными закусками.

С обворожительной улыбкой на устах Эсфирь попросила у короля разрешения прислуживать ему. Она сама подала ему чашку с водой для мытья и полотенце, и когда Казимир при умывании рук снял кольца, она держала их, пока он не закончил. Во все время прислуживания обворожительная улыбка не покидала ее лица, а взгляд черных глаз опьянял короля и туманил его рассудок.

Он сел за стол, а Эсфирь, заменяя виночерпия, налила ему первый кубок вина.

– Я его выпью за ваше здоровье, – весело сказал Казимир, обращаясь к ней и к стоявшему возле Аарону.

Казимир любил хороший стол, а так как поездка и пребывание на воздухе возбудили его аппетит, то он с удовольствием принялся за еду и, хваля каждое блюдо, благодарил прекрасную хозяйку, которая, зарумянившись, продолжала ему прислуживать.

Казимир задал ей несколько вопросов; она без всякого смущения смело отвечала ему, изъясняясь так хорошо по-польски, что он похвалил ее.

Аарон, гордый своей дочерью, ласково погладил ее по лицу и начал ее расхваливать перед ним, хотя сконфуженная девушка пыталась его остановить. – Это жемчужина в нашем роду, – говорил он. – Господь ее одарил не только красотой, какой нет у других женщин, но он дал ей еще ум, любовь к наукам, способности ко всему! Чего она только не знает? Чему она не обучалась?! Она знает не один лишь польский, а несколько языков и прекрасно на них говорит. А женские рукоделия! В них ни одна женщина с ней сравниться не может!

– Меня удивляет, – перебил король, – что вашу жемчужину до сих пор еще никто не похитил; ведь у вас девушки в очень молодых летах выходят замуж.

Эсфирь взглянула на короля, слегка вздернув плечом.

– Я ее хотел отдать за сына Левко, арендатора соляных копей, – сказал Аарон, – она была просватана за него, но он умер, а теперь у нее собственная воля, она не спешит и упрашивает меня не отдавать ее. Да и трудно будет найти, – прибавил Аарон, – подходящего для нее мужа.

Во все время ужина Аарон и его дочь не отходили от короля, который с ними разговаривал. Они толково и откровенно отвечали на все его вопросы; его изумляла Эсфирь, находчивая, раскованная, весело беседовавшая с ним, и он, внимательно слушая, не спускал с нее глаз.

Наконец, после ужина она подала королю таз и кувшин с водой для омовения рук, а затем, низко поклонившись ему, удалилась с отцом. Придворные, стоявшие во время ужина у дверей и слышавшие весь разговор, после их ухода приблизились к Казимиру, который тотчас же начал расхваливать перед ними красоту и ум девушки.

– Ну, что вы скажете про нее? – спросил он их. – Видел ли кто из вас княжну красивее, смелее и умнее, чем эта дочь Израиля? Ведь это поистине чудо!

Никто не противоречил, и наступило молчание; все были удивлены обращением короля с еврейкой, и многим не нравилась эта фамильярность, а в особенности был недоволен его духовник.

– Не забывайте, – продолжал король, по выражению лиц догадываясь о мыслях придворных, – что я спас ей жизнь, а потому отец и дочь хотели высказать мне свою благодарность. Я не мог отказаться от этого, так как чаще всего облагодетельствованные нами забывают об этом и платят черной неблагодарностью.

Хотя король намеревался только переночевать в Опочне, однако он объявил, что чувствует себя утомленным, а потому и пробудет там весь следующий день. Злые люди объяснили это не усталостью, а чем-то другим и по этому поводу улыбались и отпускали шуточки, но Казимир не имел обыкновения обращать внимания на то, как поняты его поступки.

На следующий день красавица Эсфирь опять явилась с отцом и прислуживала королю за обедом. Разговор шел о недавних преследованиях евреев в странах, подверженных моровой язве, о клевете и обвинениях, возводимых на них, и вообще об их тяжелом, горестном положении. Эсфирь прекрасно обрисовала картины этих бедствий; Аарон вспомнил старые права евреев, полученные ими при Болеславе и обеспечивавшие их положение в Польше. Казимир обещал их рассмотреть и, если бы потребовалось, возобновить.

Аарон ничего не пожалел, чтобы принять достойным образом и королевскую свиту, доставив все, что понадобилось бы людям, слугам и коням. Все удивлялись щедрости и богатству еврея. Эсфирь, накануне одетая в дорогое платье, в этот день была одета еще богаче, на ней сверкали другие драгоценные украшения, и она казалась еще прекраснее. Во время обеда король разговаривал с прислуживавшей ему девушкой, и она часто вместо отца отвечала на некоторые его вопросы.

Приходилось лишь удивляться, откуда у такого молодого существа столько ума и такое уменье непринужденно поддерживать разговор, вовсе не соответствовавший ее возрасту. Такую умницу, имевшую обо всем понятие и здраво рассуждавшую девушку в то время редко можно было найти даже при королевском дворе.

Казимир, пробыв три дня в Опочне, наконец простился со своими гостеприимными хозяевами; всю дорогу он ехал молча, погруженный в мысли о прекрасной Эсфири и сожалея, что такое чудное создание принадлежит к преследуемому племени, и что судьба готовит ей такой незавидный жребий. Кохан, находившийся в королевской свите, внимательно прислушивался ко всем разговорам, и в его голове опять созревали новые планы, когда он слышал, с каким восхищением король говорил об Эсфири. Ему казалось невероятным, чтобы Казимир мог забыть о ней.

– Для Рокичаны, – думал он, – скоро пробьет последний час. Теперь она станет ему еще противнее!

В самом деле, возвратившись в Краков, Казимир поторопился повидаться с Кристиной, хотя он и узнал, что у него вскоре будет потомок.

Его, пожалуй, это известие обрадовало бы, если б он мог надеяться, что этот брак будет признан действительным. Но об этом не могло быть и речи: все единогласно порицали поступок аббата Яна; к папе были отправлены тайные послы с вопросом, нельзя ли как-нибудь признать этот брак законным, но он категорически отказал.

Очень может быть, что происки Елизаветы и ее сына способствовали этому отказу, так как она боялась, чтобы Людовик не лишился польской короны. Она старалась часто видеться с братом и лично и письменно убеждала его в том, что брак этот не должен быть оглашен.

Охлаждение короля к Рокичане было причиной того, что он избегал с ней встречи и всяких разговоров.

Между тем гордая чешка вместо того, чтобы постараться привлечь его кротостью и добротой, с каждым днем становилась более резкой, раздражительной и озлобленной.

Чувствуя приближение родов, она потребовала к себе Казимира; тот, хотя и неохотно, но явился; она встретила его жалобами у упреками.

– Я не навязывалась вам, – воскликнула она, – я не желала этой короны! Я была счастлива, богата, пользовалась почетом; я могла выбрать кого-нибудь из придворных императорского двора. Вы меня прельстили королевским словом, ложным обещанием брака. Господь вам этого не простит! Напрасно Казимир старался ее успокоить; она настойчиво требовала своих прав.

– Ни твоей и ничьей любовницей я никогда не могла быть, – говорила она, – и не была; я – твоя жена. Пойду с жалобой к папе, расскажу всему свету этот постыдный обман.

Казимир, осыпанный подобными упреками, ушел от нее пристыженный, огорченный, сознавая свою вину.

Он не знал, на что решиться. Аббат, виновник всей этой авантюры, заблаговременно улизнул за границу. Краковский епископ, хоть и помирился с королем, благодаря деньгам, об этом браке и слышать не хотел. Решили удалить Рокичану из королевского замка, чтобы избавить короля от унизительного положения, в котором он очутился, но для этого пришлось бы употребить силу против больной и несчастной женщины, так как она объявила, что добровольно не уйдет и будет защищать свои права до самой смерти. Богатая родня Рокичаны, к которой она обратилась за помощью, имела связи при императорском дворе и попросила Карла о посредничестве.

Однако, император не пожелал вмешиваться в это дело и по своему обыкновению в резкой и безжалостной форме отказал Рокичанам.

Во время всех этих неприятностей и ссор судьба посмеялась над Казимиром, и Рокичана разрешилась сыном. Это ничуть не изменило положение женщины, которую Казимир, вероятно, еще более возненавидел, потому что чувствовал по отношению к ней свою вину.

Теперь уже многие начали думать о том, как бы от нее отделаться. Кохан был сильно расстроен: он пытался уговорить ее добром, обещаниями, прибег даже к угрозам, но все было напрасно – она объявила, что готова погибнуть, но не уступит.

– Я – жена короля, – повторяла она. – Кто бы нас не венчал, но ведь в костеле нас благословили. Пусть виновник понесет наказание, я тут ни при чем. Моя вина только в том, что я поверила королевскому слову и прельстилась короной, которая оказалась для меня терновым венцом.

В свите несчастной чешки находилась Зоня, прибывшая вместе с нею из Праги, возлагавшая столько надежд на свое пребывание в Кракове и, подобно своей госпоже, обманувшаяся во всех своих расчетах.

Кохан, на которого она рассчитывала больше всего, по-прежнему оставался ее приятелем, но о браке не заикался. Он отделывался от нее шуточками, говорил, что чувствует влечение к духовному званию, а потому не может себя связать узами брака; он даже намекал на то, что скоро облачится в монашеское одеяние, но не торопился этого делать.

У Зони было много других поклонников, но никто из них не высказывал намерения жениться на ней.

Зоня часто вместе со своей госпожей сетовала и жаловалась на Польшу, на придворных, на короля и на жизнь, которую ей пришлось тут вести; иногда же, обиженная каким-нибудь упреком Рокичаны, она восставала против нее. Она знала, что придворные ищут случая и возможности удалить со двора надоевшую королю Кристину.

Однажды, когда Кохан откровенно выболтал перед ней все, сметливая девушка с таинственным видом многозначительно шепнула:

– Вероятно, если бы я пожелала, то нашлось бы что-нибудь против этой непризнанной королевы, но я ее жалею! Вы ее прельстили обманчивыми надеждами так же, как и всех нас!

Это сильно заинтересовало Кохана.

– Вы знаете о каком-нибудь ее возлюбленном? – спросил он.

– Что касается этого, то нет! – расхохоталась Зоня. – Она совсем не думает о любовниках; она никогда никого не любила, а то, что я знаю, может быть и похуже.

– Что же? Может быть, она хотела как-нибудь отомстить королю? –пытался выведать Кохан.

Зоня продолжала хохотать.

Сквозь смех она проговорила:

– Если бы вы ломали себе голову три дня и три ночи, то и тогда не разгадали бы; это напрасно! А что я знаю, это, ей Богу, правда, и вам, изменникам и обольстителям женщин; не скажу это – тоже правда!

Надеясь выпытать от нее тайну, Кохан стал усиленно ухаживать за ней, притворяясь влюбленным, но девушка сразу поняла его цель и начала над ним подшучивать.

– Если вы думаете, что я вам открою тайну даром, ха, ха, то горько ошибаетесь.

– А, так вы намерены ее продать? Сколько же вы хотите? – спросил Рава.

– За деньги я ее не отдам! – возразила девушка. – Впрочем, я ее жалею…

– Вы меня лишь интригуете и попусту болтаете! – воскликнул Кохан. –Вы ничего не знаете, а потому и ничего сказать мне не можете.

Зоня ударила себя в грудь.

– Да я готова присягнуть, что знаю…

Кохан недоумевал и размышлял над тем, как бы заставить девушку проболтаться.

Через несколько дней он снова пристал к ней.

– Ты говорила, что не откроешь своей тайны даром и не продашь ее за деньги, чего же ты хочешь?

Девушка взглянула ему в глаза.

– Женишься на мне? – спросила она. – Но нас обвенчает не аббат из Тынца, а сам епископ, или кто-нибудь из старших духовных в замке в присутствии всех и средь бела дня.

Рава обратил это в шутку.

Однако мысль о тайне Рокичаны не покидала его.

Он предположил, что какая-нибудь из служанок Кристины знает о ней что-либо предосудительное, и начал их расспрашивать, но он узнал только то, что Кристина, подобно тому как в Праге имела обыкновение запираться по утрам в отдельной комнате вместе с экономкой, так и в Вавеле ежедневно утром, а иногда и несколько раз на день, удалялась с Зоней в отдельную комнату, доступ в которую был всем запрещен, и запиралась на ключ.

Ни одна из служанок не могла подсмотреть, что там происходило. Кристина всегда выходила оттуда освеженная, помолодевшая, с прекрасно завитыми волосами.

Это наводило на мысль, что Зоня в самом деле могла знать какую-то тайну.

При следующей встрече Рава возобновил разговор о тайне, обещая девушке, какое ей угодно будет вознаграждение, только не брак, к которому он питает непреодолимое отвращение.

– А я дала себе слово, что должна выйти замуж в Польше, – возразила плутовка.

– В таком случае, я найду тебе жениха вместо меня, – сказал со смехом Кохан.

– Согласна, – ответила Зоня, – но он должен быть мне по вкусу. Я хочу богатого, молодого, красивого; за мещанина я, конечно, не пойду, – он должен быть дворянином!..

– Не требуешь ли ты слишком много? – рассмеялся Рава.

– Но я знаю, что тайна моя этого стоит, – полушутя ответила Зоня. –Ведь вы хотите выжить новую королеву, а обвинений против нее у вас никаких нет! Правда? Ведь она вам в тягость? А средство-то в моих руках! Изменю бедной женщине, – вздохнула она, – так уж, по крайней мере, за дорогую цену. Дайте мне такого мужа, какого я хочу!

Кохан сначала принимал все это за шутку, но через несколько дней убедился, что иначе она не уступит.

– Я бы, конечно, не поступила так ни за какие деньги, даже за жениха, – говорила она в свое оправдание, – ну, так что же? Так или иначе, не сегодня, так завтра, вы от Рокичаны избавитесь, так пусть, по крайней мере, ваш бесчестный поступок пригодится кому-нибудь.

Старания Кохана выведать что-нибудь от Зони продолжались долго; девушка не уступала, стараясь разбудить в нем любопытство и дразня его; минутами он ей верил, а минутами подозревал в хитрых и коварных замыслах. Он любил проводить с ней время за ее веселый нрав и болтовню, но не допускал даже мысли жениться на ней. Наконец, ему удалось найти молодого и красивого, правда не богатого, но с надеждой на наследство после дяди, Доливу Янка, которого он начал сватать Зоне. Она объявила, что за неимением лучшего, готова пойти за него.

Кохан обещал молодому человеку от имени короля (хотя и без его ведома) золотые горы, и пылкий юноша, познакомившись с Зоней, потерял голову. Но с хитрой и недоверчивой девушкой не так-то легко было довести дело до конца. Выйти за Янка она соглашалась, но обещала открыть тайну только после свадьбы.

Кохан, раздраженный и измученный ожиданием, согласился и на это. Свадьба была сыграна в замке за счет короля, так как он был опекуном Доливы.

Кохан ожидал новобрачную при выходе из костела и сопровождал ее в покои, где были уставлены свадебные столы; Зоня насмешливо улыбалась.

– А что было бы, – шепнула она, – если б я теперь как дети, играющие в чет или нечет, открыла руку и показала бы что в ней ничего нет?

Кохан погрозил ей пальцем.

Подразнив его, новобрачная, наконец, промолвила:

– Завтра утром придешь ко мне и узнаешь, что нужно.

На следующий день Рава явился к молодым, и Зоня приняла его с полушутливой, полусерьезной улыбкой. Она долго раздумывала, прежде чем начала.

– Ежедневно по утрам, – промолвила она тихо, как бы заставляя себя говорить, – королева уходит со мною в отдельную комнату и запирается там. Завтра я забуду запереть дверь на замок; пусть король придет, и то, что он увидит, будет достаточно…

И не докончив, она быстро убежала.

Хотя Кохан ничего определенного не узнал, он тотчас же отправился к Казимиру, признался ему во всем затеянном и передал последние слова Зони. Король давно уже не виделся с Кристиной и избегал встречи с ней: ему надоели ее упреки и проклятия.

Рассказ Кохана заставил его призадуматься.

– Ну, так и быть, пойду, – сказал он. – Я буду заботиться о ней и о сыне, но должен же я когда-нибудь освободиться от этой несносной женщины. На следующий день все было устроено так, чтобы Казимир, не встретив никого по дороге, мог, как бы случайно, явиться в таинственную комнату Рокичаны.

Кохан провел его туда; они благополучно дошли, и у дверей Кохан оставил короля одного. Казимир взялся за ручку.

Дверь оказалась незапертой. Он вошел, и Зоня, услышав шум его шагов, как бы в испуге, бросилась к дверям, но было уж слишком поздно, Рокичана сидела перед зеркалом. Обыкновенно голову ее покрывали густые, темные волосы, завитками художественно обрамлявшие ее лоб. Теперь же глазам короля представилась безволосая, почти совсем лысая и, вероятно, от употребляемых мазей и втираний, покрытая пятнами и рубцами голова. Рокичана при виде короля, перед которым она так долго и ловко скрывала свою тайну, пронзительно вскрикнула и, закрыв лицо руками, нагнулась к столу. В первый момент казалось, что она в обмороке, но гнев придал ей силы, ярость овладела ею, и она, вскочив, растрепанная, с воспаленными глазами, бросилась к Казимиру.

– На, смотри! – воскликнула она. – Ты, вероятно, меня подозревал и желал узнать, какова я. Мне изменили, меня выдали… Я такого срама не перенесу!

Со злости она сильным ударом руки толкнула рядом стоявшую Зоню и крикнула ей:

– Убирайся с глаз моих, змея подколодная!

Король стоял молча; его отвращение к этой взволнованной, увечной женщине еще более увеличилось, но вместе с тем, он почувствовал к ней сострадание.

– Вы не можете жаловаться, что вы обмануты, – произнес он, – потому что вы и меня долго обманывали. Мы и так не могли бы дольше вместе жить, так как эти вечные упреки и ссоры слишком постыдны. Лучше всего будет, если вы удалитесь из Кракова; о сыне я не забуду и воспитаю его как королевское дитя.

Но Рокичана его не слушала, она с воплями и с истерическими рыданиями бросилась в кресло.

Казимир молча удалился, приказав Кохану немедленно послать к ней служанку.

В тот же день почтенный священник, духовник этой несчастной, непризнанной королевы, явился к ней для переговоров по поручению короля. Рокичана, раньше упорно отказывавшаяся возвратиться в Прагу, теперь не противилась и не настаивала на том, чтобы остаться в Кракове. Она осталась верна себе и гордо отказалась от всяких даров и вознаграждений, согласившись только, чтобы обеспечили будущность ребенка.

Все подаренные ей королем драгоценности она велела отнести в сокровищницу, не оставляя даже перстня с сапфиром, который был первым звеном в разорванной теперь цепи.

С той же настойчивостью, как и раньше, покинутая всеми, она продолжала оставаться на своем посту, она теперь поспешно готовилась к отъезду, не желая и часу далее оставаться здесь. Ребенка она пожелала взять с собой и оставить его у себя, пока он не вырастет.

Наконец настал день ее отъезда; рано утром, еще до восхода солнца, тайком, в закрытом экипаже, в сопровождении слуг, она выехала из краковского замка, приняв все меры, чтобы не быть узнанной. На большом расстоянии от города ее ожидал брат со своими слугами, чтобы проводить до Праги.

Когда утром Кохан доложил королю об отъезде Рокичаны, он облегченно вздохнул, что ее нет уже в замке, но вместе с тем, он почувствовал угрызения совести. Ему стало жаль ее, и он на следующий день отправил Кохана в Прагу узнать, благополучно ли она доехала, спросить ее о дальнейших планах и передать ей, что она всегда может рассчитывать на покровительство Казимира.

Послушный королевский фаворит, хотя и знал, что его ждет не особенно любезный прием, однако, поехал, Он не торопился в дорогу и, прибыв в Краков и остановившись в доме Вуйка, где после смерти отца Зони хозяйничал ее брат, неохотно поплелся к Рокичане, поселившейся в том же доме, где она и раньше жила.

Хотя прошло лишь короткое время после ее приезда, однако она уже успела устроиться почти по-королевски; свита и челядь были разодеты, и Кохан заметил, что обычаи двора строго соблюдались. Он должен был долго ждать в приемной, затем дворецкий отправился доложить о приезде королевского посла. Сначала ему было отказано в приеме, но после его неотступных просьб и уверений, что он не уедет из Праги, не повидавшись с Кристиной, она, наконец, уступила и назначила ему время приема.

Когда Кохан явился, он нашел всех ее придворных, стоявших в передней как бы напоказ великолепно одетых, а она сама, украшенная драгоценными камнями, с нарочно одетой маленькой диадемой на голове, приняла его в зале гордо и величественно, как королева.

Видно было, что она не желает отказаться от титула, на который, по ее мнению, она имела полное право.

Едва ответив на поклон королевского фаворита легким кивком головы, она хладнокровно его выслушала и равнодушно ответила:

– Можешь передать своему господину, что Рокичана не нуждается в нем и ничего от него не примет; она сумеет соблюсти свое достоинство и ни в коем случае не заставит его краснеть за себя.

Кохан молча выслушал, сознавая что все возражения бесполезны.

Кристина величественно поднялась с позолоченного сидения и, дав знак двум пажам в пурпурных платьях нести шлейф ее платья, вышла из зала в сопровождении женской свиты, следовавшей за ней парами.

Дворецкий Рокичаны пригласил Кохана на приготовленный ужин, но королевский фаворит, обиженный таким приемом, не хотел ни минуты дольше остановиться в этом доме и, с гордостью отказавшись от приглашения, простился и ушел.

Королю, конечно, не могла быть приятной претензия Рокичаны считать себя до конца жизни королевой; он, вероятно, предпочел бы выдать ее замуж и этим, так сказать, стереть все следы своего увлечения; но на это никоим образом нельзя было рассчитывать, принимая во внимание характер этой женщины.

Освободившись от этого неприятного стеснительного сожительства, Казимир решил впредь не жениться и не увлекаться никакими надеждами на семейное счастье.

Он подчинился своей судьбе и голосу старого пророчества: "Ты не оставишь после себя потомка!”

Еще во цвете лет он уже был равнодушен ко всему, благодаря этой тщетной борьбе с судьбой, из которой уже столько раз он выходил побежденным. Утомленный, опечаленный, разочарованный, он опять всецело предался приведению в исполнение того, что должно было увековечить его память.

На этом поприще он видел поле деятельности, удовлетворяющее всем его желаниям и стремлениям.

На глазах людей возникали города и замки, сокровищницы наполнялись богатствами, страна, благодаря мирному времени, заселилась, и в нее прибывали пришельцы из Пруссии и других соседних земель; могущество и слава великого короля росли, и внутренние силы государства увеличивались. Но когда среди всех этих удач любимцы короля, как Вержинек, Кохан, Сухвильк, Вацлав из Тенчина, видели мрачное чело Казимира, его мечтательный, блуждающий, как бы чего-то искавший взор, – они чувствовали к нему сострадание и сочувственно перешептывались:

– Что за польза для него от всего этого, когда он несчастен и счастливым уже быть не может!

Кохан в таких случаях нетерпеливо пожимал плечами и недовольным тоном возражал:

– Почему же не может? Правда, что судьба довольно долго его преследовала, но в его годы не следует отчаиваться. Ведь он свободен, может найти себе женщину по сердцу, может жениться.

Но когда Кохан заводил об этом разговор с королем, намекая на то, что легко можно найти подругу жизни, Казимир всегда отмалчивался и с презрительным выражением лица менял разговор. Он даже как бы стал избегать общества женщин.


ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ БИЧЕВНИКИ | Король холопов | ЧАСТЬ ШЕСТАЯ ЭСФИРЬ