home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Телефонный звонок вырвал Алексу из плена сна. Первого настоящего ночного сна, какого у нее уже давно не было. Вначале ей показалось, что это будильник.

Телефон зазвонил снова, пронзительно и угрожающе. За окнами было еще совсем темно. На часах ярко горели зеленые цифры: два пятнадцать.

— О черт!

Она села и уставилась на телефон, как на кобру.

В дверном проходе зашевелилась тень. Траск.

У Алексы сразу же отлегло от сердца. Как это он хорошо придумал — остаться ночевать на диване.

Траск успел надеть брюки, но, видно, забыл застегнуть зиппер. Она заметила, как мелькнул белый клинышек.

Еще один противный звонок.

«Без паники, — приказала она себе. — И ради Бога, перестань пялиться на мужские трусы».

— Ответь же, — подал голос Траск. Она потянулась за трубкой.

— Слушаю.

— Думаешь, он захочет лечь с тобой в постель, после того как узнает о подделках в «Галерее Макклелланд»? Алекса замерла.

— Значит, ты уже знаешь и о «Галерее Макклелланд»?

— А как же. — Голос был все тот же, приглушенный и искаженный приложенной ко рту тканью. — Это мое последнее предупреждение. Перестань встречаться с Траском, иначе он все узнает.

— Сейчас я передам ему трубку, и ты все расскажешь. Сбережешь время…

Неизвестный с грохотом швырнул трубку.

— Дай-ка мне. — Траск быстро набрал код последнего телефонного соединения.

Алекса напряженно ждала, натянув на себя одеяло. В конце концов там кто-то ответил.

— Я знаю, что это телефон-автомат, — резко произнес Траск. — Вы заметили, кто им сейчас пользовался? Что? Подростки? А вы уверены, что, кроме подростков, там никого не было?

Так ничего и не добившись, Траск положил трубку и повернулся к ней.

— Ночной супермаркет, но теперь уже другой, — сказал он. — Дежурный, как водится, ничего не заметил.

— А что тут удивительного, — пробормотала Алекса. — Кто обращает внимание на такие вещи, как пользование телефоном-автоматом, если, конечно, его не занимать на полчаса?

— И что он сказал на этот раз?

— Сейчас он был много конкретнее. Никаких вихрей и прочего. Просто он попытался меня шантажировать.

— Скандалом в «Галерее Макклелланд»?

— Да. — Краем глаза она наблюдала за Траском.

— Белл, разумеется, давно в курсе этого, — задумчиво проговорил Траск.

— Неужели ты думаешь, что это звонил Белл? — удивилась она. — Да его в Авалоне каждая собака знает. Траск рассеянно разглядывал телефон.

— Что, ему некому поручить эту грязную работу?

— Учти, что скандал с «Галереей Макклелланд» государственной тайной не является. О нем знают очень многие. По крайней мере в мире искусства.

— Ну а если ты не из этого мира, тогда, наверное, тебе придется немного покопаться, чтобы вытащить его наружу. Верно?

— Верно. Это история годичной давности, и уже по крайней мере полгода даже в специальной прессе о подделках в «Галерее Макклелланд» ничего не упоминается. Сам ты узнал об этом через частного детектива.

— Ты права, — тихо проговорил он, — об этом мне сообщил детектив. Но уже очень, очень давно. А сейчас мне абсолютно плевать, подлинная коллекция в новом отеле или сплошные подделки.

— Что ты хочешь этим сказать? — вскипела Алекса.

— То, что ты слышала, — ответил он и сделал шаг к постели. — Я хочу, чтобы эта чертова коллекция к нашим с тобой отношениям не имела никакого отношения. Понятно?

— Нет, не понятно. Ты что, ждешь от меня за это какой-то благодарности?

Траск остановился у края постели.

— Я просто пытаюсь объяснить…

— Не надо ничего объяснять. — Она поджала колени к груди и натянула на себя одеяло, как будто это была кольчуга, призванная защитить от его слов. — Я знаю, зачем ты все это сейчас говоришь и о чем думаешь.

— Интересно, о чем же я таком думаю?

— Чтобы трахнуться со мной. То есть еще об одном романе на одну ночь. — Алекса почувствовала, как лицо охватывает жаром, но это ее не утихомирило. — Так вот учти, на этот раз у тебя не получится.

— Алекса…

— И главное, нашел чем соблазнить. Ему, видите ли, плевать на коллекцию, в которую я вложила всю свою душу. Он блеснул глазами.

— Извини, но я имел в виду вовсе не это. Просто как-то неудачно выразился. У меня и в мыслях не было, что ты можешь обидеться. — Он наклонился и обнял ее за плечи. — Я хотел сказать, что…

— Завтра, когда у тебя уже не будет такого острого влечения ко мне, как сейчас, ты пожалеешь о своих словах. Его руки сжали ее плечи.

— Завтра будет то же самое, что и сегодня. Что же касается коллекции, то я никогда и не думал, что ты можешь быть обманщицей.

— Неужели?

— Да. Потому что я тебе верю.

— С каких это пор?

К ее изумлению, он ответил только через несколько секунд.

— Не знаю. Мне кажется, я поверил тебе двенадцать лет назад.

— О чем ты говоришь? — в изумлении пробормотала Алекса. — Мы общались тогда всего несколько минут.

— И тем не менее я вспомнил тебя мгновенно, как только увидел снова. — Он искал глазами ее глаза. — Наверное, я никогда по-настоящему тебя и не забывал. Тоненькую, с большими грустными глазами. Ты была так напугана.

— Да.

— Но не убежала и не спряталась. А спустилась по лестнице, схватила телефонную трубку и приказала мне убираться из дома, угрожала вызвать полицию.

— И ты испугался?

— Не то чтобы испугался. — Траск слабо улыбнулся. — Просто знал, что ты действительно вызовешь полицию. Это можно было прочитать в твоих глазах.

— И я тоже сразу поверила тебе, когда ты сказал, что обязательно вернешься, — прошептала она.

— А когда я встретил тебя снова, то вначале страшно разозлился.

— Из-за того, что Эдвард тайком взял меня консультировать твою коллекцию?

— Нет. — Он разжал объятия и запустил пальцы в ее волосы. — Я взбесился, потому что в ту же минуту понял, что не смогу добраться до Кеньона.

Она медленно выпустила концы одеяла и протянула руки, чтобы сжать его запястья.

— Почему?

Его руки глубже погрузились в ее волосы.

— Потому что обидеть тебя я не мог ни при каких обстоятельствах.

— О Траск! — Она робко улыбнулась. — Я так и не поняла, почему тебе безразлична художественная коллекция отеля.

— Сам не знаю. Я вообще не могу разобраться в себе, когда… — Внезапно его голос прервался. — Ладно, не имеет значения.

Он наклонил голову и нежно прижался губами к ее губам. Алекса не могла противиться.

Он поставил колено на постель и поцеловал ее сильно и долго.

Алекса затрепетала. Внутри ее поднималась, вскипая, эйфория.

— Относительно тебя мои мысли совершенно чисты, — прошептал он ей на ухо.

— Неужели?

— Да.

Она поцеловала его голое плечо и затем провела губами по курчавой поросли на груди.

Ее поцелуи тоже были долгими. Она чередовала их с легкими покусываниями, чувствуя, как мышцы на его спине начали напрягаться и слегка вибрировать.

Осознание того, какой эффект производит ее ласка, доставляло Алексе огромное наслаждение.

Он скользнул рукой вдоль ее ноги к внутренней стороне бедра.

«Я чувствую себя сейчас совершенно беззащитной, — призналась она, но не вслух. — Но это так восхитительно».

Все ее тело конвульсивно подергивалось.

— А вот мои мысли, — выдавила она хриплым шепотом, — вовсе не чистые.

— Я безумно счастлив слышать это, — отозвался он и перевернулся на спину вместе с ней.

Она уперлась руками ему в грудь и, чуть приподнявшись, сделала так, чтобы он наполнил ее всю.

А потом был упоительный восторг любовных игр, до тех пор, пока длить их стало просто непереносимо. И тогда внутри у нее что-то тихо взорвалось, обрушив на них обоих водопад бриллиантовых искр.

— В одном ты была не права, — прошептал он спустя несколько минут. — Завтра я буду желать тебя еще сильнее, чем сегодня. И ни о чем не пожалею.


Потом Траск долго не мог заснуть, нежно лаская мягкое, теплое тело Алексы, уютно примостившейся возле него.

«Ее аромат для меня, как наркотик, — признавался он, блаженно вдыхая дивное благоухание ее тела. — Еще немного, и я стану наркоманом. А может быть, уже?»

— Алекса.

— Хмм…

— Ты спишь?

— Да.

— Я хочу попросить тебя кое о чем.

— Давай, только быстрее.

— Хорошо. — Он замолк.

— Ну и что? — Она вытянула ногу, скользнув пальцами по его икре. — Что ты хотел попросить?

— Чтобы ты больше не называла наши отношения романом на одну ночь.

— А как же это называется? — спросила она после непродолжительного молчания. — Роман на две ночи?

— Нет. — Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. — Давай называть это любовью.


Глава 23 | Расколотый рай | Глава 25