home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Кое-кто из местных у нас в крепости шпионы. Благодаря Одноглазому и Гоблину мы узнали, кто именно. Одному из них, который ничего не знал о волосах, мы позволили сбежать, предварительно напичкав его информацией о том, что мы пытаемся создать в Розах собственную шпионскую сеть.

Имея немногочисленный отряд, приходится действовать хитростью.

У каждого правителя есть враги. Леди – не исключение. Сыны Белой Розы – повсюду… Если кто-то чем-то недоволен, то Кочерга – как раз тот самый парень, к которому такие люди попадают. Он борется за все, чего хотят люди во все времена: за свободу, независимость, правду, права… Все субъективные иллюзии, вечные лозунги и слова. Мы попадаемся на приманку этих слов. Мы признаем иллюзии и отрицаем материю.

Никто не спешит назвать себя злодеем, есть только полчища святых самозванцев. Историки рассудят, кто из них плох, а кто хорош.

Мы отреклись от титулов. И мы сражаемся за деньги и мифическую гордость. Все эти политика, этика, мораль здесь совершенно ни при чем.

Одноглазый связался с Ловцом Душ. Тот уже был на подходе. Гоблин сказал, что Ловец просто завывал, ликуя от радости. Он унюхал шанс поднять свой флаг на башне и добить Хромого. Поверженные ссорятся и клевещут друг на друга хуже, чем избалованные дети.

Зима ненадолго сняла свою осаду. Наши люди и местная обслуга принялись за расчистку крепостных дворов. Один из местных исчез. В главном зале Одноглазый и Немой самодовольно посматривали из-за своих раскрытых карт.

Кочерге рассказали именно то, что он хотел.

– Что там происходит, на стене? – спросил я. Элмо возился с различными приспособлениями, собираясь выворотить из зубчатой стены здоровенный каменный блок.

– Что вы собираетесь делать с этим камнем?

– Небольшую скульптуру, Костоправ. У меня новое хобби, – сказал Одноглазый.

– Ладно, не рассказывай. Эта чушь меня не интересует.

– Ну хорошо, как хочешь. Я собирался позвать тебя отправиться вместе с нами за Кочергой. Ты бы мог сразу занести все это в Анналы.

– С упоминанием о несравненной гениальности Одноглазого?

– Такой отзыв был бы вполне заслуженным, Костоправ.

– Тогда Немой достоин целой главы, да? Он зашипел. Потом заворчал и ругнулся.

– Будешь играть?

Их было только трое. Один из них – Ворон. В тонк интереснее играть вчетвером или впятером. Я выиграл три раза подряд.

– Слушай, а у тебя случайно никаких дел нет? Удалить бородавку или еще что-нибудь?

– Ты же сам попросил его поиграть, – сказал солдат, который наблюдал за нашей игрой.

– Тебе что, мухи нравятся, Масляный?

– Мухи?

– Превращу в лягушку, если пасть не закроешь. На Масляного это не произвело никакого впечатления.

– Да ты и головастика не сможешь в лягушку превратить. Я заржал.

– Сам напросился. Одноглазый. – Когда объявится Ловец Душ?

– Когда доберется сюда.

Я кивнул. Поступки и действия Поверженных не имеют никаких видимых причин или взаимосвязи.

– Хитрец. Сколько он уже проиграл. Масляный? Масляный только глупо улыбнулся. Ворон выиграл следующие два кона. Одноглазый зарекся рассказывать. Слишком важна была причина его истинных намерений. Наверное, так оно и лучше. Непрозвучавшее объяснение не может быть подслушано шпионами. Шесть шкур и известняковый блок. Что за черт? Целыми днями Немой, Гоблин и Одноглазый трудились над этим камнем. Я как-то случайно забрел в конюшню. Они позволили мне понаблюдать, но на мои вопросы в ответ раздавалось только их рычание.

Капитан тоже иногда просовывал в дверь голову пожимал плечами и возвращался к себе. Он занимался тем, что так и эдак прикидывал планы весенней кампании, когда все силы Империи будут брошены против бунтовщиков. В его комнатах было просто не повернуться из-за гор различных донесений, отчетов и карт.

Мы намеревались взяться за Кочергу, как только позволит погода.

Может быть, это и звучит жестоко, но большинству из нас нравилось то, чем мы занимаемся, а Капитану – больше, чем кому-либо другому. Это отличная игра – состязаться с Кочергой в уме и сообразительности. Капитан не смотрит на сожженные деревни, смерть, голодающих детей. Так же, как и Кочерга. Две слепые армии, которые видят только друг друга.

Ловец Душ пришел глубокой ночью, появившись из снежной бури, которая была еще хуже той, в которую попал Элмо. Ветер бился о стены крепости и угрюмо завывал. У северо-восточного угла снега нанесло столько, что он почти переваливался через крепостную стену. Дровяной склад и сеновал оказались под угрозой. Местные говорили, что это была самая жестокая буря за всю историю.

Его превосходительство, Ловец Душ, прибыл. Его стук в ворота перебудил всю крепость. Взревели трубы. Забили дробь барабаны. Против ветра донеслись пронзительные крики часовых. Они не могли открыть ворота.

Ловец Душ перебрался через стену по снежным наносам. Он грохнулся во двор, почти скрывшись в глубоком рыхлом снегу. Таково было величественное прибытие одного из Поверженных.

Я поспешил в главный зал. Одноглазый, Немой и Гоблин были уже там. В тишине весело трепыхался огонь. Появился Лейтенант, потом Капитан. Вместе с ним подошли Элмо и Ворон.

– Остальных отошли спать, Элмо, – бросил Лейтенант.

Ловец Душ вошел, скинул тяжелый черный плащ и присел на корточки перед огнем. Намеренно человеческий жест? Я удивился.

Стройное тело Ловца Душ всегда покрыто черной кожей. Он носит этот скрывающий всю голову черный шлем, черные перчатки, черные сапоги. Однотонность нарушают только пара серебряных эмблем. Единственная цветная деталь в его снаряжении – это необработанный рубин, который венчает рукоять его кинжала. Пять серебряных когтей вцепились в эту драгоценность и держат камень.

На груди Ловца Душ выделялись плавные изгибы. В его ногах и ягодицах угадывалось что-то женственное. Трое из Поверженных – женщины, но кто именно, знала только Леди. Мы всех их называли он. Их пол для нас никогда ничего не значил.

Ловец Душ претендует на то, чтобы быть нашим другом и нашим предводителем. Но все равно от его присутствия повеяло каким-то холодом. И это не имело ничего общего с погодой. Даже Одноглазый начинает трястись, когда Поверженный здесь.

А Ворон? Я не знаю. Кажется, он не способен чувствовать ничего за исключением беспокойства, куда подевалась Душечка. Когда-нибудь это каменное лицо должно дрогнуть, и я надеюсь, что мне удастся на это посмотреть.

Ловец Душ повернулся к огню спиной.

– Так, – писклявый голос, – отличная погода для прогулки, баритон.

Дальше последовал странный звук. Смех. Поверженный сострил. Никто не улыбнулся.

Да никто и не ожидал от нас смеха. Ловец Душ повернулся к Одноглазому.

– Расскажи, – тенором, медленно и плавно, немного приглушенно, как будто звук доносился из-за тонкой стенки. Или, как говорит Элмо, из могилы.

От хвастовства и показухи Одноглазого не осталось и следа.

– Начнем с самого начала, Капитан?

– Один из наших осведомителей разнюхал, что намечается встреча руководителей повстанцев. Одноглазый, Гоблин и Немой проследили за несколькими известными нам бунтовщиками… – сказал Капитан.

– Вы позволили им тут свободно околачиваться?

– Они привели нас к своим друзьям.

– Да, конечно. Один из недостатков Хромого. Отсутствие воображения. Он убивает их там, где находит, вместе со всеми, кто еще попал в поле зрения, – опять этот непонятный смех. – Не так эффективно, да? – последовало еще одно выражение, но ни на одном из тех языков, которые я знаю.

– Элмо? – повел головой Капитан. Элмо рассказал свою часть, еще раз, слово в слово. Он передал эстафету Одноглазому, который набросал план взятия Кочерги. Я ничего не понял, но Ловец Душ уловил все мгновенно. Он засмеялся в третий раз.

По-моему, они собирались спустить с привязи самые темные человеческие инстинкты.

Одноглазый пошел показывать Ловцу Душ свой таинственный камень. Мы придвинулись ближе к огню. Немой достал колоду. Никто не пошевелился.

Иногда я удивляюсь, как люди, которые постоянно общаются с Поверженными, ухитряются оставаться в здравом уме. Ведь Ловец Душ – еще самый добросердечный по сравнению с остальными. Одноглазый и Ловец Душ вернулись, смеясь.

– Два сапога пара, – пробормотал Элмо, редко высказывавший свое мнение. Тут опять заговорил Ловец Душ:

– Отличная работа, джентльмены. Превосходная работа. Впечатляюще. Это подорвет их позиции на Плато. Мы начнем с Роз, когда улучшится погода.

Восемь человек, Капитан, включая двоих ваших чародеев. После каждого предложения следовала пауза. И все они были произнесены разными голосами. Сверхъестественно.

Я слышал, что это голоса тех людей, чьи души поймал Ловец.

С неприсущей мне самоуверенностью я вызвался участвовать в походе. Мне хотелось увидеть, как с помощью волос и куска известняка будут громить Кочергу. Хромой ведь уже потерпел поражение со всей своей неистовой мощью.

Капитан задумался.

– Ладно, Костоправ. Одноглазый и Гоблин. Ты, Элмо. И возьми еще двоих.

– Всего семеро, Капитан.

– Ворон – восьмой.

– А, Ворон, конечно.

Конечно. Спокойный и беспощадный Ворон был вторым я Капитана. Отношения этих двух людей были чем-то большим чем просто взаимопонимание. И мне это не нравится, я думаю, потому, что в последнее время поведение Ворона меня пугает.

Ворон поймал взгляд Капитана. Его правая бровь приподнялась. Капитан ответил, едва заметно кивнув. Ворон слегка повел плечом. Что они сказали друг другу? Я не смог догадаться.

Что-то необычное носилось в воздухе. Посвященные находили это восхитительным. Хотя я и не мог догадаться, что же это было, мне все это казалось хитрым и отвратительным.


Глава 1 | Десять поверженных | Глава 3