home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Эта эпопея закончилась успешней всех остальных операций на моей памяти, при минимальных усилиях. Насколько спокойным и безмятежным было наше состояние в течение всей этой истории, настолько огромной катастрофой стала она для повстанцев. Мы бежали с Плато. Все позиции Леди рухнули там почти за один день. С нами бежало пять или шесть сотен человек из регулярной армии, отставших от своих частей. Чтобы еще быстрее достигнуть Лордов, Капитан решил срезать путь прямо через Облачный Лес, вместо того чтобы идти по окружной южной дороге.

Батальон основных сил противника наступал нам на пятки, находясь в дне пути позади нас. Мы могли бы встретить их и уничтожить, но Капитан хотел улизнуть от повстанцев. Мне это тоже больше нравилось. Сражение под Розами оказалось очень жестоким. Пали тысячи людей. Гвардия тащила с собой такое количество раненых, что люди умирали только потому, что я физически не успевал заниматься сразу всеми.

У нас был приказ поступить в распоряжение Ночной Ящерицы, который находился в Лордах. Ловец Душ полагал, что Лорды станут следующей целью повстанцев. Мы невероятно устали и предчувствовали, что надвигается еще одна битва перед тем, как зима, наконец, охладит пыл этой войны.

– Костоправ, смотри!

К нам приближался Белесый, неся на плече обнаженную женщину. Здесь были я. Капитан, Немой и еще двое. Женщина, наверное, могла быть и привлекательной, если бы не была так измучена.

– Неплохо, Белесый, неплохо, – сказал я и вернулся к своим записям.

Где-то за спиной Белесого не прекращались гиканье и крики. Люди пожинали плоды победы.

– Варвары, – сказал Капитан беззлобно.

– Надо же давать им иногда расслабиться, – заметил я. – Лучше здесь, чем в Лордах.

Капитан неохотно согласился. Он не большой поклонник грабежей и насилия, хотя они и являются частью нашей работы. Мне кажется, он в душе романтик. По крайней мере, когда замешаны женщины.

– Они же имели это в виду, вступая в Гвардию и беря в руки оружие, попытался успокоить я Капитана.

– Сколько это уже продолжается, Костоправ? – спросил он угрюмо. По-моему, всегда, не так ли? Ты можешь хотя бы вспомнить то время, когда ты не был солдатом? В чем дело? Почему мы здесь? Мы выигрываем все сражения, но Леди проигрывает войну. Почему бы им не бросить все к чертовой матери и не пойти по домам?

В какой-то мере Капитан был прав. Еще со времени Форсберга мы отступали раз за разом. Хотя и не терпели поражений. На Плато все было нормально, пока в дело не вступили Меняющий Форму и Хромой.

Во время последнего отступления мы наткнулись на базовый лагерь повстанцев. Мы сошлись на мнении, что это – основной центр подготовки и штаб кампании против Ночной Ящерицы. К счастью, мы заметили повстанцев раньше, чем они нас. Мы окружили лагерь и перед рассветом взяли его штурмом.

Наши подразделения сильно поредели, но повстанцы почти не сопротивлялись.

Большинство из них оказались зелеными добровольцами. Единственное, что пугало, – это присутствие в лагере полка амазонок.

Мы, конечно, уже о них слышали. Они были и на востоке, в районе Ржавчины, где сейчас шли сражения гораздо более жестокие, чем здесь. Но столкнулись мы с ними впервые. И я не стал рассеивать пренебрежительное отношение наших людей к женщинам-воинам, хотя их товарищи-мужчины сражались гораздо хуже.

Ветер донес до нас клубы дыма. Подожгли казармы.

– Костоправ, иди и посмотри, чтобы эти придурки не подожгли лес, проворчал Капитан.

Я поднялся, подхватил свою сумку и легкой походкой пошел, углубляясь в этот смрад, дым и шум. везде валялись тела. Это дурачье, наверное, считало, что находится в полной безопасности. Они не соорудили ни вала, ни рвов вокруг лагеря. Глупо.

Это же самое первое, что нужно делать, даже если ты знаешь, что ближайший противник – в сотне миль от тебя. И только потом уже сооружают крышу над головой. Лучше мокрый, чем мертвый.

Я уже привык к этому. В Гвардии я служу очень давно и успел заковать свою нравственность в железные латы, отгородить ее от чувствительных ударов извне. Но все равно, я до сих пор стараюсь избегать самых неприятных сцен.

Ты, который пришел после меня и царапаешь сейчас эти Анналы, уже понял, что я не хочу отражать всю правду о нашей банде головорезов. Ты знаешь, что они злодеи, насильники и невежи. Они варвары, живущие своими жестокими мечтами. Их буйство умеряется присутствием только нескольких сдержанных и приличных людей. Я действительно нечасто описываю эту сторону нашей жизни потому, что все эти люди – мои собратья, моя семья, а меня с младых ногтей приучили не отзываться плохо о своей семье. Старые привычки – самые стойкие.

Ворон, когда читает мои повествования, смеется. гладкий сироп и благоухание называет их он и угрожает отнять у меня Анналы и записать все так, как видит сам.

Жестокий Ворон. Насмехается надо мной. А кто же это бродит вокруг лагеря и пресекает любые попытки наших людей немного поразвлечься, устроив маленькую пытку пленному? Кто таскает за собой повсюду десятилетнюю девочку?

Не Костоправ, братья мои, не Костоправ. Костоправ – не романтик. Эта страсть у вас только для двоих – для Капитана и Ворона.

Собственно говоря, Ворон стал лучшим другом Капитана. Они все время сидят вместе, как два утеса, да и разговаривают о том же самом, о чем могут говорить два валуна на морском берегу. Они переносят общество только друг друга.

Элмо руководил теми, кто занимался сейчас поджогом построек. Это были, в основном, ветераны Гвардии, которые уже пресытились видом человеческой плоти. Только прибившиеся к нам молодые солдаты регулярной армии все еще продолжают терзать женщин.

В сражении под Розами мы дали повстанцам хороший урок, но они были слишком сильны. Против нас там встала половина Круга Восемнадцати. А на нашей стороне были только Хромой и Меняющий Форму. Эти двое потратили больше времени на то, чтобы досадить друг другу, а не противостоять Кругу.

Результатом был разгром, самое унизительное поражение Леди за последнее время.

Круг в основном тянул лямку сообща. Они не тратили столько энергии на ссоры между собой, а направляли ее на врагов. – Эй, Костоправ! – позвал Одноглазый. – Присоединяйся к веселью!

Он метнул пылающую головню в открытую дверь казармы. Здание взорвалось огнем. С окон сорвало тяжелые дубовые ставни. Языки пламени настигли Одноглазого. Он рванулся оттуда. Его курчавые волосы, вылезавшие из-под ужасной, обвисшей шляпы, уже тлели. Я повалил его на землю, пытаясь этой шляпой потушить волосы.

– Все в порядке, в порядке, – прорычал он. – Можешь, черт возьми, не гордиться собой так сильно.

Не в силах удержаться от улыбки, я помог ему подняться.

– Как ты, нормально?

– Обжегся, – сказал он с видом того дутого достоинства, который принимают кошки после особенно неуместной и идиотской выходки. – Все как надо.

Пламя просто рычало. Над домом взлетала и кружилась горящая солома.

– Капитан послал меня убедиться, что вы, шуты, не подожгли лес.

И тут из-за угла объятого пламенем дома семенящей походкой вышел Гоблин. Его большой рот скривился в усмешке.

Стоило Одноглазому его увидеть, как он заверещал.

– Ты, куриные мозги! Это ты меня подставил! Он взвыл так, что у меня заложило уши, и начал приплясывать. Рев огня усилился и обрел какой-то ритм.

И вскоре я увидел, как в языках пламени внутри дома что-то запрыгало и заплясало.

Гоблин тоже это заметил. Усмешка исчезла с его лица. Он глотнул воздуха, побелел и начал свой собственный танец. Они с Одноглазым подвывали, пронзительно вскрикивали и, казалось, не замечали друг друга.

Водосточная канава извергла свое содержимое в воздух, и оно, описав дугу, обрушилось на пламя. Туда же последовало и то, что было в бочке с водой. Рев пламени поутих.

Одноглазый подскочил к Гоблину и пихнул его в бок, пытаясь помешать ему сосредоточиться. Гоблин пошатнулся, развернулся на месте, пискнул и опять принялся вытанцовывать. В огонь полилась вода.

– Ну и парочка.

Я оглянулся. Это подошел Элмо, чтобы тоже посмотреть.

– Действительно, парочка, – откликнулся я. Вечная вражда, суета и скулеж этих двоих наводили на мысль об их старших собратьях по колдовскому ремеслу. Но, конечно, эти ссоры не шли ни в какое сравнение с тем, что происходило между Меняющим и Хромым. Когда настают тяжелые времена, Гоблин с Одноглазым становятся друзьями. А среди Поверженных друзей нет.

– Я должен тебе кое-что показать, – сказал Элмо. Никаких пояснений не последовало; тогда я кивнул и пошел за ним.

Гоблин с Одноглазым продолжали свои игры. Кажется, Гоблин побеждал. Я перестал беспокоиться об огне.


Глава 6 | Десять поверженных | Глава 2