home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

– Встать, Костоправ! – Лейтенант был не слитком вежлив. – Капитан ждет тебя в офицерской столовой.

Я застонал и разразился проклятиями, угрожая нанести ему тяжкие телесные повреждения. Он только оскалился и больно сдавил мне локоть, стаскивая на пол.

– Уже стою, – заворчал я, озираясь по сторонам в поисках сапог – В чем дело? Его уже не было.

– Сможет Счастливый выкарабкаться? – спросил Капитан.

– Не думаю, но я видел чудеса и похлеще. Здесь были все офицеры и сержанты.

– Вы хотите знать, что происходит, – сказал Капитан. – Недавний гость был посланником из-за моря. Он предложил нам союз. Военная поддержка северян в обмен на содействие флота Берилла. По мне, это вполне резонно, но Старшина упирается. Его все еще волнует Опал. Я полагаю, ему следует быть более гибким. Даже если эти северяне – негодяи тогда заключение союза будет все равно наименьшим из всех возможных зол. Лучше быть союзником, чем платить дань. Проблема в том, что нам делать, если посланник потребует немедленных действий.

– Мы должны отказаться, если Старшина прикажет нам выступить против северян, – сказал Леденец.

– Наверное. Война с колдунами может означать наше уничтожение.

Бах! Входная дверь с грохотом распахнулась. В комнату ворвался небольшой, смуглый, жилистый человек с огромным, похожим на клюв горбатым носом, который, казалось, шествовал впереди него.

– Старшина! – Капитан подпрыгнул и щелкнул каблуками.

Наш посетитель с грохотом опустил оба кулака на крышку стола.

– Ты приказал своим людям вернуться в Бастион. Я, плачу вам не за то, чтобы вы прятались, как побитые собаки.

– Но вы не платите нам также и за то, чтобы все мы стали мучениками, – Капитан отвечал ему тем резонным тоном, каким он обычно разговаривает с законченными дураками. – Мы – Гвардия, а не цепные псы. Поставленная вами задача – дело Городских Отрядов. Старшина отощал и выглядел уставшим и напуганным. Он был на грани нервного срыва. Впрочем, как и все остальные.

– Будьте разумны, – продолжал Капитан, – момент, когда можно было все вернуть, ушел. На улицах царит хаос. Любая попытка восстановить порядок гибельна. Сейчас главное лекарство – это болезнь.

Мне это понравилось. Я уже начинал ненавидеть Берилл.

Старшина как будто съежился.

– Еще есть нечисть. И эти стервятники с севера, поджидающие у острова.

Том-Том очнулся от своего полусна.

– У острова, вы сказали?

– Ждут, что я пойду к ним в услужение.

– Интересно, – маленький колдун опять впал в полудрему.

Капитан и Старшина спорили о круге наших обязанностей. Я записал текст нашего договора. Старшина пытался тянуть время своими да, но… Ясно было, что он хотел драться, если посланник попробует начать распоряжаться здесь.

Элмо начал храпеть. Капитан отпустил нас, а сам опять стал спорить со Старшиной.

Думаю, я проспал около семи часов. И я не стал душить Том-Тома, когда он меня разбудил. Но я сжался в комок и не двигался, пока он не начал угрожать превратить меня в осла, орущего на ворота Утренней зари. Только потом, когда я оделся и мы присоединились к дюжине других, я осознал, что не имею никакого понятия о происходящем.

– Мы решили взглянуть на склеп, – сказал Том-Том.

А? – я не слишком хорошо соображаю по утрам – Мы идем на Некрополитанский холм, чтобы хорошенько рассмотреть склеп нечисти.

– Но, постой…

– Струсил? Я всегда думал, что ты трус, Костоправ.

– О чем это ты?

– Не беспокойся. С тобой будут три могучих колдуна, которые только и будут заниматься тем, что беречь твою задницу. Одноглазый тоже пошел бы, но Капитан хочет, чтобы он пооколачивался по окрестностям.

– Я хочу знать, для чего все это.

– Чтобы выяснить, действительно ли существуют вампиры. Может быть, их высадили с того корабля-призрака.

– Чистая работа. Наверное, нам стоит об этом подумать.

Нечисть угрожает сделать больше, чем может сила оружия: умертвить бунтовщиков. Том-Том кивнул. Он положил пальцы на маленький барабан, благодаря которому и получил свое имя. Я продолжил свои размышления. Если говорить о недостатках, Том-Том был хуже своего брата.

Город был мертв и пустынен, как старое поле боя. Как и место сражения, он был полон зловония, мух, разного хлама и трупов. Единственным звуком был скрип наших сапог, да один раз мы услышали печальный вой собаки, сторожившей своего мертвого хозяина.

– Цена порядка, – пробормотал я, попытавшись отогнать собаку. Она не шелохнулась.

– Цена хаоса, – возразил Том-Том. Глухой удар по барабану. – Это не одно и то же, Костоправ.

Высота Некрополитанского холма еще больше, чем та, на которой стоит Берилл. От Верхней Ограды, за которой стоят мавзолеи богачей, был виден корабль северян.

– Просто стоит и ждет, – сказал Том-Том, – как и говорил Старшина.

– Почему же они тогда не войдут в город? Кто их сможет остановить?

Том-Том пожал плечами. Все остальные тоже промолчали.

Мы дошли до упомянутого склепа. Вид его вполне соответствовал той роли, которую он играл в слухах и легендах. Он был очень, очень старым, определенно пострадал от удара молнии и был покрыт выбоинами от каких-то инструментов. Одна из толстых дубовых крышек была разломана пополам. Балки и куски стены валялись на дюжину ярдов вокруг. Гоблин, Том-Том и Немой встали в круг, касаясь друг друга головами.

Кто-то отпустил шуточку по поводу такого способа объединять свои мозги.

Затем Гоблин и Немой заняли позиции по обе стороны крышки в нескольких шагах от нее. Том-Том находился прямо напротив. Он начал топтаться и вертеться на месте, как бык перед атакой. Затем, замерев, резко согнулся со странно выброшенными руками, как пародия на учителя боевого искусства.

– Может, вы откроете крышку, придурки? – прорычал он. – Идиоты, я привел с собой идиотов, – бум-бум по барабану, – стоят и ковыряют в носу.

Двое схватили крышку и подняли. Она была слишком покорежена, чтобы легко поддаться. Том-Том слегка ударил по барабану, исторг мерзкий вопль и прыгнул внутрь: Гоблин и Немой – за ним.

Внутри Том-Том издал крысиный писк и начал чихать. Он выскочил наружу со слезящимися глазами, вытирая руками нос. Голос его звучал так, как будто у него была ужасная простуда.

– Это была не шутка, – сказал он. Его черная кожа сделалась пепельно-серой.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я встревоженно.

Он ткнул большим пальцем в сторону склепа. Гоблин и Немой уже были внутри. Они остервенело чихали.

Я бочком подошел ко входу и украдкой заглянул. Ничего не было видно.

Только густая пыль в воздухе светилась в солнечных лучах. Тогда я шагнул внутрь. Мои глаза привыкали к темноте.

Везде были кости. Кости в кучах, кости в штабелях, аккуратно разложенные каким-то безумцем: Странные это были кости. Похожие на человеческие, на мой взгляд, они имели какие-то ненормальные пропорции.

Первоначально должно было быть, наверное, около пятидесяти тел. Кто-то притащил их все сюда, видимо, нечисть, потому что трупы преступников в Берилле не сжигают.

Там были и свежие трупы. Перед тем, как начать чихать, я успел насчитать семь мертвых солдат. На них была форма взбунтовавшихся отрядов. Я вытянул одно из тел наружу, бросил его, отошел на несколько шагов и проблевался. Кое-как оклемавшись, я вернулся назад, чтобы исследовать свою добычу.

Остальные стояли вокруг с позеленевшими лицами.

– Это сделал не призрак, – сказал Гоблин. Том-Том дернул головой. Ой был потрясен больше всех. Больше, чем могло быть в данной ситуации, подумал я. Немой продолжал заниматься делом, каким-то колдовством, вызвав порыв свежего ветерка, который проник через дверь склепа и вырвался обратно, неся с собой тучи пыли и запах смерти.

– Ты в порядке? – спросил я Том-Тома. Он увидел мой медицинский мешок и отмахнулся.

– Все будет нормально. Просто вспомнил. Подождав, я переспросил:

– Вспомнил?

– Мы были пацанами, Одноглазый и я. И они только что продали нас Н'Гамо, чтобы мы стали его помощниками.

Посыльный вернулся из деревни обратно на холмы, – он опустился на колени возле мертвого солдата, – раны точно такие же.

Я был напуган. Так убивает нечеловеческое существо. Удары казались дьявольски рассчитанными и продуманными. Работа враждебного разума. Это было еще ужасней.

Я сглотнул, опустился на колени и начал исследование, Немой и Гоблин возились в склепе. У Гоблина в руках был маленький светящийся янтарный шарик, который катался в его сложенных ладонях.

– Никакого кровотечения, – я огляделся.

– ОНО забирает кровь, – сказал Том-Том. Немой волочил еще одно тело.

– И потроха в придачу, когда у него есть время. Второе тело было рассечено от паха до глотки. Сердце и печень отсутствовали.

Немой опять вернулся внутрь. Гоблин вышел. Он сел на разбитую могильную плиту и тряхнул головой.

– Ну? – спросил Том-Том.

– ОНО реально. Это не шалости нашего друга, – он указал пальцем.

Северянин по-прежнему нес свою вахту среди роя рыбаков и прибрежных суденышек. – Их было пятьдесят четыре, замурованных здесь. Они ели друг друга. Этот оставался последним. Том-Том подскочил, как от пощечины.

– В чем дело? – спросил я.

– Это значит, О Н О было самым отвратительным, хитрым, самым жестоким и безумным.

– Вампиры, – пробормотал я, – в наши дни.

– Не совсем вампиры, – сказал Том-Том, – это оборотень.

Человек-леопард, который ходит на двух ногах днем и на четырех – ночью.

Я слышал об оборотнях-волках и оборотнях-медведях. Обитатели моего родного города рассказывают подобные небылицы. Но я никогда не слышал об оборотне-леопарде. Я так и сказал Том-Тому.

– Оборотень-леопард – с далекого, юга, из джунглей, – он посмотрел в сторону моря. – Их надо похоронить живыми. Немой добавил еще одно тело.

Пьющие кровь, питающиеся печенью оборотни-леопарды. Древний, черный разум, охваченный тысячелетним голодом и злобой. В общем, натуральный персонаж ночных кошмаров. – Ты можешь что-нибудь сделать с ним?

– Н'Гамо не смог. Я никогда не дорасту до него, а он остался без руки и ступни, пытаясь убить молодого самца. У нас здесь – пожилая самка.

Жестокая, дерзкая и умная. Мы вчетвером еще смогли бы не подпустить ее слишком близко. Убить же – нет.

– Но если ты и Одноглазый знаете это…

– Нет, – он помотал головой, сжав свой барабан так, что тот скрипнул, – мы не сможем.


Глава 2 | Десять поверженных | Глава 4