home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Шум ливня и пара стих. Я вернулся на свою выгодную позицию. За исключением нескольких мест, в каньоне стояла темнота. Я поискал взглядом Поверженного, которого видел раньше. Его не было.

Из-за туч опять стала видна комета. Она искажала лицо ночи, как слабая, насмешливая улыбка. Можно было уже различить ее хвост. Луна, стоящая над едва видимым горизонтом, осторожно дотронулась своими лучами до истерзанной земли.

В том направлении был слышен звук рога. Его слабый голос определенно граничил с паникой. Звуки рога управляли ходом битвы, шум которой заглушался расстоянием. Резко обрывающийся рев. Судя по звуку, битва была кровавой и беспорядочной. Я направился к своему импровизированному госпиталю, уверенный, что вскоре для меня появится работа. Почему-то я не был особенно напуган или расстроен.

На меня наталкивались посыльные, которые целенаправленно куда-то неслись, обегали вокруг. Капитан здорово поработал с этими бродягами. Он восстановил дисциплину и порядок.

Над головой что-то просвистело. Сидящий человек на темном прямоугольнике пронесся в лунном свете мимо, сделав вираж в сторону шума битвы. Ловец Душ на своем летающем ковре.

Вокруг него вспыхнула яркая фиолетовая оболочка. Ковер резко качнулся в сторону, скользнул на дюжину ярдов вбок. Вспышка померкла, оставив у меня в глазах зайчики. Я пожал плечами и зашагал дальше вверх по холму.

Первых раненых уже доставили в госпиталь. Оперативно. Это меня радовало. Значит, люди в горячке сражения сумели сохранить трезвый рассудок.

Работа Капитана изумляла.

Звон металла и гул множества голосов двигались в темноте, подтверждая мое подозрение, что это была не просто настойчивая атака людей, не очень любящих темноту. (Ночь принадлежит Леди.) Каким-то образом нас обошли с фланга.

– Твоя мерзкая рожа показалась почти вовремя, – прорычал Одноглазый.

– Сюда, в операционную. Я приказал зажечь свет.

Я вымыл руки и вошел. Мои помощники работали самоотверженно, и я впервые почувствовал, что могу сделать для раненых что-то полезное.

По они продолжали прибывать. Звон металла все усиливался. Вскоре стало ясно, что весь этот шум в каньоне был не чем иным, как отвлекающим маневром.

.Такое грандиозное представление имело перед собой совсем небольшую цель.

Заря уже расцветила небосклон, когда я поднял глаза и обнаружил, что передо мной стоит Ловец Душ в оборванном одеянии. Он выглядел так, как будто его поджарили на медленном огне и залили чем-то мерзким голубовато-зеленым.

Он него исходил резкий запах дыма.

– Грузись на фургон, Костоправ, – сказал он голосом деловой женщины. Капитан послал тебе еще дюжину человек.

Весь обоз, включая те повозки, что пришли с юга, стоял немного выше моего госпиталя под открытым небом. Я посмотрел туда. Высокий тощий субъект со сломанной шеей подгонял и без того изнуренных людей.

– Успехи в сражении невелики? – спросил я. – Поймали вас на чем-то, да? Ловец проигнорировал последнее замечание.

– Мы уже достигли основных целей. Только одна задача осталась невыполненной.

На этот раз он выбрал звучный, глубокий голос, голос оратора.

– Исход сражения может оказаться каким угодно. Слишком рано об этом говорить. Ваш Капитан вложил в эту толпу стальной стержень. Но к разгрому надо быть готовыми, чтобы двинуться немедленно.

Несколько повозок уже скрипели, направляясь к нам. Я пожал плечами, промолчав, и перешел к следующему человеку, который нуждался в моей помощи.

– Если силы примерно равны, то не лучше ли вам быть сейчас там и атаковать повстанцев? – спросил я, уже работая.

– Я исполняю волю Леди, Костоправ. Наша цель почти достигнута. Щуки и Мотылька больше нет. Бок тяжело ранен. Меняющий потрудился на славу. Сделано все, осталось только лишить повстанцев их главнокомандующего.

Я был сбит с толку. В голове закружился вихрь мыслей, которые помимо моей воли слетели у меня с языка.

– Но почему тогда вам не попробовать остановить их здесь? Эта северная кампания дорого обошлась Кругу. Сначала Кочерга, потом Шелест. А теперь Щука и Мотылек.

– Вместе с Боком и Твердим. Да, они бьют нас раз за разом, и все время это стоит им их основной силы.

Он посмотрел вниз, на небольшую группу людей, которые шли к нам. Во главе их был Ворон. Ловец развернулся к обозу. Повешенный прекратил жестикулировать и замер. Прислушивается. Неожиданно Ловец заговорил опять.

– Шелест проломила стены Мороза. Ночная Ящерица преодолел предательские холмы Равнины Страха, достигнув пригородов Убийцы. Безлицый сейчас там, на равнине, движется к Конюшням. Они говорят, что Тюк вчера покончил самоубийством, чтобы не попасть в плен к Дробящему кости. Все не так уж плохо, как кажется, Костоправ.

Конечно нет, черт возьми, подумал я. Но это восток. А здесь – север.

Меня не сильно взволновали победы на расстоянии в четверть мира отсюда. Нас прижали здесь, и, если повстанцы прорвутся в Амулет, никакие победы на востоке уже не будут играть роли.

Ворон остановил свою группу и один подошел ко мне.

– Что им делать?

Я понял, что если Капитан послал сюда Ворона, значит, он приказал отступать. Капитан не будет играть в игры Ловца Душ.

– Уложите всех, кого мы обработали, по фургонам. Ребята выстроились в цепочку.

– Пошлите с каждым фургоном около дюжины ходячих раненых. Я, Одноглазый и остальные будем дальше резать и штопать. Что такое?

Он как-то странно смотрел на меня. Мне это не понравилось. Он взглянул на Ловца Душ. Я тоже.

– Я еще не сказал ему, – произнес Ловец.

– Что не сказал? – я уже знал, что когда услышу это, мне не сильно понравится.

От них исходила какая-то нервозность. Она просто вопила, что меня ожидают плохие новости.

Ворон улыбнулся. Не радостно, а просто скривился в какую-то отвратительную гримасу.

– Нам опять нашли работу, Костоправ. Тебе и мне.

– Как? Да ты что?! Нет, больше нет! Меня до сих пор пробирает дрожь при воспоминаниях о том, как я помогал с Хромым и Шелест.

– У тебя есть опыт, – сказал Ловец. Я продолжал мотать головой.

– Мне приходится этим заниматься, – зарычал Ворон, – тебе тоже, Костоправ. Кроме того, тебе ведь хочется записать в Анналы, как ты лично вывел из строя больше из этих Восемнадцати, чем любой из Поверженных.

– Ша. Я что вам, заядлый охотник? Нет, я – врач. Анналы и драки это побочно.

– И это человек, – сказал Ворон Ловцу, – которого Капитану пришлось силком утягивать с передовой, когда мы шли через Ветреную Страну.

Его глаза сузились. Ему тоже не хотелось, и он вымещал свое недовольство на мне.

– Это не случайность, Костоправ, – сказал Ловец голосом ребенка. – Тебя выбрала Леди. Он попытался смягчить мое замешательство.

– Она хорошо награждает тех, кем остается довольна, – добавил он. – А ты пришелся ей по душе.

Я проклял себя за тот романтизм, который переполнял только пришедшего на север Костоправа. Тот Костоправ, потрясенный загадочной Леди, был совершенно другим человеком. Глупый, несведущий юнец. Да-а. Иногда врешь сам себе, только чтобы продолжать жить.

– На этот раз мы будем не одни, – сказал мне Ловец. – Нам помогут Кривая Шея, Меняющий Форму и Несущий Шторм.

– Нужна вся команда, чтобы расправиться с одним бандитом, а? спросил я кисло. Ловец не ответил на укол. Как всегда.

– Ковер вон там. Берите свое оружие и давайте за мной. Он ушел.

Свою ярость я излил на помощниках, совершенно безосновательно. Наконец, когда Одноглазый был уже готов взорваться, Ворон заговорил.

– Не будь дыркой в заднице, Костоправ, – заметил; он. – Нам придется это сделать, так давай займемся.

Тогда я извинился перед всеми и зашагал вниз по) холму, за Ловцом Душ.

– Залезайте, – сказал Ловец, указывая нам места.

Мы с Вороном сели так же, как и в прошлый раз, Ловец подал нам веревку.

– Привяжитесь покрепче. Сейчас нам может достаться, а я не хочу, чтобы вы попадали. И держите нож под рукой, чтобы выбраться, как только будем на месте.

Мое сердце затрепетало. Если откровенно, мне хотелось полететь еще раз.

Воспоминания о предыдущем полете преследовали меня своей красотой и волнением. Там, наверху, было восхитительное чувство свободы, холодный ветер и орлы. Даже Ловец привязался. Дурной знак.

– Готовы?

Не дожидаясь ответа, он начал бормотать. Ковер мягко качнулся, поднимаясь вверх.


Глава 5 | Десять поверженных | Глава 7