home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Капитан затянул обезглавленную и деморализованную армию повстанцев в ловушку. Последовала кровавая бойня. Малочисленность и усталость не позволили Гвардии сбросить повстанцев с горы. Самодовольные Поверженные нам тоже не помогали. Нам не хватило, наверное, одного лишь свежего батальона, одной колдовской атаки.

Ворона я лечил на ходу, положив его на последнюю из вереницы, повозок, направляющихся на юг. Уже несколько дней он был не в себе, все еще отрешенно глядел на окружающее. Забота о Душечке, конечно, легла на мои плечи. Ребенок помогал отвлечься от горьких мыслей и подавленного состояния, вызванных очередным отступлением.

Может быть, именно так она и благодарила Ворона за его великодушие?

– Это наш последний отход, – пообещал Капитан Он не называй это бегством, но также и не смел назвать это движением в тыл, отступательным маневром, или как-нибудь еще. Капитан не упоминал о том, что если последует еще одно отступление, то оно будет уже после всеобщего конца. Падение Амулета будет означать смерть империи Леди. В любом случае Анналам придет конец, и в истории Гвардии будет поставлена точка.

Да благословят вас боги, последних, оставшихся из воинского братства.

Вы были для меня семьей и домом…

Появились новости, до которых нас не допускали у Лестницы Слезы.

Известия об остальных армиях повстанцев, продвигающихся с севера западнее нас. Перечень павших городов был длинен и приводил в уныние, даже несмотря на то, что был не полон. Бегущие солдаты всегда преувеличивают силу своего противника. Это немного смягчает их ощущение униженности.

Мы с Элмо шли по длинной, плавно изгибающейся тропинке, бегущей меж плодородных угодий, раскинувшихся на севере Амулета.

– Как-нибудь, когда вокруг не будет никаких Поверженных, – сказал я, – почему бы не намекнуть Капитану, что было бы неплохо разорвать отношения между Гвардией и Ловцом Душ.

Он удивленно посмотрел на меня. С недавних пор я часто замечаю на себе такие взгляды своих старых товарищей. С тех пор, как мы уничтожили Твердого, я стал мрачным, суровым и неразговорчивым. Правда, и в лучшие времена радость тоже не била из меня фонтаном. Постоянное давление надломило мой дух. Я не мог себе позволить излить душу в Анналах из-за страха, что Ловец как-нибудь узнает, что я там записал.

– Наверное, будет лучше, если нас не слишком тесно свяжут с его именем, – добавил я.

– Что там произошло?

К этому времени все уже знали суть случившегося; то, что Твердого убили, а Повешенный погиб. Мы с Вороном – единственные солдаты, которые выбрались оттуда живыми. Всех мучила ненасытная жажда подробностей.

– Я не могу тебе рассказать. Но ты скажи Капитану, когда поблизости не будет Поверженных.

Элмо подумал и сделал для себя выводы, почти правильные.

– Хорошо, Костоправ, скажу. Не беспокойся. Я не буду беспокоиться. Если Судьба мне это позволит.

В этот день до нас дошли новости об очередных победах на востоке.

Повстанцы сдавали свои позиции со скоростью, с какой только могли передвигаться войска Леди.

И в этот же день мы узнали, что все четыре северные и западные армии повстанцев остановились на отдых, для пополнения своих рядов и подготовки к штурму Амулета. Между ними и Башней никого не было. Просто никого, кроме Черной Гвардии и сборища беженцев. А в небе была комета, этот злой предвестник всех крутых поворотов в нашей судьбе. Конец близок.

Мы все бежим и бежим, навстречу последнему свиданию с нашим злым роком.

Я должен описать еще один момент в этой истории, касающейся Твердого.

Это произошло в трех днях пути к северу от Башни. Собственно, это был еще один сон, как тот, который я видел на Лестнице. Такой же золотой сон, который, возможно, вовсе даже не был сном, пообещал мне: Моему верному нечего бояться. Еще раз я на мгновение увидел то убийственно красивое лицо.

А потом все исчезло, вернулся страх, нисколько не уменьшившись.

Прошли дни, уползли мили. Огромный, отвратительный куб Башни поднялся над горизонтом. А в ночном небе все ярче сверкала комета.


Глава 7 | Десять поверженных | Глава 1