home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Иного пути кроме как через лагерь повстанцев нет. Жаль. Я бы лучше постарался избегать появляться там. Воздух был полон мух и смрада. Когда мы с Леди здесь проносились, лагерь казался пустым. Но это не так. Мы просто никого не видели. Раненые, да и другие солдаты были здесь. Ревун и среди них посеял свою болезнь.

Я выбрал хороших лошадей. Кроме той, что принадлежала Трещине, я взял еще несколько из той же неутомимой породы. Немой задал хороший темп и воздерживался от какого-либо общения, пока наконец мы не достигли внешней границы каменистой местности и он не натянул поводья, указывая мне знаками, чтобы я смотрел по сторонам. Он хотел знать точное направление, которого придерживалась Леди при перелете обратно к Башне.

Я сказал, что мы, кажется, вошли в пустыню где-то в миле к югу от того места, где были тогда мы с Леди. Он отдал мне свободных лошадей и начал медленно продвигаться вдоль кромки скал, тщательно изучая поверхность земли.

Сам я не сильно напрягался, зная, что он отыщет след гораздо лучше меня.

Хотя на этот след мог наткнуться и я.

Немой вскинул вверх руку, затем указал на землю. Они покинули каменистую пустыню примерно там, где мы с Леди пересекли ее кромку, когда возвращались обратно.

– Пытается выиграть время, не маскируя следы, – высказал я свою догадку.

Немой кивнул и двинулся на запад. Знаками он задал несколько вопросов о дорогах.

Основная дорога с севера на юг проходит в трех милях к западу от Башни.

По этой дороге мы шли в Форсберг. Мы подумали, что сначала Ворон отправится туда. Даже в эти тяжелые времена на ней достаточно сильное движение, чтобы можно было скрыть следы мужчины и ребенка. От обычных глаз. Немой думал, что сможет их проследить.

– Помни, что это его страна, – сказал я. – Он знает ее лучше вас.

Немой кивнул с отсутствующим, беззаботным видом. Я посмотрел на солнце.

До заката еще около двух часов. Далеко ли они ушли?

Мы добрались до основной дороги. Немой несколько секунд изучал ее, проехал несколько ярдов на юг, кивнул самому себе. Он помахал мне рукой, пришпоривая лошадь.

Так мы и ехали на этих не знающих усталости бестиях, час за часом, всю ночь после заката солнца. Так же вступили в новый день, направляясь в сторону моря, пока далеко не опередили свою жертву. Передышки были короткими и их было мало. У меня все болело. Слишком мало у меня было времени отдохнуть после того, как закончилось предыдущее приключение с Леди.

Мы остановились там, где дорога огибает подножие поросшего лесом холма.

Немой указал на оголенный участок, который мог послужить хорошим наблюдательным пунктом. Я кивнул. Мы свернули с дороги и начали подъем.

Я привязал лошадей и рухнул на землю.

– Слишком стар для такого, – сказал я и тут же провалился в сон.

С наступлением сумерек Немой меня разбудил.

– Уже идут? – спросил я. Он помотал головой и показал знаками, что до завтра их можно не ждать. Но мне все равно придется держаться настороже, на случай если Ворон будет идти и по ночам.

Вот так, час за часом я и сидел, завернувшись в одеяло, дрожа от холодного зимнего ветра, наедине со своими неприятными мыслями; от кометы исходил бледный и тусклый свет. За все это время я увидел только пару косуль, которые шли к возделанному полю в надежде найти себе какое-нибудь пропитание.

За два часа до рассвета Немой меня подменил. Какая радость. Теперь я мог дрожать лежа и пережевывать все те же неприятные мысли. Но иногда я все-таки погружался в сон, потому что когда Немой потряс меня за плечо, было уже светло…

– Идут? Он кивнул.

Я поднялся, протер глаза и уставился на дорогу Так и есть, две фигуры, одна повыше, другая пониже, двигались в южном направлении. Но на таком расстоянии это мог быть любой взрослый с ребенком. Мы поспешно собрались, оседлали лошадей и спустились с холма. Немой хотел подождать их дальше, за поворотом. А мне он сказал держаться за ними, на всякий случай. Этот Ворон может выкинуть все что угодно.

Он скрылся. Я остался ждать, все еще дрожа и чувствуя себя очень одиноко. Те двое подошли к подъему. Да. Ворон и Душечка. Они явно спешили. но Ворон казался спокойным, уверенный, что погони нет. Они прошли мимо меня.

Я подождал минуту, выбрался из леса и последовал за ними, огибая подножие холма.

Немой поставил свою лошадь посередине дороги. Он немного наклонился вперед, во всей его тощей фигуре чувствовалось что-то злое и нехорошее.

Ворон встал в пятидесяти футах от нас и продемонстрировал свой нож. Душечка стояла у него за спиной.

Когда она заметила меня, то улыбнулась и помахала мне рукой. Я улыбнулся ей в ответ несмотря на напряженность момента.

Ворон резко развернулся. Лицо его стало злым. Его глаза сверкали гневом, а может даже и ненавистью. Я остановился на таком расстоянии, чтобы он не мог добросить свой нож. Казалось, он не расположен к разговорам.

Несколько минут мы все оставались без движения. Никто не хотел произнести первое слово. Я посмотрел на Немого. Он пожал плечами. Дальше у него не было никаких планов. Меня привело сюда любопытство. Частично я уже его удовлетворил. Они были живы и хотели скрыться. Без ответа оставалось только одно – почему. К моему изумлению первым заговорил Ворон.

– Что ты тут делаешь, Костоправ? – выкрикнул он. Он сдался первым, а я-то думал, что у него стальные нервы.

– Вас ищу.

– Зачем?

– Любопытство. Нам с Немым не безразлична Душечка. Мы беспокоимся.

Он нахмурился. Он услышал то, чего не ожидал.

– Ты видишь, с ней все в порядке.

– Да-а. Похоже. А ты как?

– А что, у меня такой вид, как будто со мной что-то не так?

Я бросил взгляд на Немого. Ему нечего было добавить.

– Есть сомнения, Ворон. Сомнения. Он перешел в оборону.

– Какого черта все это значит?

– Приятель плюет на своих корешей. Поступает с ними, как последнее дерьмо, и исчезает. А люди должны ломать себе голову и бросаться выяснять, что случилось.

– Капитан знает, что вы здесь? Я опять взглянул на Немого. Он кивнул.

– Да. Хочешь взять на пушку, старина? Я, Немой, Капитан, Шалун, Элмо, Гоблин, у нас у всех есть подозрения…

– Не пытайся остановить меня, Костоправ.

– Чего ты все время лезешь в драку? Кто сказал, что мы собираемся тебя останавливать? Если бы мы хотели тебя остановит, ты никогда бы здесь не оказался, не смог бы даже отойти от Башни. Он насторожился.

– Они понимали, что происходит, Шалун и наш старина. Они вас отпустили. А кое-кто из нас хотел бы знать почему. Вообще-то мы, наверное, знаем, и если это то, что мы думаем, тогда ты получаешь по крайней мере мое благословение. И Немого. И, я думаю, всех, кто не стал тебя удерживать.

Ворон нахмурился. Он понял, на что я намекаю но не был уверен до конца.

Он пробыл в Гвардии недолго и поэтому не может понимать нас с полуслова.

– Положим, так, – сказал я, – мы с Немым выясняем, что вы погибли.

Оба. Никому ничего больше знать и не надо. Но понимаешь, это как убегать из дома. Даже желая вам добра, мы не можем не чувствовать себя задетыми тем, как вы это делаете. Тебя приняли в Гвардию. Ты прошел с нами через черт знает что. Ты… Да подумай, через что мы с тобой прошли. А ты плюешь на нас. Так не делают. Подействовало.

– Иногда, – сказал он, – бывают такие важные вещи, о которых нельзя рассказать даже лучшим друзьям. Вы все могли погибнуть.

– Да я так и думал. Слушай, не переживай. Немой спешился и принялся болтать с Душечкой. Казалось, ее этот спор не интересовал. Она рассказывала Немому, что с ними уже приключилось и куда они направлялись.

– Думаешь, это умно? – спросил я. – Опал? Тогда пара вещей, которые тебе нужно знать. Во-первых, Леди победила. Думаю, ты уже об этом знаешь. Ты чувствовал, что так и будет, иначе ты бы не двинулся в дорогу. Ну ладно.

Теперь второе, поважнее. Хромой вернулся. Она его не уничтожила. Она его починила, и теперь он у нее первый парень.

Ворон побледнел. Я впервые видел его действительно испуганным. Но это был страх не за себя. Себя он считал уже ходячим трупом, человеком, которому нечего терять. Но сейчас у него была Душечка. Ему нужно было жить.

– Да-а. Хромой. Мы с Немым об этом много думали.

Хотя на самом деле это пришло мне в голову Только что. Но мне казалось, что будет лучше, если Ворон решит, что мы долго над этим размышляли.

– Наверняка рано или поздно Леди тебя хватится. Если она узнает, где ты, будешь иметь Хромого у себя на хвосте. А он тебя знает. Догадавшись, что ты решишь навестить своих старых друзей, он начнет тебя искать в твоих родных местах. У тебя есть друзья, которые могли бы спрятать тебя от Хромого?

Ворон вздохнул, явно теряя уверенность. Он убрал свой нож.

– Я так и хотел сделать. Думал, что мы сможем добраться до Берилла и там спрятаться.

– Формально Берилл только союзник Леди, но ее слово там – закон. Вам придется убраться в такое место, где о ней никогда не слышали.

– Куда?

– Я эти места не знаю.

По-моему, он успокоился, поэтому я слез с лошади. Он было взглянул на меня настороженно, затем расслабился.

– Я ведь пришел не просто так. Эй, Немой! Немой кивнул, продолжая свой разговор с Душечкой.

Из своего багажа я достал мешок с деньгами и сунул его Ворону.

– Ты забыл свою долю добычи из Роз. – Я подвел свободных лошадей. Верхом вы будете двигаться быстрее.

Ворон боролся с собой, пытаясь сказать спасибо и не в состоянии разрушить барьер, который он поставил между нами.

– Наверное, мы пойдем…

– Не хочу я этого знать. Я уже дважды встречался с Глазом. Она зациклилась на том, что хочет оставить след в истории. Не то чтобы она хочет выглядеть в выгодном свете, просто хочет, чтобы была отражена правда. Она знает как могут переврать потом историю, и не хочет чтобы это случилось с ней А я – тот парень, которого она выбрала в качестве летописца.

– Бросай все, Костоправ, пошли с нами. И Немой тоже. Пошли.

Предыдущая ночь была очень длинной, и я успел об этом подумать.

– Не могу, Ворон. Капитану ведь придется остаться на своем месте, даже если он этого и не хочет Гвардии придется остаться. А я в Гвардии. Я слишком стар, чтобы убегать из дому. Мы с тобой будем бороться за одно дело, но свой вклад я внесу оставшись в семье.

– Давай же, Костоправ. Эта толпа наемных головорезов…

– Но-о! Полегче Я сказал это резче, чем хотел Ворон осекся – Помнишь ту ночь в Лордах, – сказал я, перед тем, как мы пошли за Шелест? Когда я читал из Анналов? Ты что сказал мне? Несколько секунд он молчал.

– Да. Тогда ты заставил меня почувствовать, что значит быть членом Черной Гвардии. Может, я и не понимаю этого, но тогда я действительно почувствовал.

– Спасибо.

Я достал из багажа еще один сверток. Это для Душечки.

– Поговори с ним немного, а? У меня тут есть для нее подарочек.

Он посмотрел на меня, потом кивнул Я отвернулся чтобы мои слезы были не так заметны. Попрощавшись с девочкой и насладившись ее радостью от моего скромного подарка, я отошел к обочине дороги и быстро и тихонько всплакнул. Немой с Вороном притворились слепыми.

Мне будет не хватать Душечки. И я никогда не перестану за нее тревожиться. Она – любимая, совершенная, всегда счастливая. Воспоминания о той деревне оставили ее в покое. Но впереди была встреча с самым ужасным врагом, какого только можно себе представить. Мы все этого боялись.

Я поднялся, вытер остатки слез и отозвал Ворона в сторонку.

– Мне не известны твои планы. И я не хочу их знать. Но на всякий случай тебе надо кое-что знать. Когда мы с Леди поймали Ловца Душ, у него оказался целый тюк тех бумаг, которые мы откопали в лагере Шелест. Он так и не передал их ей. А она не знает об их существовании. – Я рассказал ему, где их можно найти. – Я съезжу туда через пару недель. Если они. еще там, я попробую в них разобраться.

Когда он посмотрел на меня, лицо его было холодным и непроницаемым. Он думал о том, что еще одна встреча с Глазом подпишет мой смертный приговор.

Но он ничего не сказал.

– Спасибо, Костоправ. Если я когда-нибудь окажусь там, то я этим займусь.

– Ладно. Немой, ты готов? Немой кивнул.

– Душечка, иди сюда. – Я крепко ее обнял. – Не обижай Ворона.

Я снял амулет Одноглазого и надел его Душечке на руку.

– Если близко окажется кто-нибудь из Поверженных, – сказал я Ворону, – она это почувствует. Не знаю как, но это действует. Удачи.

– Ладно.

Все еще в раздумье, он стоял и смотрел, как мы садимся на лошадей. Он неуверенно приподнял руку.

– Поехали домой, – сказал я Немому, и мы двинулись.

Ни один из нас не обернулся. Этой встречи никогда не было. Потому что Ворон со своей сироткой погибли у ворот Амулета.

Назад, к Гвардии. К делу. Ко всей предстоящей веренице годов, к моим Анналам. К страху До возвращения кометы тридцать семь лет. Видение было ложным. Мне никогда столько не прожить Ведь так?


Глава 1 | Десять поверженных |