home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Она появляется во тьме

Эмиссары принца-демона трижды посещали Майсак, и каждый раз Каптал отсылал их домой с вежливым, но твердым отказом. Затем довольно долгое время из Шинсана не было никаких вестей.

Он начал уже подумывать, не поехать ли в Криф, но, взвесив все, решил этого не делать. Каптал еще на что-то надеялся…

Крылья демонов принесли весть об ужасающей катастрофе. Она вызвала благоговейный ужас всех магов Запада.

Йо Хси и принц-дракон погибли, а в глубине лесов в горах Драконьи Зубы зашевелился колдун Вартлоккур — губитель Ильказара. Он не только зашевелился, но и явил новое небывалое могущество.

Каптал, подобно остальным волшебникам, укрылся в своем самом надежном убежище, творя охранительные заклинания и краем глаза следя за тем, что происходит на Севере. Предсказать события было абсолютно невозможно. Разрушитель империи снова действует. Что свершит он теперь?

А что происходит в Шинсане? Наследником Ну Ли Хси был ребенок-калека, не способный удержать Трон Дракона. Дочь же Йо Хси была послушницей в одном из монастырей ордена Отшельниц. Ее не интересовали ни трон, ни власть… Не захватит ли Вартлоккур Шинсан раньше, чем тервола смогут избрать императора?

Во всех странах Запада маги копили силу, готовясь к обороне.

Однако ничего так и не произошло. Сила, возникшая было в Драконьих Зубах, постепенно сошла на нет. Проведенный Капталом зондаж говорил лишь о присутствии молчаливого терпения без всяких амбиций и об отсутствии каких-либо признаков опасного накопления магической массы.

В Шинсане тоже не наблюдалось никакой активности колдовских сил. Оба наследника вступили в свои права без всяких осложнений.

Каптал вернулся к своим экспериментам.

Она появилась ночью при полной луне, через три года — ровно день в день после подмены младенца. Ее свиту составляли бесенята, василиски, грифоны и охраняющий небеса дракон. Сама она восседала на белоснежном единороге. Она оказалась самой красивой женщиной из всех, которых ему когда-либо доводилось видеть, и он сразу воспылал к ней любовью.

О гостье, пробудив его ото сна, сообщил Шоптау. Сработало охранительное заклинание? — спросил Каптал.

— Да, Хозяин.

— В чем дело?

— Великая магия. Ужасное могущество. Много удивительных зверей. Люди без души.

— Ты их видел?

— Да, я полетел с пятью…

— И?.. — Обеспокоенный взгляд. — Неужели кто-нибудь пострадал? — Он по-отечески любил свои создания.

— Нет. Но мы очень испугались. Не приближались. Большой крылатый зверь с огненными глазами и языком. Размером с несколько лошадей…

— Дракон?

Шоптау утвердительно кивнул.

Драконы были большой редкостью, но еще реже встречались маги, умевшие укрощать этих зверей.

— Он вели себя враждебно?

— Нет. — И крылатое существо извлекло свой хрустальный кинжал.

Каптал внимательно изучил острие и клинок. Свечение было едва заметно.

— Никаких недружелюбных намерений, — изрек он. — Что же, пойдем взглянем на них.

Он увидел ее с расстояния в полмили — сияющее пятно под кружащимся драконом. Узрев единорога, он проникся благоговением. Считалось, что единороги давно вымерли.

— Мгла, — прошептал Каптал, когда женщина приблизилась. — Дочь Йо Хси.

Она остановилась у ворот, показав ладони обеих рук. Каптал улыбнулся. Он понимал, что жест этот ничего не значит, если она задумала зло.

Но тем не менее она послала сигнал. Не стоит восстанавливать ее против себя, особенно учитывая то, что за ней стоит Шинсан. Исход схватки предрешен заранее. Он вряд ли продержится даже до того, как успеет направить известие в Форгреберг.

Каптал решил, что пошлет депешу в столицу в зависимости от исхода переговоров.

Она прекрасно понимала его положение и не просила, чтобы ее пропустили за стены твердыни.

— Я пришла, чтобы обсудить вопрос, представляющий взаимный интерес. — Голос-колокольчик мгновенно растопил его сердце.

— Да? — Ее красота не давала никакой возможности сосредоточиться.

— У вас в свое время было соглашение с моим отцом. Я хочу его возобновить.

От удивления старик открыл рот.

Она соскочила с удивительного животного и что-то сказала одному из своих офицеров. Солдаты Шинсана начали разбивать лагерь. Делали они это с такой же точностью и четкостью, как и все остальное. Бесенята же начали возиться и шалить.

Каптал наконец обрел дар речи.

— Но я слышал, что Трон Демона вас не интересует, — сказал он и, взглянув на единорога, добавил:

— Но это, очевидно, были ничем не обоснованные домыслы.

Она наградила его обворожительной улыбкой.

— Приходится притворяться, если хочешь выжить, находясь рядом с троном. Если бы отец решил, что наследие меня интересует, он убил бы меня без колебаний. Чем больше власть, тем больше страх ее потерять.

— Договор с вашим отцом, — сказал Каптал, впустив гостью в замок, — перестал иметь смысл, после того как он совершенно потерял чувство реальности. Он совершал серьезные ошибки и возлагал вину на других.

— Знаю и приношу извинения. В свое время он был блестящим человеком. Думаю, что вы найдете во мне более приятного партнера. О, сколько заманчивых обещаний прозвучало в этих словах!

— Какая мне от этого польза? Да, у вас Трон Демона. Но располагаете ли вы реальной властью? Осмеливаетесь ли вы высовывать нос за пределы своих границ? У принца-дракона тоже имеется наследник.

— О Шинг? Пока я еще не стерла его в порошок. Но это всего лишь вопрос времени. Не все тервола еще высказались.

(Тервола, маги-военачальники, командовали армиями Шинсана. Традиционно они хранили верность не кому-то лично, а самому Шинсану.)

— Лорды Фенг и By поддерживают О Шинга. Лорд Чин на моей стороне. Вы видите, я захватила с собой символ его могущества.

— Дракона? Хм-м… А единорог? Я, по правде говоря, думал, что это мифическое создание.

— Они очень редки. Встречаются реже, чем драконы. Но единороги будут всегда, пока существуют девственницы, — правда, мы тоже встречаемся реже драконов.

Каптал нервно спросил:

— А вы, случаем, не одна из тех… тех, чья магическая сила зависит…

Она обидчиво надула свои великолепные губки.

— Что вы, сэр! — И тут же со смехом продолжила:

— Ну конечно, нет. Я не столь глупа, чтобы ставить свое могущество в зависимость от того, что так легко потерять. Я ничем не отличаюсь от любой другой женщины.

Старик почувствовал легкий укол зависти к тому, кто первым разделит ее ложе.

— И что же вы мне можете предложить? — спросил он.

— То же, что и отец, — ответила Мгла. — Но в отличие от него я вас не обману.

Он уже схватил крючок, но все еще пытался дергаться.

— Каковы ваши планы?

— Я намерена испытать свою силу. На границах Шинсана множество Малых Королевств, чинящих нам неприятности. Кроме того, я разделаюсь с О Шингом.

— А затем?

— Затем займусь крупными восточными державами — Эскалоном и Матаянгой.

— Вот как?

Она была, несомненно, честолюбива. Но ее честолюбие пока обращено лишь на те цели, достижение которых Шинсан считал своим историческим предназначением. Каптал решил выдвинуть свои условия.

— Ваше предложение может меня заинтересовать. Но пока вы меня не убедили. Если вы успешно справитесь с Эскалоном, я вступлю в союз с вами.

Эскалон располагал такими же могущественными магами, что и Шинсан.

Мгла хотела вновь открыть туннель перехода. У нее оказался на Востоке друг — итаскиец по имени Визигодред. Он обитал вдали от центра событий и был абсолютно аполитичен. Она хотела, чтобы контроль над туннелем был в его руках.


Он гордо несет бремя своей преданности | Дитя тьмы | Владычица ночи