home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колдовство высшего порядка

Рагнарсон очнулся с чудовищной головной болью, какая бывает после недельной попойки. Преследовавший его во время бесчувствия демонический шепот превратился в бессвязное бормотание Насмешника.

Они находились в классической темнице со склизкими влажными каменными стенами. За решетчатой, ржавой дверью стоял крылатый часовой с торчащими из пасти длинными клыками и сияющим кинжалом в руке. За крылатым суетились какие-то существа с совиными лицами. Эти были приземисты и с ног до головы закутаны в темные одежды. Крылатый человек открыл дверь камеры.

Шесть совиных рож набросились на Насмешника и связали его, прежде чем Браги успел как-то среагировать. Но затем, ревя, как бешеный бык, и не обращая внимания на дикую головную боль, Рагнарсон схватил пару совообразных, стукнул их друг о друга головами и пустил в ход кулачищи. Послышался треск, это сломалась шея у одного из тюремщиков. Второго он приподнял и кинул через себя. Крак! Мозги птицечеловека потекли по стене.

На него накатился вал странных, отвратительных созданий. Браги упал. В какую-то долю секунды его связали и куда-то поволокли. Рагнарсон пытался считать шаги и повороты, но ничего не получалось. Мешала головная боль, и, кроме того, мстя за нападение, чудища непрерывно били пленника под ребра.

Наконец они добрались до большой комнаты. Это мог быть тот же самый зал, где его и Насмешника принимали в первый раз. Клубящегося тумана теперь не было. В огромной палате все было черного цвета. Чудовища бросили Браги на каменный стол, и вскоре до него донеслись голоса. Заставив себя повернуть голову, он увидел старика, спорящего с сотканной из тумана женщиной. Старец неожиданно прекратил спор, признав свое поражение.

Женщина растаяла вместе с туманом. Старик повернулся, выбрал бронзовый кинжал из лежащего на столе набора, поднял руки над головой и, обратившись лицом к Рагнарсону, затянул заунывный напев.

Пленник заметил начертанную мелом на полу пентаграмму. Колдовство! Сейчас его и Насмешника отправят в тартарары на съедение неведомому существу. Он снова попытался освободиться от пут. Носильщики не обратили внимания на его усилия, нервно взирая на действия своего хозяина. В пентаграмме что-то задвигалось, и она разверзлась бездонной, абсолютно черной пустотой. Колдун прекратил завывания. Окружающие Рагнарсона чудовища дружно вздохнули.

Браги, в надежде отвлечь чародея, заорал что есть мочи. Это, однако, никакой пользы не принесло. Путы не поддавались, и в бессильной ярости Рагнарсон сделал то единственное, что было возможно в его положении. Он плюнул в круглый глаз одного из совоподобных.

Существо подпрыгнуло так, словно в него ткнули шилом, подняло руки, потеряло равновесие и, сделав шаг назад, угодило в пентаграмму.

Издав крик, полный ужаса, оно сморщилось и почернело. Колдун вначале попытался вытащить своего слугу, а затем затянул заклинание, чтобы загнать демона обратно. Слишком поздно. Существо с совиной физиономией погибало. Тьма постепенно засасывала его все глубже.

Оставшиеся служители старика, отчаянно вопя, разбежались. Они настолько потеряли голову, что во время бегства опрокинули стол, на котором лежал Браги. Грохнувшись на пол, он взвыл, но тут же обрадовался, обнаружив, что одна рука свободна. И не далее как в пяти футах от него валялся кинжал колдуна, который тот уронил, пытаясь спасти своего слугу. Браги ужом подполз к кинжалу, разрезал путы и освободил Насмешника, который следил за событиями круглыми от ужаса глазами.

Из пентаграммы, из того места, где совоподобное существо пробило невидимый барьер, вырос черный, похожий на палец отросток.

Старик исчез.

Неуверенно стоящие на ногах Насмешник и Браги приготовились последовать его примеру. Насмешник, бросив взгляд на стол, где было сложено их оружие, двинулся в том направлении. В других обстоятельствах рысца, которой передвигался толстяк, могла бы вызвать смех, но сейчас Браги было не до веселья. Насмешник прорысил в опасной близости от пентаграммы, но тьма внутри нес, видимо, была целиком занята своей жертвой.

Она полностью разделалась с совоподобным и, когда Браги и Насмешник все еще обдумывали лучшие пути к спасению, начала выползать из пентаграммы, вертясь, как кошка, пробирающаяся через узкое отверстие.

— Лично я считаю, — сказал Насмешник, — что любое место будет лучше того, где мы обретаемся в данный момент.

— А где мы обретаемся в данный момент? — спросил Рагнарсон. — Может быть, легче будет сообразить, куда идти, если знать, где находишься.

— Моему другу Медведю лучше не знать этого, — ответил Насмешник.

— Чушь! Если знаешь — то говори.

— Как хочешь, — пожал плечами Насмешник. — Мы — в небольшом куске Шинсана, перенесенном в Рудерин через дырку в ткани Вселенной. Мы пребываем в двух местах одновременно — в одной из долин Рудерина и в маленьком замке в Шинсане, где-то в горах, именуемых Столбами Слоновой Кости. Это недалеко от границы Шинсана с Сенделинской степью. Если дела пойдут плохо, нам предстоит долгая пешеходная прогулка домой.

— Пойдут плохо, говоришь? — фыркнул Рагнарсон. — Интересно, что может быть хуже того положения, в котором мы уже оказались? — Тьма, еще оставаясь в пентаграмме, значительно уменьшилась в размерах. — Предлагаю двигаться и закончить нашу беседу на ходу.

В этот момент тьма решила выплеснуться из пентаграммы. Но они сумели увернуться от ее щупалец и бежать.

Их подгонял страх. Легкие с трудом втягивали бедный кислородом воздух, изрядно потрепанное тело отказывалось терпеть новые муки, но ноги сами собой несли их подальше от страшной комнаты с еще более страшной пентаграммой. За беглецами, не отставая, подобно змее, ползло бесконечное черное щупальце.

На них бросилось какое-то существо. Рагнарсон схватил его, Насмешник пронзил его мечом, и затем они совместными усилиями принесли это нечто в жертву текущему за ними черному ручью. Только после того, как тьма начала окутывать жертву, беглецы увидели, что это еще один из слуг колдуна.

По чистой случайности они вернулись в помещение, откуда началось их бегство. Демон покинул зал, и шум, вызванный его бесчинствами, теперь доносился со стороны коридоров.

Моментально почувствовав себя увереннее, Рагнарсон обошел трон.

— Эй, — неожиданно произнес он, — похоже, я нашел выход. Браги обратил внимание, что если смотреть под определенным углом, то можно увидеть полупрозрачную прямоугольную темноту, за которой просматривались черные колонны и стены. Темнота по форме и размеру напоминала ту, сквозь которую они попали в тронную палату.

— Лично я был бы премного тебе благодарен, если бы твои слова несли зерно истины. Магия, связывающая два региона, начинает слабеть.

Под ними уже некоторое время не очень сильно и довольно мягко трясся пол. Рагнарсон, мысли которого все еще были заняты происками черной тьмы, этого сотрясения не замечал.

— А что, если… — начал он.

— Если не очень умные искатели приключений не найдут сейчас же выхода, то им предстоит весьма утомительная прогулка из Шинсана, — ответил Насмешник.

— В таком случае — сюда. Похоже, мы оттуда появились, — сказал Браги и побежал к прямоугольнику.

Рагнарсон снова оказался в водовороте. И вновь к нему вернулись ощущения, которые он пережил на пути в страшный замок. Пролетев смердящую пустоту, он оказался в коридоре, где они угодили в западню. Насмешник появился минутой позже.

Но пока они все еще оставались в ловушке.

— Располагайся как дома, — сказал Рагнарсон, усевшись спиной к стене и положив меч на колени. — Обратно я возвращаться не намерен.

— Лично я тоже предпочел бы скончаться здесь, на Западе, — ответил Насмешник. — Хотя, должен признаться, обидно испускать дух на задворках Рудерина в результате собственной глупости. Ни тебе героической битвы, ни геройской гибели на глазах многочисленных свидетелей, аплодирующих твоей отваге. Как горько!

Камни вокруг них загудели, с потолка посыпалась пыль.

— Звук — хуже некуда, — заметил Рагнарсон.

— Раздавлены насмерть. Жалкий конец столь великого разума. Я глупец. А другу следовало бы помочь указанному глупцу и утащить жирного идиота в лагерь, не жалея пинков, если возникнет необходимость.

— По-моему, свет слабеет, или мне так кажется?

— Воистину так. Магия рассеивается. Портал, ведущий в Шинсан, вот-вот исчезнет.

Именно так и было. Занавес, скрывающий вход в Империю Ужаса, начал дрожать по краям, вспыхивая время от времени разноцветными огнями.

— Может быть, нам все же удастся выбраться. Если, конечно, раньше не обрушатся стены.

— Возможно.

Занавес исчез окончательно. И перед ними неожиданно оказались изумленные физиономии нескольких наемников.

— Призраки! — завопил один из них.

— Бу-у-у! — закричал Насмешник и закудахтал как безумный. — С дороги! С дороги все, пока на чью-то бесценную голову — лично мою, иными словами, — не рухнул рассыпающийся замок.

Пятнадцатью минутами позже они, уже сидя в седлах, наблюдали с вершины холма за тем, как рушится замок. Клубы тьмы, которой не смели коснуться лучи утреннего солнца, окутали фундамент сооружения. На фоне розовеющего неба поднялся столб все той же тьмы, изогнувшись в сторону Востока. Замок исчезал. Казалось странным, что столь огромное здание исчезает в полной тишине.

— Отправился домой, — заметил Насмешник.

— Мы еще услышим о них, — сказал Рагнарсон.

Из-за гребня холма появились Тарлсон и Черный Клык.

— Вам повезло, что я упомянул о замке в присутствии проводника, — сказал Инред. — Он сказал, что никаких замков здесь нет, и я направил на выручку отряд.

— Весьма признателен, — ответил Рагнарсон.

Они подробно обсудили происшествие. Когда Рагнарсон упомянул о крылатом человеке, Тарлсон замолчал и ушел в себя.


Глава 7 1002 год от основания Империи Ильказара В КАВЕЛИН | Дитя тьмы | Переход в Кавелин