home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Первая кровь

— Хаакен! Рескирд! Сомкнуть ряды! Пусть вас не волнует шум. Они знают, что мы здесь. Живо! Они у нас на хвосте! Инред, спросите его, что там впереди.

— Он пришел сзади.

— Но парень знает местность, разве не так? Тарлсон поговорил с разведчиком.

— Он говорит, что там озеро. Справа крутой спуск к очень узкой полоске берега. Слева — холмы и вертикальные обрывы; рельеф очень неровный, овражистый и заросший кустарником. Больших высот нет.

— А как насчет тумана? Это обычное явление? Как долго он продержится?

Вопросы и ответы, вопросы и ответы. Разговор идет ужасно медленно.

— Хаакен! Рескирд! — Он отдал необходимые распоряжения. Пехота тролледингцев, шедшая в арьергарде, ускоренным маршем начала передвигаться вперед. Итаскийцы отошли на обочины по обе стороны дороги и, дождавшись подхода тролледингцев, перемешались с ними.

— Рескирд! — ревел Рагнарсон. — Убери этих лошадей назад! Встреча произойдет через час.

Он погнал коня в голову колонны, где Черный Клык заменял авангард тяжело вооруженными всадниками.

— Поторопись, демон тебя раздери! Если волстокинцам известно о нашем присутствии, то это известно и Брейтбарту. Он выступит на Север.

Обратно он скакал, выкрикивая каждому встреченному офицеру:

— Живее! Живее!

Из тумана на него призраками смотрели сотни юных бледных, напряженных лиц. Теперь он не видел улыбок и не слышал смеха. Все происходящее перестало быть очередным приключением.

— Тарлсон! Где вы? Держитесь ближе. И не отпускайте вашего разведчика. Мне надо узнать, где здесь мы сможем найти самый крутой холм.

К тому времени, когда он достиг хвоста колонны, Драконоборец в сопровождении эскадрона легкой конницы и взвода лучников двинулся навстречу противнику.

Вскоре Браги сделал все, что был должен сделать, и ему оставалось только молиться. Его полторы тысячи человек были зажаты между двумя превосходящими по численности, более свежими и гораздо более подготовленными армиями, хотя, по правде говоря, он до сих пор не знал, где находится Брейтбарт. Да, для первой крови он предпочел бы более легкую схватку.

Вдали трубили сигнал к бою. Драконоборец встретился с противником.

Справа, всего в нескольких ярдах от колонны, мягко плескались невидимые в тумане воды озера.

— Здесь, — наконец объявил Тарлсон.

— Налево! — закричал Рагнарсон. — Вверх по склону! Живо!

Солдаты начали карабкаться наверх.

Холмы, такие низкие, что вряд ли заслуживали столь гордого названия, над туманом все же возвышались. Браги разделил свои войска и разместил их на склонах, обращенных в сторону озера.

Он надеялся, что туман не рассеется слишком рано.

Вскоре под ними, скрытый в тумане, прошел отряд Рескирда. О его движении можно было судить лишь по производимому шуму. Через несколько мгновений вслед за ним проследовало мощное кавалерийское подразделение. Рагнарсон дал сигнал своим офицерам пока воздержаться от стрельбы.

Туман почти рассеялся, когда главные силы врага достигли того места, где их хотел видеть Рагнарсон. Он мог различить туманные силуэты конных офицеров, подгоняющих своих пеших подчиненных… Браги дал сигнал.

Стрелы пронзили пелену тумана. Снизу доносились крики удивления и боли. Выждав минуту, за которую тысячи стрел успели сорваться с тетивы, Рагнарсон дал сигнал к атаке. Первыми, сотрясая холмы своим боевым кличем, вниз бросились тролледингцы.

Рагнарсон утомленно наклонился вперед в своем седле и стал ждать результатов.

Волстокинцы находились в приподнятом настроении. Они были уверены в своей победе. Неожиданный смертельный ливень ошеломил их. Они не видели врагов. Топчась по раненым и убитым, они еще пытались перестроиться, когда тролледингцы обрушились на них сверху снежной лавиной.

Когда через час туман полностью рассеялся, истребление армии Волстокина подходило к концу. Оставшиеся в живых волстокинцы отступили в воду. Многие из тех, кто пытался отплыть подальше, тонули. Лучники Рагнарсона развлекались тем, что использовали остававшиеся над водой головы как мишени. Тролледингцы же предпочли, вскочив на трофейных лошадей, скакать по воде и рубить головы врагов. Вода стала алой от крови.

— Вы не берете пленных? — спросил Тарлсон. Пока он не высказал ни слова похвалы в адрес полководческих способностей Браги.

— Пока нет. Придется просто отпустить домой, где они возьмут оружие и снова выступят против нас. Я надеюсь полностью вывести из игры Волстокин.

Появился гонец Черного Клыка. После короткой стычки потрясенный командир авангарда волстокинцев просил о капитуляции.

— Хорошо, — ответил Рагнарсон. — Мы дарим им жизнь и оставляем сапоги. Но только рядовым. Разденьте их донага, и пусть убираются. Офицеров ко мне.

Там, у кромки воды, его люди, устав от убийств, позволили врагам сдаться.

— Что же, пойдем посмотрим на наши трофеи, — сказал он. Рагнарсон хотел оказаться внизу до того, как начнутся свары из-за дележа добычи. За волстокинцами следовал целый обоз телег и фургонов, набитых обычными паразитами, кормящимися у военного лагеря.

Он слез с коня и не спеша прошелся по месту побоища. Его потери были незначительными, кое-где тела волстокинцев громоздились грудами. Снова удача повернулась к нему лицом. Браги на секунду задержался рядом с Рагнаром Бьерном, который вряд ли был старше его, когда он прошел через свою первую битву. Парень, несмотря на боль от раны, улыбался.

— Вижу, что некоторые готовы на все, лишь бы не топать дальше пешком, — произнес он, кладя руку на плечо Рагнара.

Кто-то сказал ему эту фразу много-много лет назад, когда он получил первую рану.

Кругом стояла не правдоподобная тишина. Так всегда бывает после битвы, когда кажется, что единственный оставшийся в мире звук — крики воронов.

Один из мертвецов привлек его внимание. Слишком смугл для жителя Волстокина. Нос с горбинкой. Гарун был прав. Эль Мюрид направил своих советников в Волстокин.

Браги печально покачал головой. Это крошечное, богами забытое королевство превращалось в центр сложных интриг.

Появился Хаакен. Он привел с собой десятка три пленников и несколько сотен тяжелогруженых лошадей.

— Браги, здесь есть что-то забавное, — сказал он, указывая на нескольких смуглолицых людей.

— Знаю. Люди Эль Мюрида. Убивайте их всех. По одному. Посмотрим, что скажет самый слабый из них.

Всех остальных пленных он присоединил к захваченным ранее офицерам.

Волстокин потерял почти полторы тысячи человек. Потери Браги убитыми составили шестьдесят пять человек. Обладай его люди большим опытом, подумал он, потери могли бы быть еще меньше. Засада выполнена классически.

— Что теперь? — поинтересовался Тарлсон.

— Похороним своих мертвых и поделим добычу.

— А затем? Ведь остается лорд Брейтбарт.

— Мы исчезнем. Необходимо дать возможность людям переварить содеянное. Сейчас они считают себя непобедимыми. Им следует понять, что перед ними организованный и дисциплинированный враг. Кроме того, требуется время, чтобы весть о нашей победе распространилась как можно шире. Это известие может стать хорошей поддержкой для тех, кто на стороне королевы.

— Но ведь есть еще лорд Брейтбарт. Многие после вашей победы присоединятся не к королеве, а к нему. Им выгодно, чтобы борьба за Корону продолжалась.

— Знаю. Но я предпочел бы не ввязываться в бой несколько недель. Людям надо отдохнуть и подучиться. Хаакен! Проследи, чтобы Марена Димура получили свою долю.

Он увидел, как разведчики, усталые и окровавленные, топчутся в сторонке, неуверенно поглядывая на богатую добычу. Один из них — по виду важный вождь — с восхищением смотрел на ярко раскрашенный фургон, набитый столь же ярко размалеванными, но смертельно напуганными женщинами.

— Отдай старику фургон со шлюхами.

Это оказалось мудрым решением. В благодарность за даргонец, от Марена Димура принес ему на следующий день весть о том, что часть конницы Брейтбарта оторвалась от основных сил. В короткой стычке Браги захватил две сотни пленных, убил еще около сотни, а остальных заставил в панике бежать. Тарлсон сказал, что Брейтбарт в основном полагается на своих рыцарей, что тип он весьма осторожный и после полученной взбучки, видимо, отступит.

Так и случилось. Но в то же время в Дамхорст прибыли еще несколько баронов. Войско Брейтбарта теперь насчитывало около трех тысяч человек.

После отхода главных сил барона на запад остались разрозненные отряды его сторонников из низших классов, дравшихся друг с другом. Все больше Марена Димура стягивались к Рагнарсону, который по-прежнему оставался в холмистой местности, поблизости от границ Волстокина, меняя при этом место лагеря каждые несколько дней. Местные жители постоянно информировали его о всех действиях Брейтбарта.

Эти действия сводились к патрулированию крупными отрядами, неторопливым однодневным переходам главных сил на север, дневной стоянке и отходу на следующий день в Дамхорст.

Рагнарсон начал беспокоиться о Насмешнике. К этому времени от толстяка должны были бы поступить известия.

Инред уехал, заявив, что настало время вернуться к командованию личной гвардией королевы. Давление на трон несколько ослабло, но ходили слухи, что разбойники свирепствуют по окраинам Форгреберга. Этому следовало положить конец.

Уже перестало быть секретом, что Брейтбарт захватил деньги, предназначенные людям Браги. Но никто, получив свой жирный кусок добычи, не жаловался. Кроме того, уверенное в себе войско не сомневалось, что полковник обязательно приведет своих солдат в Дамхорст и отнимет у барона причитающиеся им деньги.


Салтимбанко | Дитя тьмы | Глава 8 1002 год от основания Империи Ильказара КАМПАНИЯ ПРОТИВ МЯТЕЖНИКОВ