home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Война на Востоке

— Полагаю, что все началось с того момента, когда Вальтер уговорил Брока и меня отправиться в Хэлин-Деймиель, — сказал Турран, обращаясь к слушателям, состоящим из Эланы, Непанты, Прешки, Ута и Дала Хааса. — Джеррад с нами не пошел, а отправился назад в горы. Полагаю, что он охотится и пытается восстановить Вороний Грай. Глупец. В Хэлин-Деймиеле нас нашли люди Наставника Эскалона. Они вербовали солдат с Запада для войны.

И мы угодили в сети дьявола, став вспомогательным отрядом в войне чародеев. Мы были наемниками, убийцами и вообще помощниками на все руки для боевых чародеев.

Пришлось проделать длинный путь на Восток. К тому времени, когда мы добрались до Татарьяна — столицы Эскалона, — нас уже были многие тысячи.

Только добравшись до места, мы узнали, что Эскалоп воюет с Шинсаном. Эскалон — сильная держава, но где ему до Империи Ужаса.

Эскалон войну проигрывал. Королевство было осаждено черными силами. Орды демонов и других адских существ бились на каждой из сторон.

Нас, иностранцев, сразу бросили в драку. Некоторое время нам удавалось сдерживать напор шинсанцев. Но затем их продвижение возобновилось.

Наставник решил все поставить на кон в последней и решительной магической битве. Нет слов, чтобы описать это сражение. Продолжалось оно девять дней. Территория размером с Итаскию превратилась в дымящуюся пустыню. Погибли многие миллионы. В Эскалоне сохранились лишь Татарьян и еще несколько крупных городов. Что осталось в Шинсане, нам неизвестно. Мы не проиграли схватку, но и не победили, что означало в конечном итоге наше неизбежное поражение.

Во время этой битвы мы и потеряли Брока. Каждый из нас стал слишком много думать о собственной безопасности. Прилетела стрела и ранила его. То, что она была выпущена в Шинсане, за тысячи миль от нас, не может служить оправданием. У нас были средства заранее узнать о нападении. Мы же просто не обратили внимания.

Рана была легкой, но на стрелу наложили заклятие, высасывающее у жертвы душу. В конце он просто умолял нас убить его. — Турран ненадолго замолчал, целиком уйдя в воспоминания. — После этого Наставник решил, что Эскалон потерян, — продолжил Тур-ран. — Вызвав меня и Вальтера, он сказал, что теперь Шинсан нападет на Матаянгу. Наставник считал, что все надежды мира связаны с западом, потому что именно там были уничтожены Йо Хси и Ну Ли Хси. Сейчас, по его словам, он пытается лишь выиграть время. Наставник надеялся, что кто-нибудь вроде Вартлоккура или Звездного Всадника, увидев, что творится, покончит с хаосом на Западе.

Вот тогда-то, Элана, он и дал мне камень. Тот, который я переслал тебе. Ты использовала его самые незначительные охранительные свойства. Наставник считал, что камень является одним из Полюсов Силы. Откуда он это взял, я не знаю. Но ясно одно — владение драгоценной каплей имеет огромное значение. Я видел, как Наставник ею пользовался… Поверь, она способна двигать горы. Старик хотел, чтобы я передал камень Звездному Всаднику. Но я не стал делать этого. Сам не знаю почему. Когда все закончится, я попытаюсь отдать каплю Вартлоккуру. Он знает, что такое Империя Ужаса. Полагаю, что у него наилучшие шансы остановить Шинсан.

Над костром повисла тяжелая тишина. Несколько минут слушатели переваривали рассказ Туррана. Затем его сестра, глядя на мирно подремывающего Вальтера, спросила:

— Но почему вы сразу не вернулись? Вы потеряли Брока, война закончилась…

— Война не закончилась, она была только проиграна. Надо было обязательно выиграть время. Мы думали, что сможем помочь. После великой битвы чародеев обеим сторонам некоторое время пришлось полагаться на самых обычных солдат. Меня все считают весьма приличным военачальником, только немного импульсивным и сверхоптимистичным, пожалуй. Однако эти качества не очень проявляются, когда я работаю на других. Одним словом, в течение нескольких месяцев я успешно дрался с Шинсаном.

— Я совсем запуталась. Ты упоминал о наследниках как Ну Ли Хси, так и Йо Хси… С кем же вы дрались?

— С обоими. То с одним, то с другой. Они между собой враждуют. Но армия Шинсана едина. Она повинуется тому, кто в данный момент отдает приказы. Когда мы только пришли в Эскалон, то начали сражаться с дочерью Йо Хси. После Великой Битвы нашим противником стал О Шинг. Не знаю, когда произошла смена. Момента перехода командования в другие руки мы не заметили. Несколько месяцев спустя нашим противником снова стала Мгла.

— Я видел эту женщину… Невероятно. Столь много зла в таком прекрасном облике.

— Но что случилось с Вальтером? — спросила Непанта.

— Тебе никогда не хватало терпения. Все это — весьма запутанная история. Постарайся не прерывать.

Непанта и он пикировались уже много-много лет.

— При помощи Силы, оставшейся в распоряжении Наставника, он захватил одного из тервола и сумел продержать его живым до тех пор, пока не узнал, что Мгла лично намерена вести войска на штурм Татарьяна. Наставник попытался сыграть, швырнув кости в последний раз. Ставка в игре была одна — смерть Мглы.

Сердцем плана должны были стать Вальтер и я. И мы сорвали всю операцию. Мы должны были попасть в плен…

Турран говорил сбивчиво и часто погружался в молчание. Во время длительных пауз он ворошил палкой огонь, бросал в костер шишки или вдруг начинал чистить ногти.

— Мы могли позволить себе это, так как не имели отношения к смерти ее отца. Наставник полагал, что она захочет нас допросить. В этом случае мы должны были сделать вид, что перешли на ее сторону, и затем убить, как только такая возможность представится.

Все получилось наилучшим образом.

У женщины была одна слабость. Тщеславие. Нет, пожалуй, две. Еще и внутренняя незащищенность. Мы сыграли на них. Она стала держать нас при себе вроде ручных зверюшек. Задавала нам тысячи вопросов о жизни на Западе.

Все пошло не так после того, как Валт сам поверил в то, что ей говорил…

Слушатели как по команде тяжко вздохнули и снова обратились в слух. Турран опять стал тыкать палкой костер.

— Это была целиком моя вина… Мне следовало… В Шинсане, чтобы усилить власть Силы, они пользуются особыми растениями. Эти растения заодно останавливают процесс старения. Но, употребив их однажды, вы должны ими постоянно пользоваться…

— И ты тоже? — спросила Непанта.

— Каждый, кто служит Империи Ужаса, обязан прибегать к этому средству. Предав Эскалон, Валт решил загладить вину, попытавшись убить Мглу. У него ничего не получилось. Не знаю, как объяснить последующие события. Может быть, в бочке ее зла присутствует капля милосердия? А может быть, в ковер злобы случайно вплелась золотая нить добра. Не знаю. Из всех возможных видов наказания она выбрала самое легкое — лишила нас волшебных растений.

— Так вот почему он такой, — не сдержалась на сей раз Элана. — Как получилось, что ты выздоровел?

— Я не знаю, как работает мозг. Да, я выздоровел. Это произошло шесть месяцев тому назад в приюте для безумцев в Хэлин-Деймиеле. Некоторое время я не понимал, что представляют собой мои воспоминания — реальность или кошмарное видение. Никто не знал, кто мы такие. Стража обнаружила нас на улице и ради нашей же безопасности доставила в лечебницу. Ученые, изучавшие наше поведение, сказали мне, что Вальтер подсознательно использует синдром абстиненции как предлог, чтобы не возвращаться в реальную жизнь, где ему некуда будет скрыться от чувства вины.

— Если бы здесь был Насмешник… — пробормотала Непанта с отсутствующим, как у Вальтера, взглядом. — Он бы сумел достучаться до сознания Валта.

— Время — великий целитель, — сказал ей Турран. — Меня оно излечило, и я не теряю надежды.


Дорога к побережью | Дитя тьмы | Лазурное Побережье