home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



41

Как и в старые времена, гости ожидали Чодо в бассейной. Эту комнату так называли, потому что в ней помещалась огромная ванна. Я видел океаны меньше этой ванны. Она была с подогревом. Обычно (этот раз был исключением) по краю ванны в качестве украшения стояли несколько голых красоток, добавляя последний штрих к атмосфере декаданса.

Пока мы ждали, я спросил:

– А где милашки? Мне их не хватает.

– Их нет. Чодо не хотел, чтобы они тут вертелись, пока в доме жила его дочь. А теперь он так и не собрался взять их обратно.

Что это значит? Что дочь здесь больше не живет?

Терпение, Гаррет. Все выяснится.

Появился Чодо, слегка изменившийся. Он ехал в своем инвалидном кресле, колени завернуты в одеяло, оно спускалось и закрывало ноги. Руки, похожие на заплывшие жиром клешни, сложены на коленях. Я не видел его лица. Голова свесилась вперед. И раскачивалась из стороны в сторону.

Кативший кресло Садлер остановился в дальнем конце бассейна, наклонился и откинул голову Чодо назад, чтобы она не болталась. Я никогда не видел Чодо в добром здравии, но теперь он, казалось, просто разваливается. Он выглядел так, будто его отравили мышьяком, и вдобавок он страдает от сильного малокровия, так как к нему привязались вампиры. Кожа у него была почти прозрачная.

Он был тщательно подстрижен и одет так, точно собирался на обед к королю, и от этого вид его ужасал еще больше.

Я двинулся вперед. Краск схватил меня за руку.

– Стоп, Гаррет!

Садлер склонился к правому уху Чодо:

– Мистер Гаррет здесь, сэр. Садлер говорил тихо. Я едва слышал его. Выражение глаз не изменилось. Никаких признаков того, что он меня узнал. Не похоже, что он вообще меня видит. Зрачки не двигались, взгляд ни на чем не сосредоточивался.

Садлер наклонился вперед, как будто для того, чтобы Чодо что-то сказал ему на ухо. Послушав, он выпрямился.

– Он хочет узнать о своей дочери. – Теперь игра шла в открытую. – Все, что тебе известно. И все твои соображения.

– Я уже сказал…

– Он хочет услышать сам. Со всеми подробностями.

Бред какой-то. Может, они считали, что я не замечу. А может, им было все равно, замечу я или нет. Губы Чодо не пошевелились.

Он не произнес ни слова, только слюни текли.

Я вспомнил тот вечер, когда мы попытались дописать последние строчки в истории Чодо. Мы – Краск, Садлер, Уингер и я – обложили Большого Босса вместе с ведьмой, за которой он охотился. Прежде чем мы с Уингер вломились в дом, ведьма улетела, на прощание нанеся последний удар. Она стукнула Чодо кулаком по лицу. На пальце у нее был перстень со змеиным ядом.

Вот так. Чодо не убили, но яд сделал свое дело.

К радости Краска и Садлера. Когда это случилось, они должны были счесть себя любимцами богов. Их первоначальный план состоял в том, чтобы прикончить Чодо и, пока никто не очухался, захватить власть в Организации. Как известно из истории, это наиболее часто встречающийся способ передачи власти в преступном мире. Но этот способ означает длительную борьбу, в ходе которой уничтожаются возможные соперники.

А в данном случае не возникало вопроса о наследниках. Чодо был жив. Краск и Садлер делали вид, что он все еще руководит, а сами понемногу брали бразды правления в свои руки.

Театр абсурда.

Я стал им подыгрывать.

Не подыгрывать им было бы, с их точки зрения, особо тяжким преступлением.

Обычно в сложном положении я действую правильно. Я себя не выдал. Я разговаривал с Чодо через Садлера, словно не видел в этом ничего странного.

Я подробно рассказал им о серии убийств и о молодых женщинах, зачастивших в Веселый уголок. Иногда лучше всего сказать правду.

– Ты видел ее в последнее время? – спросил Садлер.

– После того случая у Гулляра – нет.

– Ты не пытался ее выследить?

– Зачем? Нет. Когда я узнал, кто она такая, я потерял к чей интерес.

– Ты не так глуп, как кажется, – проронил Краск.

– Как и ты. Это защитная окраска. Садлер взглянул на меня с подозрением:

– Ты должен был знать, кто она, после того, как видел ее в заведении Дотса.

– Я просил Морли связаться с вами, потому что девушка может что-то знать и ее показания позволят остановить убийцу. И я не думал, что надо ее выслеживать для того…

Садлер меня перебил:

– Ты сказал, что убийца мертв. Он твердо решил меня подловить.

– Может быть. Мы надеемся. Но раньше убийца тоже был мертв. Однако убийства продолжались.

– А сейчас?

– Ножи для ритуальных жертвоприношений пропали. Полицейский, который находился рядом с трупом и имел доступ к ножам, исчез. Возможно, это ничего не значит, но зачем рисковать? Я нашел двух женщин, которые напоминают предыдущих жертв. Мы будем их охранять.

Интересно, достаточно ли убедительно это прозвучало?

Садлер наклонился к Чодо и долго простоял так, хотя губы Чодо даже не дрогнули.

– Да, сэр. Я скажу ему, сэр. – Он выпрямился. – Чодо говорит, что для тебя есть работа, Гаррет. Он хочет, чтобы ты нашел его дочь. Он хочет, чтобы ты привез ее домой.

– При всех своих возможностях он не может ее найти?

– Он не желает, чтобы знали, что он ее ищет.

Краск сказал:

– Он не может сам ее искать, Гаррет. Это значит признать, что он не хозяин в семье.

Да. И все начнут интересоваться, почему она сбежала.

– Понятно. – Я повернулся, походил для вида взад и вперед и наконец остановился. – Я берусь за это дело. Но для начала мне надо опереться на какие-то сведения. А я не знаю даже, как ее зовут.

– Белинда, – сказал Краск. – Но она будет под другим именем. Яйца курицу учат.

– Белинда? Ты шутишь? Кого сейчас зовут Белинда?

– Это в честь старенькой бабушки Чодо. – Краск даже не улыбнулся. – Она воспитывала его, пока он не смог позаботиться о себе сам.

У Краска сделался отсутствующий взгляд. Уж не тоскует ли он по старым временам? Чодо лет на десять старше его, так что они не могли вместе носиться по городу, но Краск и Садлер, как большинство подручных Чодо, до того как прийти в Организацию, были уличными мальчишками, а потом проходили специальное обучение за счет Короны в университетах Кантарда.

– Я берусь за это дело, – повторил я. Оказавшись лицом к лицу с Большим Боссом, я обычно веду себя решительно. Единственная моя слабость – любовь к жизни.

Садлер наклонился к Чодо и с показным удивлением слушал.

– Да, сэр. Я прослежу за этим, сэр. – И, выпрямившись, добавил: – Я получил указание выдать тебе сто марок вперед в счет гонорара и оплаты расходов.

И чего все эти люди суют мне деньги, может, пришла такая пора?

– Считайте, что я уже приступил к работе, – сказал я. – Только надеюсь, мне не придется переться домой пешком, это километров пятнадцать.

Вот так – намеками, намеками. Но не настаивать. Мне ужасно хотелось смыться. И поскорей. Пока не возникло что-нибудь еще.


* * * | Ночи кровавого железа | cледующая глава