home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



44

– Послушай, я сделал все, что мог, – огрызнулся я, когда Покойник напустился на меня во время моего отчета. – Я слушал до умопомрачения, как Брешущий Пес провел день, чтобы хоть что-то передать Гулляру. Затем я убил два часа, пытаясь чего-нибудь добиться от крайне глупой дамочки, которая решила, что разговор о спасении ее жизни – это новый прикол. В конце концов она послала меня куда подальше. Это не очень повысило мою самооценку. Но я выяснил, что завтра вечером она не работает. У нее есть семейные обязанности.

«Прекрасно. Если завтра мы потерпим неудачу, то оставим эту женщину как приманку на следующий раз.»

– Почему ты так уверен, что нас еще ждут неприятности с этим убийцей?

«Я не уверен. Я беру пример с тебя, вижу все в мрачном свете и ожидаю самого худшего. Если ничего не произойдет, это будет для меня чрезвычайно приятным сюрпризом.»

– Да? Надеюсь, тебе преподнесут этот чрезвычайно приятный сюрприз. Я иду спать. Это был ужасный день.

«А пиво, выпитое по долгу службы?»

– Всему есть предел. Сохраняй бдительность. Если эта женщина не сможет сдержать свои порывы…

«Ха! Она крепко спит, и в ее головке нет ни единой мысли о ком-то по фамилии Гаррет.»

– Кто же она тогда? Монашка? Ну не важно. Не хочу ни о чем знать. Хочу только спать. Спокойной ночи. Приятных снов в компании клопов. И все такое.

Я уже был наверху, когда меня снова вызвали.

«Гаррет. Спустись ко мне.»

Я не смог бороться и пошел вниз.

– Что?

Надо было побороться.

«Ты не рассказал мне о другой женщине, Дикси. Из казино «У мамы Сэма». Помнишь?»

– Помню. Она не явилась на работу. Ее ждали, но она не пришла. Никто не удивился. Это в ее духе. Ясно? Всех продинамила. Но завтра она должна прийти точно. Она будет нашей приманкой. Спокойной ночи.

На все вопросы он получил прямые ответы и не стал заставлять меня тратить время на наши знаменитые словесные перепалки. Я вскарабкался по лестнице. На этот раз я успел подойти к своей комнате, и тут он меня догнал.

«Гаррет! Кто-то стучит в дверь.»

Ну и черт с тем, кто стучит. Пускай придет еще раз, когда люди не спят. Я присел на край кровати и наклонился вперед, чтобы развязать ботинки.

«Гаррет, у двери капитан Туп. Кажется, у него плохие новости, но он так взволнован, что я не могу сказать с определенностью.»

Здорово. Для Тупа я оставлю специальное указание. Пускай зайдет через неделю.

Тем не менее я с трудом поднялся с кровати, проковылял к двери и посмотрел в глазок. Покойник был прав. За дверью стоял капитан Туп. Я еще разок вступил в короткий спор насчет того, стоит ли его впускать. Наконец сдался и отпер дверь.

Я был откровеннее, чем обычно:

– Ну и вид у вас – краше в гроб кладут.

– Я хочу покончить с собой.

– И вы пришли сюда, чтобы я помог вам это сделать? Я не оказываю такие услуги.

– Ха! Ха! Он нас опередил, Гаррет.

«Приведи его сюда, Гаррет.»

– Что? Ночь не время для обсуждения. Я так устал, просто измотан.

– Уинчелл. Он похитил эту Конфетку. Сегодня вечером. Потому что он знает, что завтра мы устроим ему ловушку. С ним Рипли.

– Откуда вы знаете?

– Я их видел. Ходил на разведку, прикидывал, как завтра вечером устроить засаду. И увидел, как они похитили ее, когда она шла с работы. Я гнался за ними, сколько хватило сил. Они тоже меня заметили. Они смеялись надо мной.

– Вы потеряли их из виду?

– Да. Я покончу с собой. Я сказал Покойнику:

– Хочешь, чтобы он сделал это сейчас, тогда я смогу немного выспаться? От трупа избавимся завтра.

«Чушь. Капитан Туп, вы должны вернуться в казарму и вызвать всех, кто знаком с капралом Уинчеллом и рядовым Рипли. Установите, не знает ли кто-нибудь, где они прячутся. Пошлите наряды проверить эти укрытия. Думайте о том, как спасти девушку, а не о том, чтобы поймать злоумышленников. Если вам удастся ее спасти, вы добьетесь и расположения общества, и одобрения вашего начальства. Я советую вам отправиться тотчас же. Если вдобавок вы сможете настичь злодеев, арестуйте их, но не убивайте. С проклятием легче будет справиться, если его носитель останется жив.»

– В прошлый раз я пытался. Но этот дурак сделал все, чтобы мы его убили.

«Я полагаю, это тоже заложено в проклятии. Тот, кто его для чего-то породил (вы слишком долго изучаете официальные документы), так вот, этот колдун был гением. Он не просто выдумал заклинание, понуждающее убивать женщин с определенной внешностью. Он изобрел проклятие, которое изменяется вместе с условиями жизни, учится на своих ошибках, умирает, а затем воскресает снова и снова и становится все более жестоким, преодолевая время.»

Туп побледнел:

– Значит, нет никакого способа его победить? Если сегодня я его уничтожу, завтра оно возродится и будет в десять раз сильнее?

«Я могу назвать несколько способов победить проклятие. Но ни один из них мне не нравится. Например, можно сделать так, чтобы теперешний носитель проклятия умер в присутствии какого-нибудь калеки, который просто физически не сможет совершить убийства, или на глазах у заключенного, который осужден пожизненно. Впрочем, я убежден, что проклятый не должен умереть, пока его не осмотрят специалисты и не решат, какое заклинание может лишить данное проклятие способности переходить от одного человека к другому, то есть вышибить клин клином.

Или другой путь: поскольку проклятие переходит при непосредственном контакте мертвого с живым, мы сможем попробовать похоронить преступника заживо. Лучше всего в море. Возможно, в гробу, если быть уверенным, что гроб никогда не откроют.»

– Значит, проклятие нельзя уничтожить, только его носителя? – спросил я.

«В настоящее время – да. На самом деле погребение лишь предоставит искать разгадку последующему поколению.»

– Чувствую, тут придется побегать.

«Ты прав. Эту работу нужно было сделать раньше. Я считаю, что по-настоящему лишить это проклятие силы можно, лишь установив изобретателя-чародея и обстоятельства, при которых оно было впервые применено. Причина, с моей точки зрения, так же важна, как способ. Если мы узнаем, почему возникло это проклятие, мы сможем понять, как его обезвредить и с чего начать.»

Я сказал Тупу:

– Бьюсь об заклад, он знал все это, еще когда вы пришли в первый раз. А вы увиливаете от изучения документов под тем предлогом, что это будто бы слишком большая работа.

Туп не стал спорить, Покойник тоже. Я сказал:

– Что бы сейчас ни происходило, на меня не рассчитывайте. Мне надо отоспаться. Туп раскрыл рот.

– Не взывайте к моей совести, капитан. Сколько раз я вытаскивал вас из дерьма, а вы все недовольны! В вашем распоряжении те же средства, что и в моем. Старик сказал вам, что делать. Идите и делайте. Спасите девушку. И прославьтесь. Где Дин? Он может выпроводить Тупа? Что, спать пошел? Идите сюда. – Я схватил Тупа за локоть. – Делайте, что говорит Покойник. Ведите расследование. Спокойной ночи.

Туп вылетел за дверь, брызгая слюной.


предыдущая глава | Ночи кровавого железа | cледующая глава