home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



51

Я не спешил. Я зашагал к парадной двери, размышляя, нельзя ли устроить на крыльце такую ловушку, чтобы тот, кто не нажмет потайную кнопку безопасности, провалился в бездонную пропасть.

Прекрасный замысел, но, к сожалению, неосуществимый. Осуществимо только одно: не подходить к двери. Хотя большинство людей, которые хотят меня видеть, знают, что я имею такую привычку и что, если они будут долго и громко стучать, я в конце концов прибегу.

Теперешним кошмарным посетителем оказался некий всеми позабытый субъект, рьяный разоблачитель заговоров по имени Брешущий Пес Амато. Как раз то, что надо посреди ночи. Ну хорошо, ранним утром. Это дела не меняет.

– Я вас не разбудил, правда?

– Меня? Нет. Я еще не ложился. Только собирался. У меня был скверный день на этой скверной неделе в этом скверном месяце.

– Убийца девушек? Я слышал, что убили еще одну.

– Уже все знают?

– Когда что-либо интересное, молва распространяется быстро.

– Ясно. Пошли на кухню. – Я показал пальцем на дверь Покойника.

– Твой старый приятель Туп изобретает с помощью Его милости какой-то план. – Я усадил Амато за кухонный стол. – Хочешь пива?

– Конечно.

– Что случилось? – налив две кружки, спросил я.

– Ну… Это суеверие, я знаю. Я встал, шел дождь, мне надоело писать плакаты и листовки. Я вышел на улицу и пошел. Ноги сами привели меня сюда.

Что за черт! Мне не хотелось спать. Кто хочет спать, когда ведет праведную жизнь?

– Тут остался яблочный пирог. Хочешь?

– Конечно. Я плохо питаюсь. Что ты думаешь о моем вчерашнем выступлении?

– Очень удачное начало. Но мне не довелось увидеть все целиком.

– Я заметил, что ты исчез.

– Не по своей воле. Ко мне подошли бандиты Чодо Контагью и сказали, что их босс хочет меня видеть.

– Кажется, я видел этих парней как раз перед тем, как ты пропал.

– Ты знаешь людей Чодо?

– Слава Богу, не по собственному опыту. Но я годами следил за Организацией и собирал информацию. Они не пытались поживиться за мой счет, но, если они попробуют, я буду наготове.

Что это значит? Кто-то в Организации страдает милосердием и терпимостью? Едва ли. Вошла Белинда, за ней Конфетка. Обе были полуодеты. Брешущий Пес тут же доказал, что он не совсем полоумный. Он сразу вылупился. У него потекла слюна. Если бы сейчас была луна, он бы на нее завыл. Он пропищал:

– Кто эти прелестные дамы, Гаррет?

– Они связаны с делом об убийце девушек. Это Белинда, а та Конфетка. Девочки, это Кропоткин Амато.

Белинда и бровью не повела, но Конфетка чуть не выскочила из штанишек. С огромным воодушевлением она спросила:

– Брешущий Пес Амато? – И глядя мне прямо в глаза: – Отец Сас?

В мгновение ока Амато стал другим человеком.

– Сас? Это прозвище Лони. Вы знаете Лони Амато?

Белинда поняла и схватила Конфетку за руку. Конфетка побледнела как полотно, но, очевидно, Белинда не успела ее остановить. Конфетка сказала:

– Конечно. Мы работаем вместе с Сас. Да, Белинда?

Так я и думал. Девочки провели ночь наверху, сплетничая обо всем на свете. Надеюсь, что тип по фамилии Гаррет не был главным действующим лицом их разговора.

Брешущий Пес сказал:

– Лони моя дочка. Об этом знают немногие. Когда я в последний раз видел ее, ей было пять лет. Моя жена… Она никогда не верила в то, что я делаю. Она считала меня сумасшедшим. Может, так и есть. А может, нет. Это не важно. Она ушла. С Лони. Вы знаете Лони? Вы правда знаете Лони?

Даже психи иногда плачут.

Девочки не знали, что сказать. Я сделал им знак молчать.

– Старина, я должен тебе признаться. Насчет тех отчетов, что мм пишем. Гулляр передает их твоей дочери. Да. Он подставное лицо, но не злодей.

– Передает Лони? Правда? Ты знаком с моей дочкой, Гаррет?

– Однажды ее видел, только и всего. Я с ней незнаком.

– С ней все в порядке? Расскажи мне о ней. Расскажи мне все.

– Вынужден разбить твое сердце, дружище. Мы с тобой ладим, мы вместе кое-что разработали, но ты не мой клиент. Мой клиент Гулляр представляет интересы твоей дочери. Без одобрения этих людей я не могу тебе ничего рассказать. Я могу сказать только, что она здорова. Она не светская дама, но и не нищенка. Если ты хочешь знать больше, я спрошу разрешение у Гулляра.

Белинда сказала:

– Я изменила мнение о тебе. Ты полное дерьмо, Гаррет.

– А если бы я работал на тебя? Ты бы хотела, чтобы без разрешения обсуждали твои дела?

Она заворчала, зафыркала. Но поняла. Брешущий Пес страстно желает, чтобы ему рассказали о его дочери, но, может, дочь вовсе не желает, чтобы он лез в ее жизнь.

Надо спросить у Лони.

Брешущий Пес пришел к тому же выводу. Может быть, даже раньше меня. Он сказал:

– Гаррет, поговори с ней. Спроси, хочет ли она меня видеть. Если ты устроишь нам встречу, я буду твоим рабом по гроб жизни. Я сделаю все, что ты захочешь. Я любил эту девочку. И я не видел ее с тех пор, как она была почти младенцем.

Белинда и Конфетка смотрели на меня так, словно ожидали, что сейчас из моих уст посыплются перлы премудрости, как будто взмахом ржавого рыцарского меча можно воссоединить Брешущего Пса с его давно потерянным ребенком. В воздухе повеяло сентиментальностью. Если я желаю добиться благосклонности одной из этих красоток, надо устроить встречу.

Я циник. И признаю это. Мне придется помочь Брешущему Псу, чтобы потом добиться успеха у баб. Я ни в коем случае не стал бы тратить драгоценное время на это дело из каких-то чувств. Я парень крутой. Меня всякой чепухой не проймешь.

Надеюсь, Амато не хватит удар, когда он узнает, чем занимается его дочь.

Черт возьми, я сам не знаю, чем она занимается. Правда, не знаю. Она танцует в заведении Рислинга Гулляра. Это не значит, что она шлюха. А даже если так, это не мое дело.

Я сказал:

– Не хочу быть невежливым, ребята, но я ужасно устал. Я суетился весь день. Дамы, если вы не хотите спать, а желаете побеседовать с мистером Амато, пожалуйста. Когда пойдете в постель, проверьте, заперта ли парадная дверь. Это означает, что кто-то из вас не должен ложиться, пока мистер Амато и эти дураки, что разговаривают с Его милостью, не уйдут.

И тут Покойник показал, что, развлекая членов королевской семьи, он не забывает обо мне.

«Не беспокойся, Гаррет. Мне кажется, я не смогу отделаться от этого принца, пока он не увеличит нам сумму на расходы. Я уверен, что тогда Дин уже проснется и проводит нашего последнего гостя. Можешь немного поспать.»

Это звучало подозрительно. Покойник бывает ко мне добр, только когда он уже приготовил для меня задание. Если он хочет, чтобы я отдохнул, значит, потом он загоняет меня до смерти. Я похлопал Амато по плечу:

– Поболтай с девочками. Я поговорю с твоей дочерью.

Две минуты спустя я лежал в постели. Я погасил лампу и вырубился прежде, чем голова моя коснулась подушки.


* * * | Ночи кровавого железа | cледующая глава