home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Рядом с Рекал на южной границе Арнхандо

Первым очнулся Финбога. Он был напуган. Его разум все еще находился в оцепенении. Прошло какое-то время, прежде чем Финбога понял, что он и его товарищи валяются в какой-то рощице, не похожей ни на одну стране. Солнце слепило глаза. Склоны холмов покрывала коричнево-желтая трава. Нигде не было заметно никаких признаков существования человека. Хотя нет. По долине проходила вымощенная булыжником дорожка. Чуть дальше долину пересекал трехуровневый сводчатый акведук.

Впрочем, Финбога понятия не имел, что это именно акведук. Ему еще ни разу не доводилось видеть такие сооружения или слышать о них.

Вслед за ним в себя пришли близнецы. Финбога наблюдал, как проходит их ужас.

– Где мы? – спросил Сигурд.

– Ума не приложу. В мире живых. Может, Грим в курсе. Они с ним говорили, – ответил Финбога. Ужас, который он испытал в зале Героев, постепенно проходил, оставляя лишь холодок и смутное воспоминание о том, что небеса на самом деле выглядят не так, как их себе представляют смертные.

Затем проснулись Свэйвар и Холгрим. Шэгот все еще не пришел в сознание. Все пятеро пытались сообразить, куда и зачем они попали. Но больше всего их волновало, что с ними в действительности произошло.

– Подчиняемся Воли Ночи, – пробормотал Финбога.

– Что? – не понял Сигурдон.

– Не обращай внимания. – Финбога нахмурился. Он и сам не понял значения своих слов.

Товарищи решили, что, наверное, они находились на том свете несколько месяцев. А может, несколько лет.

Шэготу потребовалось гораздо больше времени, чтобы выйти из забытья. Солнце достигло зенита, а потом наполовину скрылось за горным хребтом позади отряда. Вот тогда Шэгот открыл глаза. Он долго не мог ничего сказать.

– Ну, Грим? У тебя есть соображения, где мы находимся? Когда сюда попали? И почему? – донимал его Финбога.

У Шэгота все плыло перед глазами. Ему казалось, от него разит выпивкой. Но он был главарем. Именно ему боги поручили выполнение миссии.

Лишь он сохранит в памяти все ужасы пребывания в крепости Великих Небес.

Шэгот потратил еще какое-то время, дабы привести мысли в порядок.

– Скорее всего, мы в стране арнхандеров, неподалеку от города Рекал, на холмах, где по-прежнему сильна древняя магия той эпохи, когда племена, поклоняющиеся нашим богам, устроили засаду огромной броской армии в долине, что лежит внизу. В те дни эту землю покрывал лес. Вот здесь стоял алтарь. Поэтому боги и забросили нас сюда. С этого места нам и следует отправиться в путь.

– Отправиться в путь, куда? – поинтересовался Свэйвар.

– Нам придется самим догадаться. Мы должны найти человека. Узнаем его, когда встретим. – Шэгот отвратительно себя чувствовал. Он врал. Но его заставили Древние.

– Мы должны ждать здесь. Войско на подходе. Мы присоединимся и останемся в его рядах до тех пор, пока не встретим того, кого разыскиваем. Нужный нам человек командует другой армией, которую атакует наша.

– Неужели этот тип настолько разозлил богов, что они выбрали нас убить его? – спросил Холгрим.

Миссия, возложенная на андорэйцев, преследовала несколько иную цель.

– Он знает, как уничтожить их. Боги хотят избавиться от него прежде, чем этот парень сообразит, что к чему. – Шэгот нахмурился. Наверняка, боги знали то, чего не знал он. – А пока мы ждем, нам следует откопать кое-какие трофеи. Позже они нам пригодятся.

Весь склон был усыпан оружием, инструментами, обмундированием, съестными припасами и другой ерундой, которая, по мнению богов, могла оказаться полезной.

– Соберите эту дрянь. И соорудите здесь подобие лагеря, – приказал Шэгот. Он посмотрел на север. В воздухе витал холодок. Собирался дождь. – Где-то в этой куче хлама должна быть палатка. Поставьте ее. Если, конечно, вы не желаете спать под дождем.

Товарищи Шэгота самостоятельно развели костер. Гриму хотя бы об огне думать не пришлось.

Шэгот прошелся по холму, бормоча что-то себе под нос. Остальные андорэйцы не разобрали ни слова из его невнятной речи. Впрочем, он и сам ничего не понимал. Шэгот лишь знал, каким путем ему следует идти. Грим продолжал повторять про себя маршрут. Всякий раз, когда он останавливался, перед ним возникали видения из прошлого. Шэгот лицезрел странных волосатых людей в волчьих и медвежьих шкурах, которые пиршествовали и приносили в жертву своим богам пленных бросов.

Поначалу он не понимал, о чем разговаривают дикари, но ритм и некоторые звуки их языка напоминали Шэготу его собственную речь. Этим свирепым и жестоким дикарям доставляло удовольствие убивать друг друга в драках и кровавых распрях. Им нравилось уничтожать противника, которого они поджидали.

Постепенно древний язык начал приобретать смысл. И Шэгот стал понимать, зачем эти люди, умершие полторы тысячи лет назад, собрались вместе, дабы сразиться с легионами Броса.

Куда бы ни ступала нога бросов, они везде насаждали свою культуру, свои идеалы и образ жизни. Бросы принимали всех богов в свой собственный сонм. Они мирно сосуществовали с Помощниками Ночи. Там, где проходили бросы, старый образ жизни и старые боги постепенно предавались забытью, угасали и зачастую становились второстепенными божествами или же полностью стирались из памяти людей, которые вспоминали старых божеств, как неких демонов или ночных призраков.

Шэгот не понимал, что с древнего сражения минуло много столетий, прежде чем на свет появились первые проповедники, ставшие основателями халдарского вероучения. Он не ведал и того, что его боги действительно верили в то, что им удастся сохранить свое владычество в среднем королевстве.

Знания Шэгота о событиях древней битвы свелись к тем незначительным сведениям, которые ему поведали боги. Некоторые вещи вообще ускользнули от его внимания. Грим не заметил, что жрецы варваров тоже видели его. Он никогда не узнает, что, в основном, дикари выиграли сражение из-за своей непоколебимой уверенности в том, что один из богов находятся среди них.

– Грим, пойдем, принесем какой-нибудь еды, – сказал ему Свэйвар.

– Всегда существовала еще одна броская армия. Вот в чем заключалась проблема, – жуя сушенное мясо, пробормотал Шэгот.

– Ты меня беспокоишь, Грим. Ты обычно так много не думаешь, – вымолвил Свэйвар.

– Ну и зачем ты ходил кругами, бормотал, смотрел в никуда? – допытывался Холгрим.

– Я размышлял над тем, где нам надо копать. Займемся этим завтра. Что-то огонь маленький. Я продрог до костей.

Остальные как-то странно на него посмотрели, однако Финбога все-таки подбросил в костер еще несколько веток.

Как только Шэгот покончил с едой, он залез в палатку и почти сразу же захрапел. Его товарищей это встревожило, но когда на землю опустилась ночь, они тоже забрались в укрытие. Андорэйцы ощущали присутствие темных сил. В этой области их влияние было огромным. Путники оказались на земле, где бродили призраки, которые могли заговорить с человеком, если тот не обладал большим умом и покорно слушал их слова.

Шэгот спал мертвым сном. На утро он и не вспомнит о том, что его душа вернулась ночью в крепость Великих Небес. А вот товарищам Грима не спалось. Снаружи мелькал странный свет. На стенках палатки отражались замысловатые тени. Ни у кого из приятелей не хватило духу, чтобы выглянуть наружу.

Не стоит искушать Помощников Ночи.

Шэгот знал все, что ему требовалось. На то, чтобы вытащить из могил древних жрецов необходимые артефакты, ушло полдня. Их выкопали, несмотря на то, что Шэгот спал дольше обычного. Вопреки моросящему целый день ледяному дождю.

– Пусть дождь смоет с предметов грязь. Отлично. Нам осталось найти последнюю могилу. Самую важную.

Шэгот знал, где нужно копать. Товарищи Грима усердно махали лопатами, пока не увидели, что сокрыто под землей.

Время сморщило и высушило тело, но оно даже не начало разлагаться.

– Что это за тварь? – удивился Финбога.

– Явно не человек, – ответил Свэйвар.

– Похож на гнома-переростка, только без бороды, – заметил Сигурдон.

Тот, кто лежал в могиле, был такого же роста и такой же формы, как человек, правда, гораздо шире и мускулистее обычного смертного.

– Вытащите оттуда все вещи. Мне надо их просмотреть, – приказал Шэгот. Пока остальные исполняли его распоряжение, он прыгнул в могилу и отсек покойнику голову.

– Грим, что, черт подери, это за существо? – спросил Свэйвар.

– Не знаю. Кто-то похожий на человека, но не человек. Кажется, огр. Могущественный маг. Последний в своем роду. – Шэгот водрузил голову на острие копья, которое он также вытащил из могилы. – Он нам понадобится для задания.

– Какого задания, Грим? Старейшины велели нам поймать слюнявых проповедников, которые убили Эрифа.

– Они не причастны к убийству.

– Что?

– Так мне сказали боги.

– Тогда кто же?

Шэгот не знал, что ответить. Впрочем, это было не так уж и важно. У них теперь другое задание.

И опять Шэгот слишком рано завалился на боковую.


Грим указал на поворот дороги, которая вела к мосту через безымянный залив.

– Мы подождем там.

Нагруженные всяким барахлом андорэйцы двинулись к мосту. Голову демона Шэгот нес в мешке. Через час на дороге верхом на осле появился старик. Он ехал с юга. Собравшись пересечь мост, человек пристально всмотрелся в путников, которые вызвали у него подозрение. Он остановился. Вытаращил глаза. Открыл рот. Еще немного поглядел, а затем повернул обратно и, подгоняя осла, заспешил прочь.

– Наверно, принял нас за грабителей, – предположил Холгрим.

– Нам тоже следует их остерегаться. Здесь уже два дня никто не проходил, – заметил Свэйвар.

Одна из причин, по которой дорога пустовала, заключалась в том, что хотя на нынешних картах район обозначался как Белые Холмы, люди, живущие неподалеку, окрестили их Холмами Призраков. Тирания Ночи всегда держала эти земли под своим контролем. А недавно странники сообщили, что в холмах происходит нечто странное.

Помимо этого, ходили слухи о войске, которое шло по дороге из Арнхандо.

Прошел еще час. На севере показались два всадника. Вслед за ними на расстоянии ста ярдов по обеим сторонам дороги двигались еще два конника. Первые остановились и уставились на андорэйцев.

Те, в свою очередь, таращились на всадников. Таких воинов они еще ни разу не встречали.

Солдаты осторожно приблизились.

Андорэйцы примостились у обочины дороги. Как полагал Шэгот, так их никто не примет за грабителей. Даже арнхандеры должны понимать, что они просто кого-то ждут.

И тут Шэгот задумался, как он станет общаться с незнакомцами. В прошлом он разговаривал с теми, кто не знал андорэйского, на языке угроз и запугивания. Грим добивался того, чтобы его поняли, избивая людей, которые совершенно не представляли, чего от них хотят. С арнхандерами такой номер не пройдет.

Всадники посовещались между собой. Один из них ускакал. Остальные не двигались с места. Они явно чувствовали себя неловко.

– Они нас боятся? – спросил Финбога.

– Без понятия, – ответил Шэгот. Он не думал, что его люди настолько отвратительно выглядят. Может, воинов напугал весь тот хлам, которым обвесили себя товарищи Грима? Богам следовало послать андорэйцам несколько рабов или вьючных животных.

Прошел еще час. Андорэйцы подкрепились заплесневевшим сыром и сушеным мясом. Арнхандеры по-прежнему наблюдали за ними. Они спешились, ослабили подпруги на седлах и отпустили лошадей пастись.

– Эй, Грим. Сюда идут люди.

Шэгот заснул. Он использовал любую возможность, чтобы вздремнуть.

К андорэйцам приближались двадцать или тридцать всадников.

– Неужто у каждого в этой стране есть свое собственное знамя? – удивился Шэгот. К копьям всадников были прикреплены флаги. Исключение составила горстка людей, облаченных в черные рясы.

– Это те же проклятые ублюдки, что прикончили Эрифа! – выругался Сигурдон.

– Нет. Они, конечно, священники, но не те, за которыми нас посылали. А если даже это и они, не время сводить старые счеты. Эриф и сам сможет отомстить за свою смерть. – У Шэгота зрение было как орла.

Товарищи уставились на него.

– Не обращайте внимания. Я и сам не знаю, к чему это сказал.

– Грим, ты начинаешь нас пугать.

Те, кто, видимо, обладал большей властью, приблизились к андорэйцам в сопровождении охранников. То же сделали и священники. Их было четверо. Один, вероятно, занимал высокий пост.

Шэгот облокотился на древко копья, приложив голову к голове мертвого огра. Свэйвар и остальные нервно поглядывали на него. Очевидно, этот монстр совершенно не пугал Грима.

Впрочем, если учесть то, что пережил Шэгот, он навряд ли испытает отвращение или страх хоть к чему-нибудь.

Старший священник и воины остановились в восьмидесяти футах от андорэйцев. Шэгот начинал нервничать. Он не понимал, почему эти люди так странно себя ведут.

Остальные священники остановились в десяти ярдах от Грима и его спутников. Они побледнели. Двух так сильно трясло, что они едва могли держать поводья.

– Именем грома! Да эти ребята обделались только от одного нашего вида, – воскликнул Финбога.

– Да уж. Что они такое видят, чего не замечаем мы?

– Почему они нас боятся? Эй! Придурки в облачении рабов! В чем ваша проблема? Мы просто хотим вступить в ряды вашего войска, – прокричал Шэгот.

Священники посовещались. Они говорили на каком-то гнусавом, похожем на хныканье языке. Такого Шэгот еще не слышал.

– Кто-нибудь из вас понимает их? – спросил Грим своих товарищей.

Сановники попытались заговорить с ним на иных языках. По мнению Шэгота, на тех, в которых они больше всего преуспели. Его товарищи, кроме андорэйского, знали еще два языка. Правда, они разговаривали на них с превеликим трудом. Финбога, к примеру, немного знал ситтский говор. Его семье пришлось выучить этот язык, поскольку они торговали с колдунами, которые приходили в Андорэй с крайнего севера, где лежал, вечный лед.

– Ага! Вон тот толстый идиот вроде бы говорит на какой-то разновидности сантеринского языка, – выпалил Свэйвар.

– Холгрим, ты какое-то время сидел в сантеринской тюрьме. Поговори с ними, – попросил Шэгот. Собственные познания Шэгота в этом языке ограничивались фразой: «Где спрятаны сокровища? »

– Ну, да. Похоже на сантеринский. Но я никогда прежде не слышал такого говора. Я понял лишь треть из того, что сказал священник. Они, вроде бы, считают нас демонами, – ответил Холгрим.

– Продолжай говорить с ними, – сказал Шэгот. Он уже начал понимать речь сановников. Однако то, что ему удалось разобрать, еще больше озадачило его.

Почему эти глупцы приняли их за демонов? Неужто только потому, что Шэгот и его товарищи никак не могли понять их чудную религию?

– Скажи священникам, что мы хотим им помочь. Нас прислали сами боги, дабы мы присоединились к их войску.

– Они не поверят. Даже если ты покажешь им письмо с подписью самого Прародителя.

– Просто скажи им это. Продолжай настаивать на том, что нам необходимо вступить в их войско.

Андорэйцам позволили сопровождать армию арнхандерских оккупантов, которую возглавлял барон Мартекс Алгр, кузен арнхандерского короля. Его правой рукой был архиепископ Бир Первопричина, главный духовный наставник Арнхандо, в прошлом член Коллегиума. Войско насчитывало полторы тысячи солдат, не считая сопровождающего сброда. Среди воинов находились представители многих дворянских семей Арнхандо. Они с оптимизмом смотрели на предстоящий поход. Через несколько дней в крае Конека войско присоединится к наемникам Адольфа Черного из Грольшаха. Затем они пройдут по провинции, уничтожая все, что связано с еретиками. А после того, как они покарают Антекс за то, что тот сделал с войском, которое для подавления восстания неверных в Конек послал Патриарх, и самому герцогу Хорэна придется встать под их знамена.

Шэгот и его товарищи плелись за армией. За ними всегда следили несколько священников. Андорэйцы никак не могли взять в толк, что двигало этими людьми. Среди духовников постоянно находился, по крайней мере, один охотник за колдунами.

Находясь в рядах арнхандерского войска, Шэгот все время пребывал в замешательстве. Для него причины, по которым арнхандеры шли воевать, не имели никакого смысла. Неужели люди готовы умереть только потому, что вероучения епископов и мэйзелан не совпадают? По мнению Грима, ни один нормальный человек не сможет поверить в тот вздор, что несли обе группы.

Однако самым волнующим моментом в общении с арнхандерами для Шэгота стала их непоколебимая уверенность в том, что Эрифа Эрелсона убили двести лет тому назад. Теперь Фрисландия, Андорэй, Вэлдэнс и далекий Остров подчинялись одному правителю. Ныне в тех землях исповедовали халдарскую религию.

Неужели боги настолько сошли с ума, что решили забросить его в этот безумный мир?


Глава 12 Фиралдия. Орминден. Край Конека | Помощники Ночи | Глава 14 Конек. Антекс. На древней дороге