home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Брос. Подготовка к войне с Кальциром

– Это место куда суматошнее собаки, сдохшей неделю назад, – сказал Поло Элсу.

Элс заворчал. Слуга был прав. Цитадель Бруглиони оживилась. Дивино Бруглиони вынудил членов семьи, живущих за городом, предоставить деньги, которые пойдут на выплаты работникам. К тому же многие Бруглиони, кои обосновались в сельских местностях, возвращались в Брос, хотя им и не хотелось покидать дорогие их сердцу поместья.

Угрозы принципата Бруглиони, идущие от имени Палудана, были поистине драконовскими.

Элс дважды отправлялся за город, возглавляя сражавшихся с пиратами солдат. Он разогнал паразитирующих родственников Бруглиони, которых внимательно отбирал дядя Дивино. Это взволновало остальных членов семьи. Это, а также новые богатства и земли, которые должны были отойти к Бруглиони во время предприятия, задуманного Великим.

Под нажимом большинства членов Коллегиума Патриарх провозгласил поход.

Элс чувствовал, что примет в нем участие. Палудан приказал ему собрать пехотные войска за счет Бруглиони.

Элс не разделял уверенности Патриарха. Казалось, она основывается исключительно на вере в Бога.

В истории можно найти огромное количество примеров, когда империи, уверенные в стремительной и вселяющей страх силе Бога, стирались с лица земли. Но чаши весов никогда не ускользали от человеческого взора. Люди всегда полагались на ненадежных Помощников Ночи.

Элс посещал собрания, на которых строились планы. Его вопросы вызывали хмурые взгляды, но не пошатнули уверенности ни одного человека.

В основном, подобного рода встречи посвящались разделению земель Кальцира, вплоть до приходских районов, и только потом собравшиеся уделяли немного времени планированию кампании.

Элс обратился за инструкциями в ал-Кварн. Сначала через Гледия Стьюпо, который отсылал сообщения при помощи деведийских каналов, затем через посольства Кайфаэта. Ответа не было. Ему следовало сделать самостоятельный выбор. Значит, он в любом случае окажется не прав. Если Гордимер предпочтет увидеть все именно в таком свете.

Счетовод, нанятый Элсом, без труда разобрался в дебрях цифр господина Грации. Элс предоставил изобличающие его улики дяде Дивино. Принципат выдал свое злобное ликование. Он использовал полученные сведения для шантажа и битья дубиной, тех, *кто хотел остаться на службе у Бруглиони.

Когда бы Элс ни выходил из цитадели, он всегда натыкался на того, кого не радовало возрождение Бруглиони.

Принципат Донето вообще жаловался, что Пайпер Хэхт недостаточно времени уделяет осуществлению плана, задуманного Бронте Донето.


Пинкуса Горта недовольство Донето забавляло.

– Пайп, мне еще ни разу не доводилось встречать такого эгоцентричного человека, как наш приятель по тюрьме. Он будет себя вести так до тех пор, пока у него есть приятели, которые мирятся с тем, что он ими помыкает.

– Меня это не удивляет. Я имел дело с подобными людьми, как только ходить научился. И, наверно, сам стану таким, если проживу достаточно долго и поднимусь достаточно высоко. И ты тоже.

– Да. Я уже вижу, как расхаживаю в тапочках Грэйда Дрокера, когда мы в очередной раз атакуем Конек. А вокруг меня группа малолетних шлюх, как у епископа Серифа, только женского пола.

– Ты отвратителен.

– Но забавен. Ты не сможешь не признать это. Ты будешь готов отправиться, когда войска пойдут на юг?

– Готов и в нетерпеливом ожидании. – Элс врал. Он не хотел воевать против собратьев праман. Но ал-Кварн не оставлял ему другого выхода. Ему придется продолжать исполнять ту роль, которую он создал, покуда из Дреангера все-таки не придут указания.

– Отлично. Я тоже! Как дела у твоей дамы?

– Анны? – Он и Анна Моцилла начинали потихоньку вести семейный образ жизни. Это, конечно, беспокоило Элса, но Анна служила ему алиби. Правда, если кто-то решит узнать ее поближе, то, скорее всего, начнет ломать голову над тем, когда это Пайпер Хэхт успел познакомиться с женщиной из Сонсы.

– Все у нее прекрасно. Хотя на прошлой неделе немного испугалась.

– Когда эти кальциране вылезли из-под земли?

– Все произошло как раз внизу улицы. Надеюсь, это была последняя группа.

– Коллегиум говорит, что так оно и есть.

– Тот самый Коллегиум, который объявил, что все чисто за неделю до того, как появились эти простолюдины?

– Ты полагаешь, шайке таких колдунов, как они, стоит более серьезно относиться к своей работе?

– А ты разве так не считаешь? Есть какие-нибудь сведения, которые облегчат мою службу?

– Не-а. Не показывай никому свою спину. Я уже сказал, Принципат недоволен тем, как складываются события. Не думаю, что он предпримет какие-нибудь решительные меры. Но Донето стал немного странным, к тому же не особо кто выполняет его приказы.

– С чего это ему вдруг быть недовольным мной? Теперь я в любой день могу войти в Коллегиум. Он же не захочет, чтобы я рисковал такой возможностью, не так ли?

– Я напомню ему. Принципат просто жаждет, чтобы все шло по его плану, и тогда он сможет похлопать себя по спине за свою сообразительность.

– Если хочешь знать мое мнение, все идет на удивление хорошо. Я думал, мне потребуется лет двадцать, дабы добиться того, чего я достиг за несколько месяцев.

– Да черт. Я знаю. Мне повезло, что у меня есть работа. Кстати, это касается и Донето. Именно его следует винить в фиаско, которое мы потерпели в Конеке. Однако его все равно повысили.

– Говорят, непотизм лучше всего работает, когда его удерживаешь в семье. Впрочем, я не то собирался сказать. Иногда все-таки проскальзывает такое, о чем и думать не думаешь…

– А что за непотизм? – заинтересовался Горт.

– Это кумовство. Когда проталкиваешь родню на доходные местечки.

– Шутка? От тебя? Черт, Пайп! Ты меняешься. Если не проявишь осторожность, превратишься в нормального человека.

– Я пытаюсь. Как Бо и Джо?

– Джо повысили. Теперь он заведует конюшнями принципата.

– Рад за него.

– Стальные Мускулы живет как король.

– И за него тоже рад. Мне пора идти, Пинкус.

– В Кастеллу?

– Да. Они наняли художника, который пытается нарисовать потрет Старкден по моим воспоминаниям. Я считаю, что это пустая трата времени. Но кто станет спорить с воинствующим братством?

– И, прежде всего, с Особой Канцелярией. Впрочем, Бэхтэр неплохой человек. Он просто солдат. И не занимается наставлениями.

– Да, он хороший человек.

– Берегись этого придурочного Дрокера.

– Эй, я остерегаюсь всех, кому доверять не следует.

– Ой ли.

– Впрочем, я доверяю тебе, Пинкус. Я верю, что ты – это Пинкус Горт. Что ты остерегаешься Пинкуса Горта. А еще, как мне кажется, я достаточно хорошо изучил Пинкуса Горта и знаю, когда мне нужно затянуть свой пояс простодушия.

– То, что я слышу, правда? – фыркнул Горт. – Бруглиони действительно собираются поставить тебя во главе войска, которое направится в Аламеддин?

– Вряд ли многие Бруглиони действительно пойдут на это. За исключением моего человека, Поло. Он шпион дяди Дивино. Поло глупый и простой. Но мы пришли к соглашению. Он притворяется, что является просто моим ординарцем. А я не делаю вид, будто не знаю, что он шпионит за мной. Передавай привет Бо и Джо. И проследи, чтобы Стальным Мускулам дали репу от меня. Мне пора идти. Я не могу опоздать.

Грот заворчал.

Элс сказал правду. Он не мог опоздать. Потому что его не ждали к какому-то определенному времени. Призывы из Кастеллы никогда не содержали указаний на то, к какому сроку ему надо появиться.

Кроме того, что Элс должен был работать с художником, братство уговаривало вступить его в свои ряды. Он уже дважды отклонил предложение. По словам Рэдферна Бэхтэра, это понравилось Грэйду Дрокеру.

Колдун не считал Пайпера Хэхта подходящим человеком для службы в братстве. Даже слепой мог заметить, что Пайпер Хэхт не был предан Богу.

«Ирония в высшей степени, – подумал Элс. – Ирония, заслуживающая божественного смешка».

Десятилетиями братство испытывало трудности по набору людей в свои ряды. Нынешние халдары не были готовы вынести бедность и аскетизм, которые вели божьи воины.

– Этому веку нужна хорошенькая эпидемия, дабы люди вспомнили о прежних ценностях, – объявил Дивино Бруглиони, жалуясь на катившееся-в-ад-в-управляемом-экипаже состояние халдарского мира.


Рэдферн Бэхтэр ждал у голубых задних ворот. На валах Кастеллы охранники могли увидеть приближение Элса.

– Ты позже, чем мы рассчитывали.

– В письме было сказано прийти утром.

– Понятно.

– Это место похоже на мавзолей. – В пустынных залах, комнатах и коридорах стояла тишина. Сам по себе ежедневный аскетизм братства производил пугающее впечатление. Элс решил что он в точности такой же ярый и непоколебимый, как и лучший ша-луг.

– Братья, которые могли, отправились в Аламеддин с разведчиками императора. В основном, здесь остались лишь старые, больные и раненые. Да еще те, кто слишком занят планированием кампании.

– Я бы и сам отсюда улизнул. Хотя и не люблю воевать – добавил Бэхтэр шепотом.

– Недостаточно людей, чтобы разбавить гнев Грэйда Дрокера, хе?

Бэхтэр захихикал.

– Ты это сказал. Не я. Впрочем, у меня не хватит терпения вынести его еще хоть какое-то время. До конца недели из Ранча должна прибыть процессия. Холи Квирк вернется. Колдун может вариться в собственном соку.

Элс почувствовал себя неуютно. Он не мог догадаться, из-за чего именно.

– Кто еще возвращается? Кто-нибудь из тех, кого я знаю?

– Почем мне-то знать? Дьявол! А тебе откуда о них может быть известие?

– По слухам. Естественно, я ни с кем не знаком лично. Если, конечно, они вместе с нами не стали свидетелями тех счастливых деньков в Конеке.

– Те люди либо все мертвы, либо отправились на юг разведать, как лучше растоптать Кальцир.

Они вошли в комнату, в которой, к удивлению Элса, тихо сидели около пятидесяти человек. В это время Фэррис Рэнфроу, вооруженный длинным прутом, указывал важные области на карте Кальцира, которую нарисовали на заранее отштукатуренной и побеленной пустой стене. Юг на ней располагался наверху, а основание Фиралдийского полуострова начиналось от Броса.

Художники дорисовывали карту, пока Рэнфроу разглагольствовал о Кальцирском королевстве. Они были облачены в имперскую форму. Основную часть карты Кальцира с прибрежными линиями, городами, переходами, реками и крепостями уже изобразили. Художники добавляли лишь кое-какие детали.

Элс был впечатлен.

Больше всего его поразили собравшиеся. Да, он опоздал, но ненамного. Присутствующие еще не испытывали неизбежных признаков скуки. В комнате находились высокопоставленные лица со всего мира, включая Иоанна Черные Ботинки и многих членов Коллегиума. Конечно же, Элс увидел Грэйда Дрокера, а также главнокомандующих из епископских земель и империи Грааля. Здесь собрались представители Пяти Домов, одним из которых был Рогоз Саяг.

Пинкус Горт отсутствовал. Естественно. Элс расстался с ним на улице, оставив его в полном неведении о том, что предстоит собрание. Впрочем, и сам ша-луг о нем тогда не знал. Но если он находился здесь, то и Горт должен бы присутствовать. Пинкус бы гораздо лучше вписался в окружение.

Бэхтэр провел его к стулу у левой стены помещения. Итак, Элс не был одним из главных персонажей на этой встрече.

Слуга принес чай. Для ша-луга это была роскошь. Ему довелось испить сей напиток всего несколько раз, когда он находился в ал-Кварне. Но с тех пор прошло немало времени.

Фэррис Рэнфроу наблюдал за Элсом, очевидно, забавляясь. Однако он не прервал свой монолог.

Рэнфроу говорил о Кальцире так, словно уже бывал там.

Опасный человек. Насколько хорошо он знал Дреангер? Как много времени провел он в Святых Землях среди Ирианских источников?

Фэррис Рэнфроу оказался искусным оратором. Он оживил Кальцир. По его словам, эти пустынные земли находились в процессе развития. Хотя в некоторых районах уже разбили оливковые рощи, апельсиновые сады и виноградники. Остальная часть страны занималась овце– и козоводством. Вдобавок повсюду, где можно было выйти в море, располагались рыбацкие деревушки.

– Самой лучшей частью страны управляет горстка богатых дворянских семей. Что отражает действительность, которая существует во всей Фиралдии. Политическая ситуация также очень схожа с нашей. Кальцир состоит из дюжины княжеств, ни одно из которых не признает власть Мафти, ал-Арая эл-Арака, и нескольких других правителей Хазене. Мафти имеет такое же значение, как и Чистый II Висэсмэнте. В зависимости от факторов, включающих противостояние между различными ветвями праманского вероучения, княжества подчиняются либо Кайфу Кваср ал-Зеда, либо Кайфу ал-Минфета, которые стали их духовными наставниками. На практике, у Кайфаэтов не больше власти, чем у эл-Арака. Ни один из них не получает доходов. В этой большой островной части Кальцира, Шиппене, располагаются серебряные и медные копи, которые действуют с тех времен, когда еще историю не начали записывать. Основной сельскохозяйственный продукт острова – пшено. Оно с незапамятных времен шло на экспорт. Здесь также выращивают фрукты, оливки и разводят овец. Рыбной ловле придается большое значение, но все-таки не настолько большое, как на материке.

– Внутренняя часть острова не возделана. Не все население Шиппена неверные. Треть жителей по-прежнему составляют халдары. Даже в главных городах. Хотя, в основном, там исповедуют восточный ритуал. В дебрях все еще обитает небольшая группа язычников.

Фэррис Рэнфроу дал понять, хотя даже не заикнулся об этом, что Хансел уже давно положил глаз на Кальцир.

В результате Элс задумался: не Иоанн ли устроил нападение кальцирских пиратов через Старкден и Мазанта эл-Сеяна.

Спустя несколько часов, выслушав все, что ему нужно было знать о топографии, географии, экономике и населении Кальцира, Элс наконец понял, зачем его вызвали.

Ему все разъяснили во время обеденного перерыва.

Элс ел в одиночестве. Он не хотел привлекать к себе внимание, подсев к одной из групп высокопоставленных лиц. К нему подошел Рэдферн Бэхтэр.

– Дрокер хочет видеть вас, капитан.

Элс вопросительно посмотрел на него.

– Он полагает, что вы, очевидно, не понимаете, зачем вас призвали.

– Значит, есть еще какая-то причина? А я-то думал, что мне просто приказали явиться сюда. Этот человек умнее, чем кажется.

– Возьмите с собой снедь. Предстоит деловой ланч.

Ладно. – Элс собрал питье и еду.

– Помочь? Похоже, вы понемногу набрали всего, а потом вернулись за добавкой.

– Я набрал всего, потому что мне не запрещали. Вы бы поняли меня, если бы ели там, где я обычно это делаю.

Бэхтэр проводил Элса в маленькую комнату. В ней находились двенадцать людей. Среди них были Грэйд Дрокер, Фэррис Рэнфроу, Дивино Бруглиони и Бронте Донето. Элс собрался с духом. Все это, возможно, не к добру.

– Не стоит чувствовать себя загнанным в угол оленем, Хэхт, – сказал Бронте Донето. – Новость хорошая.

– Ваша Милость?

– В этом году вам удалось произвести впечатление на достаточно большое количество людей. Они все хорошо отзываются о вас. – Смешок. – Ну, вот опять вы напряглись. Я перейду к делу. Мы решили назначить вас командующим городским полком в ходе грядущей кампании.

– Ха! – Неожиданный удар. – Меня… Правда?

– Кто-то должен этим заняться. Поскольку Брос – это Брос, мы не могли предоставить этот пост кому-нибудь из местных. Жители либо знают, либо слышали о вас. Вы единственная кандидатура, которую большинство одобрило.

В этом был смысл – если думать по броски. Большинство высокопоставленных лиц полагало, что Пайпер Хэхт работает именно на них.

– Найдутся люди, которые будут к вам придираться. Пять Домов. Братство, Коллегиум, Цветные и даже Его Святейшество. Не обращайте на них внимания, делайте свое дело, и все сложится для вас хорошо.

– У меня нет опыта командования большим войском. Стойте, сначала давайте определим, сколько людей в него войдет. – Элс не станет отказываться от такого предложения, даже если ему придется пожертвовать возможностью подобраться к Коллегиуму.

– Мы полагаем, двадцать, а то и двадцать пять сотен. Те же бедняки и чужестранцы, которыми вы руководили в борьбе против пиратов. Им предоставят снаряжение и оружие из городских арсеналов. Впрочем, не исключено, что солдат будет больше. Набор воинов и денежные вопросы в ваши обязанности не войдут. Вы займетесь подготовкой людей и командованием, – сказал Бронте Донето.

Элс не стал говорить, какого он мнения об оружии и снаряжении, хранящемся на броских складах. Самое лучшее того что выдали воинам во время вторжения кальциран, было старым и никуда не годным. Средства на улучшение вооружения перекочевали в кошели чиновников-взяточников. В Дреангере Элс руководил войском не больше роты. Гордимер не позволял офицерам, пользующимся большим уважением, стоять во главе крупных сил. Элс Тэг исполнял роль специалиста по заданиям, в компетенцию которого входило командование малочисленными отрядами: они состояли из хорошо обученных воинов с высокой мотивацией получавших удовольствие от трудностей, с которыми им приходилось встречаться.

– Так много? Правда? Есть столько денег? – удивился Элс. Палудан Бруглиони согласился профинансировать основной пехотный отряд из двухсот человек. Нехотя, и только после того, как Дивино вынудил нескольких кузенов вернуться домой из деревень. К тому же он надеялся, что Бруглиони смогут заполучить новые земли в Кальцире.

Семьи придавали пикантность фиралдийской политике. Каждое семейство могло иметь земли в дюжине различных княжеств.

– У вас есть какие-либо предубеждения относительно девов, капитан Хэхт? – спросил принципат Донето.

– Я вообще к ним ничего не испытываю, Ваша Милость. До тех пор, пока я не очутился в Фиралдии, у меня не было опыта общения с этой расой.

– Хорошо.

Грэйд Дрокер злобно и ядовито прошипел.

– Наш военный собрат не разделяет вашего безразличного к ним отношения. Он имел несчастье оказаться не в том месте в неподходящее время в течение деведийского мятежа в Сонсе.

– Я слышал об этом. Мне повезло, и я достиг Фиралдии после того, как беспорядки закончились.

– Девы поддержат святого отца в кальцирском предприятии. Конечно, в обмен на уступки и гарантии. Патриарх удовлетворит их просьбы. В обмен за свое содействие девы получат не так уж много. На сей раз.

Грэйд Дрокер относился к этому соглашению с горьким презрением, но он был хорошим воином. А потому держал свое мнение при себе. Эти жалкие, мерзкие девы…

– И чего же они хотят? – поинтересовался Элс.

– Чтобы их перестали ущемлять лишь за то, что они девы. Эта раса пообещала не проводить свои обряды за пределами своих домов.

– Итак, деведийцы стремились исключительно к тому, чтобы положение, в котором они существовали раньше, признали официально. В отличие от халдар или праман, девы не проповедовали свое вероучение и не пытались обращать в него других жителей. Религия девов касалась только их клана.

– Но должно быть что-то еще, помимо этого, – заметил Элс.

– Конечно. Они хотят, чтобы мы не трогали кальцирских девов и дайншау, когда вторгнемся в Кальцир. Их кузены не станут сопротивляться. Они окажут нам содействие, предоставив информацию. Впрочем, уже сейчас девы занимаются этим.

Элс украдкой посмотрел на Фэрриса Рэнфроу.

– Я согласен. Мне это по душе. К тому же у меня появилась возможность вершить историю.

– Отлично, – изрек Дивино Бруглиони.

– Какой свободой действий я буду располагать? Могу я нанять собственных офицеров?

– Вам предоставят огромную свободу действий. Впрочем, все присутствующие здесь полагают, что мы имеем право вмешиваться в происходящее. Вы справитесь?

– Конечно. – Он – ша-луг. На протяжении всей жизни Элс только этим и занимался. Хотя он всегда думал, что поведет в бой защитников Бога, а не его врагов.

– Угощайтесь, капитан Хэхт. Успокойтесь. Обдумайте все. Сегодня днем мы решили, что делать с городским полком.


Элс проскользнул в дом, пока Анна Моцилла держала дверь открытой.

– Вовремя. А то, знаешь, я уже начала ревновать, – сказала она.

Ее поддразнивание смутило Элса. Он никогда не был уверен, что Анна действительно только шутит.

– Я провожу столько времени с тобой, сколько могу.

– Мне это известно. И мне это не нравится. Я не обязана мириться с этим. Но я все понимаю. Приготовить обед? У меня тут аппетитная жирная курица наполовину пожаренная.

– Да. Если захочешь. Может, через час? Или два?

– О! Ты все-таки решился проявить инициативу? Я уж думала, поседею, а ты полысеешь к тому времени, как ты… Почему ты постоянно выглядываешь за занавески?

– За мной следили.

– Опять? Мне казалось, они бросили это дело.

– Бруглиони – да. Но теперь мной заинтересовались куда более серьезные люди. Я тебе попозже расскажу. А сейчас, я должен выкинуть все из головы. А ты единственная женщина, которая может помочь мне.



* * * | Помощники Ночи | * * *