home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

Конекийско-дирецийское войско. Холодная весна

Зима была длинной и холодной, однако объединенные силы Диреции, Платадуры и Кальцира не испытывали по этому поводу никаких неудобств. Они только и делали, что грелись в своих укрытиях. Сражаться воинам не пришлось.

Брат Светоч не ощущал себя частью великого войска. Скорее, он стал одним из придворных короля Питера, который разместился в замке ал-Негеси. Замок стоял на возвышенности, откуда в ясный день открывался чудесный вид на холмы ал-Хазена. Питер не собирался подходить к городу еще ближе. Праманам и так не удавалось справиться силами Патриарха и императора.

Брат Светоч все понимал. Питер утроил свои территории без каких-либо усилий. Он создал – и продолжал создавать – сеть личных связей с иноземными аристократами и такими людьми, как мэйзелане, епископ ЛеКруа, Майк Кархарт и Тембер Ремак. Полная безопасность, чего нельзя было сказать о путешествии через зимние моря, манила в Кальцир любопытных жителей Диреции и края Конека. Герцог Тормонд и его сестра провели на Шиппене целый месяц. Изабет наслаждалась близостью мужа, а герцог посвятил себя изучению мира и людей, которые встанут на его защиту, когда наступят тяжелые времена. Тормонд поразился, увидев повзрослевшего графа Рэймона.

– Мы отправимся домой весной, – предсказал епископ ЛеКруа. – Эта война закончена. Праманам лишь осталось осознать это и сложить оружие.

Если, конечно, Луцидия и Дреангер не отправят в Кальцир подкрепление.

Брат Светоч сомневался, что праман воодушевит мысль организовать ответную кампанию. Только не сейчас, когда богатые и романтические, небольшого размера дирецийские королевства поглощались завоевательными походами короля Питера к поразительному безразличию остаточных территорий царства Спокойствия.

Брат Светоч, не спеша, поедал завтрак. Епископ ЛеКруа нарушил его трапезу.

– Время бездействия, похоже, подошло к концу. В ал-Хазене происходит нечто очень важное. – Напряженный голос духовника побудил мэйзеланина отправиться на поиски подходящего пункта наблюдения.

Он пустил в ход локти, когда протискивался через собравшихся людей, что не очень-то соответствовало статусу Истинного. Все столпились на возвышенности, испытывая огромное любопытство. Когда брату Светочу удалось, наконец, найти местечко откуда открывался неплохой вид на город, он увидел нечто похожее на столп черного дыма, поднимающегося над языками пламени. Только… Это больше походило на маленькую, но с каждой минутой нарастающую грозу.

– Что это?

– Ночь сошла с ума. Она пытается поглотить саму себя. Когда солнце еще не зашло, этот столп был куда заметнее.

В башне замка король Питер, граф Рэймон и несколько других приближенных вели оживленную беседу.

Брат Светоч разглядел в увиденном знамение. Мир опять изменится. И скорее всего не в лучшую сторону.

Питер и его сторонники послали всадников выяснить, что происходит. А также гонцов, которые должны были предупредить различные гарнизоны о надвигающейся опасности. Поскольку на востоке никто не намеревался держать своих заокеанских союзников в известности.

Брат Светоч практически не ощущал Помощников Ночи. Те же, кто чувствовал их, как например, Майк Кархарт, уверили мэйзеланина, что в Кальцире уже с давних пор не было ни одного даже самого незначительного духа. Вероятнее всего, ночных существ привезли с собой иноземные колдуны. Кальцирские чернокнижники оставались загадкой. В войсках Патриарха находилось бесчисленное множество членов Коллегиума. Никто не знал, какие темные силы стоят за императором Грааля.

Время бежало вперед, а брат Светоч все больше и больше ощущал, как мир постепенно окутывает холод. Эти изменения чувствовали все, чьи философские убеждения не совпадали с концепцией тех, кто был уверен в своем праве повелевать миром.

– Я осязаю, как лед надвигается на Конек, – сказал брат Светоч Майку Кархарту и Темберу Ремаку.

Они поняли, что имеет в виду мэйзеланин. Жизнь станет менее привлекательной для мэйзеланских язычников, деведийцев, дайншау и терлигианских праман, даже для тех епископов, которые рискнули поклясться в верности Патриарху Висэсмэнта.

Однако никто из них не обладал столь мрачным, гнетущим и пессимистичным воображением, чтобы представить себе, насколько ужасным станет их будущее.


Глава 34 Час охотников | Помощники Ночи | Глава 36 В объятиях Ночи